Добрый ночной воришка. Удивительный случай.

Михайловна жила одна в двухкомнатной квартире. У неё конечно был сын, директор одной известной фирмы в городе, но он практически не бывал у неё, ссылаясь на занятость. Она не обижалась, её одиночество скрашивал внук, которого часто приводила жена сына. Михайловна очень любила своего внука, но ещё больше она любила сгущёнку. Да, да, вы не ослышались, именно сгущённое молоко. В юности она только видела сгущёнку, но попробовать ее не приходилось. Первый раз она её попробовала когда получила первую зарплату, и с тех пор влюбилась...

И вот эта самая сгущёнка в последнее время стала у неё пропадать. У неё всегда в холодильнике стояло баночек пять. Но как только она открывала баночку, она катастрофически быстро заканчивалась. Она специально запоминала. Открывала баночку, съедала две чайные ложки. Ставила банку в холодильник, и дня через два сгущёнка оставалась только на дне. Мистика да и только.

Сначала она грешила на внука. Но внука приводили не каждый день. А сгущёнка пропадала даже тогда когда его небыло. Потом она стала думать, что может она сама съедает ее во сне. Вдруг она лунатик. И по ночам ворует свою сгущёнку. Да нет...смешно.

А как же поймать воришку? Чтобы ночь в засаде просидеть, это вряд ли, засыпает она быстро и рано. Капкана у неё нет, чтобы поставить у холодильника.

Наконец она решила. Днём буду спать а ночью книжку читать. Сказано, сделано. Конечно не спалось ей днём, но она себя заставляла. Даже когда позвонила жена мужа, чтобы оставить внука, ей пришлось отказаться. Ведь надо поставить в этом деле точку.

Михайловне повезло. Не успела она и главу дочитать как услышала хлопок дверки холодильника. Воришка оказался нетерпеливым. Михайловна посмотрела на часы, 23-17. Она прислушалась. Тишина. Через пять минут она вновь услышала как открылся холодильник, но не закрылся.

Михайловна тихонько встала, взяза в руку тапочек, и крадучись пошла на кухню. В темноте светилась полоска исходящая из открытого холодильника. На полу сидел маленький старичок держа в одной руке её банку со сгущенкой а другую опуская в сладость и затем в рот, громко чавкая.

- Так вот кто сгущёнку мою ворует,- ни сколько не испугавшись сказала Михайловна шлепнув тапочком воришку по затылку.

Старичок аж подпрыгнул уронив банку на пол.

- Ну ты чего Михайловна,- испугано проговорил старичок,- Чуть не помер от страха. Ты что, хочешь смерти последнего домового на земле.

- Вот те на,- удивилась Михайловна,- Неужто настоящий Домовой? Никогда тебя раньше не видела. Ты чей?

- Ну не твой же,- поднимая банку с пола сказал старичок,- Соседский я.

- А что тогда у меня делаешь?

- Так у хозяйки сгущенки никогда не бывает. А у тебя всегда есть.

Михайловна достала ещё одну баночку сгущенки, открыла её и протянула старичку

- На ешь. Мне ведь не жалко. Просто воришек я не люблю. А может ты останешься у меня. Я тебе сгущёнку покупать буду.

- Нет. Я не могу. Она ведь добрая, хозяйка то моя. Как я могу её оставить. Я ведь очень добрый Домовой и она меня любит. Давай я просто буду приходить иногда к тебе и есть сгущёнку.

- Давай,- сказала Михайловна погладив старичка по грязной голове,- Приходи добрый Домовой.

Валентина Михайловна.