Жена: «Или ты прекращаешь давать деньги матери, или мы разводимся»

Фото: pxhere.com
Фото: pxhere.com

С пяти лет мама одна воспитывала меня: отец трагически погиб, из близкой родни рядом никого не было. Так что мама крутилась как могла, чтобы прокормить нас.

Я, чтобы как-то помочь маме, уже с десяти лет находил подработки. То помогал торгашам на местном рынке собирать и разбирать палатки, то выгуливал соседских собак, то еще что-нибудь. Те гроши, что мне удавалось выручить, отдавал матери.

Закончил школу, поступил в профтехучилище, нашел постоянную работу. Как и раньше почти все деньги отдавал маме. После учебы сходил в армию. Предлагали остаться на контракт, но мне хватило ума отказаться.

Вернулся, восстановился на прошлой работе. Через год после армии женился.

Жена устраивала во всём, кроме одного - постоянно пилила меня насчет того, что часть денег я отдаю маме. Первый год совместной жизни она только намекала на это, но потом осмелела и стала говорить мне в лицо. Хорошо хоть при маме не высказывалась. Говорила, те деньги, что мы отдавали за аренду квартиры и те, что я отдавал маме, вполне могли бы покрыть взносы по ипотеке, которую бы мы могли взять, если бы у нас были свободные деньги.

Признаюсь, рассуждения её были здравые, но я не мог просто так сказать матери, что больше не буду помогать ей с деньгами.

С каждым днём наши отношения становились всё напряжённее. Пока, наконец, жена не поставила мне ультиматум:

— Или ты прекращаешь давать деньги матери, или мы разводимся. Неделю тебе на раздумья.

Я пошёл к маме и всё ей рассказал.

— Тебе бы следовала рассказать мне сразу. Я хотела подождать, пока наберётся достаточная сумма, но раз такое дело…

Она полезла в шкаф, где у неё хранились документы, и достала оттуда сберкнижку.

— Те деньги, что ты давал мне, я все до копейки положила сюда. Думаю, вам на однушку должно хватить. Добавите, если что.

Она протянула сберкнижку мне. Я открыл и, честное слово, обалдел. Там была сумма, которая бы позволила нам купить хорошую однушку или средненькую двушку. Безо всякой ипотеки.

— И не ругай жену, — сказала мама, — я бы на её месте поступила бы точно так же.

С тех пор прошло пять лет, мы купили двухкомнатную квартиру, потом жена родила сына. И самое главное, жена больше ни одного плохого слова не говорила про мою маму, наоборот, очень гордилась, что у неё такая свекровь.