75-летие УПА в Киеве: оскал альтернативной реальности

В прошлую субботу в Киеве, некогда названном Нестором Летописцем матерью городов русских, прошло очередное факельное шествие украинских неонацистов. Стройными рядами свободовцы, правосеки, нацкорпусники, юная поросль из ультрас и прочая «правая молодь» топали в свете пылающих факелов в сторону, как кому-то еще может казаться в постмайданной украинской реальности, светлого европейского будущего… А с ними вместе вся «прогрессивная» Украина отмечала государственный праздник – день «защитника», который в соответствии с современным украинским официозом тесно переплетен с мифологизированной историей УПА*.

Да, будто и не было в истории этой отрекшейся от своего прошлого страны иных, настоящих защитников и героев, а только вот этот суррогат из недобитых неудачливых гитлеровских коллаборационистов из сырых карпатских схронов. А ведь и повод выдался в этом году «достойный», не просто так «хода», а в честь целого 75-летия «упивцив»

И даром что в 1942 г. мелкие группировки украинских нацистов, еще не успевшие получить отмашки от германских хозяев на объединение, волком смотрели друга на друга и вели спорадические боевые действия между собой за скудные ресурсы. И если и существовала в то время некая структура с названием «УПА», то никак не под эгидой монополизировавшей впоследствии этот кровавый «бренд» ОУН(б). Но кому они нужны, эти незадачливые, вырезанные бандеровцами из истории в прямом и переносном смысле «бульбовцы»? Хотя для нас это тоже слишком – углубляться в тему различий в сортах украинских нацистов и коллаборантов. Оставим это современным свидомым геродотам в лице достопочтенного «прохвессора» Бебика и сказочника-пропагандиста Вятровича.

Итак, чем же примечательна УПА для современных ее почитателей? Каковы ее, так сказать, достижения на ниве борьбы за «соборну Украину». И тут мы не будем бить ниже пояса, вспоминая участие оуновцев в организации еврейских погромов или «подвиги» в период Волынской резни. Наверное, главное, что нужно запомнить, это немного статистики из того периода деятельности УПА, который последовал за полным освобождением советскими войсками территории Украинской Советской Социалистической Республики от немецко-фашистских захватчиков.

В 1944-53 гг. в результате действий этого западенского НВФ погибло порядка 30 тыс. советских граждан. И если вы думаете, что все это были представители армии, органов внутренних дел, госбезопасности или власти, то ошибаетесь. Более половины жертв бандеровцев – это крестьяне-колхозники, еще до двух тысяч – сельская интеллигенция, и около тысячи – малые дети, старики и домохозяйки. В большинстве своем «доблестные» вояки УПА воевали, а вернее проводили карательные акции устрашения, настоящий террор – против мирного населения Западной Украины, не поддерживающего их людоедской идеологии. Наверное, за это обезумевшие постмайданные власти присвоили в 2015 г. бывшим членам ОУН* и участникам УПА статус «борцов за независимость Украины», с вытекающими из него социальными гарантиями. Какой «достойный» пример для нынешних неонацистов и участников карательной операции против народа Донбасса...

Однако породившая УПА организация украинских националистов 30-40-х гг. прошлого века по своей идеологии, принципам, структуре и методам «работы» – это точная калька с тех праворадикальных партий и организаций, которые существовали тогда в Европе, – германских нацистов, итальянских фашистов и многих других, менее нам известных. После 1945 г. все эти организации осудила история и Нюрнбергский трибунал.

В свое время идеологи украинского интегрального национализма не стесняясь говорили: «Наша власть должна быть страшной». В своих рассуждениях они не боялись смерти миллионов украинцев ради торжества своего политико-идеологического сектантства. То есть ОУН – это была организация, которая боролась отнюдь не за «свободную Украину», как это сейчас подается, а именно за власть данной конкретной разновидности украинских нацистов (как мы помним, были еще и другие) над народом Украины. И да, оба крыла ОУН, хоть «б», хоть «м», в открытую шли на сотрудничество с немецкими нацистами, державшими их, как и всех славян, за недочеловеков (о чем не могли не знать лидеры украинских националистов, долгие годы изучавшие опыт и преклонявшиеся перед успехами германских национал-социалистов) и отводившими им роль вспомогательного инструмента в агрессии против СССР и построении «нового мирового порядка».

Ярчайшими фактами коллаборационизма украинских националистов являются принятый в 1941 г. в оккупированном немцами Львове т.н. Акт провозглашения украинской державы (адепты ОУН(б) призвали в нем «спивдияты… с вождем Адольфом»), а также создание в 1943 г. дивизии СС (!!!) «Галичина» (целиком и полностью заслуга ОУН(м). По сути, тут совершенно нечем гордиться! Нынешнее оголтелое увековечение на государственном уровне деяний ОУН, частью которых является деятельность УПА, – это позор современной Украины. Позор именно потому, что организация украинских националистов, украинская повстанческая армия, их деятели всегда выступали проводниками интересов чужих западных государств по отношению к Украине.

Изначально предтечи ОУН – первые подразделения т.н. украинских сечевых стрельцов – создавались в период Первой мировой в Австро-Венгрии. Оттуда потом протянулась эта прямая линия преемственности через УВО и ОУН к УПА. И все эти организации всегда были проводниками интересов либо Австро-Венгрии, либо кайзеровской, а затем и нацистской Германии. А потом, после 1945 г., бандеровцы попытались продать свои услуги ведущим странам Запада – США, Англии и Франции в ходе холодной войны против Советского Союза (операция «Аэродинамик»). Западные кураторы долго обещали оуновцам, что холодная война вот-вот станет «горячей» и нужно еще немного подождать в схроне. Но в итоге западные разведки и заграничные центры ОУН были переиграны советским МГБ и последние бандеровцы сдались, так и не дождавшись начала третьей мировой.

Запомним главное: теория и практика украинского интегрального национализма и бандеровщины – это акт колоссального предательства по отношению к своим общерусским историко-культурным корням, по отношению к самому народу Юго-Западной Руси, потому что данная идеология и практика превращают этот народ в марионетку и средство борьбы за чуждые ему геополитические интересы Запада. Борьбы, которую Запад готов вести до последнего жителя Украины…

Но вернемся к «смолоскыпной ходе». Еще совсем недавно подобные факельные действа в Киеве казались полным сюрреализмом. Увы, ныне на улицах и площадях этого древнего города временно торжествует альтернативная реальность, победная поступь которой началась с внедрения в украинскую школьную программу альтернативной истории. Истории, где бандеровцы из кровавых палачей мирного населения и коллаборационистов превратились в неких бравых «борцов за волю Украины».

На Украине, к сожалению, с 1991 г. начался процесс подмены понятий, который привел к тому, что под общегосударственным патриотизмом со временем стали понимать узкий, можно даже сказать, субэтнический галицкий агрессивный национализм, составным элементом которого стала необандеровщина. Этот дурно пахнущий идеологический продукт конкретного региона, появление которого было, с одной стороны, подготовлено специфическими историческими условиями (длительное политическое господство Запада над покоренными русинами, утрата национальной элиты, создание подконтрольной Ватикану униатской церкви, в конце концов – террор против русофилов Галичины в годы Первой мировой войны), а с другой – напрямую вызвано заинтересованными западными государствами, стал навязываться всему населению Украины.

А произошло это так. С конца 1980-х – начала 1990-х годов, разложившаяся партийная и административная элита поздней УССР, с целью сохранения своего контроля над материальными активами, идеологически перекрасилась и взяла на вооружение отдельные идеологемы украинского национализма. Это была своеобразная дымовая завеса, обосновывающая притязания этих людей на власть и контроль за активами на данной территории.

Поначалу это была даже лайт-версия: начали носиться с УНР, Грушевским и Петлюрой, нарисовали Мазепу на 10-гривневой купюре. То есть откровенно признать, что готовы дойти до почитания таких столпов украинского национализма как Донцов, Бандера, Шухевич, постсоветские политические элиты Украины сразу не могли. По крайней мере – в Центральной и тем более Восточной Украине. В первые годы после 1991 г. героизация бандеровщины ограничилась локальной территорией Западной Украины. После 2005 г. с Ющенко на государственном уровне начался процесс популяризации идей, истории организаций и персоналий украинского интегрального национализма на всю страну. При Януковиче этот процесс слегка замедлился, но фактически продолжался.

По сути, интернациональный класс олигархов на Украине, возникший после крушения Советского Союза и правивший страной в 1990-е и 2000-е годы для идеологического прикрытия своей политики распила экономических активов страны, поднял на щит украинский национализм («это наша корова, и мы ее будем доить»). Мол, мы тут строим свою независимую, свободную унитарную Украину и под этим соусом имеем полное право продолжать экономическое ограбление страны.

С этой целью сознательно начали трансформировать на государственном уровне в нужном «элитам» ключе преподавание гуманитарных дисциплин, в первую очередь – истории и украинской литературы. Ввели в программы «новых героев» – воякив УПА, диаспорных писателей, многие из которых были приверженцами ОУН (Телига) либо откровенными коллаборантами (Багряный). Всячески вычеркивались из истории и сознательно оплевывались общие победы и достижения периода Российской империи и Советского Союза.

В итоге выросло несколько поколений молодежи, которые не только не знали реальной истории своего народа и государства, но и видели ее сквозь призму украинской националистической идеологии. Плюс все эти искажения активно транслировались в СМИ, пропагандировались в ходе деятельности общественных и некоммерческих организаций, в культурных проектах, спонсируемых на западные гранты. Насаждалось отрицание своей реальной истории и культуры, отречение от своих корней, перерастающее в оголтелую русофобию.

Так постепенно пришло время и для появления военизированных организаций украинских неонацистов. И все эти «азовы», «патриоты Украины» и «правые секторы» со дня своего появления и до настоящего времени являются инструментами борьбы олигархических групп за контроль над остатками активов Украины, а также инструментами западной геополитики. С украинскими неонацистами активно работают западные спецслужбы и дипломаты, и поэтому на их деятельность смотрят сквозь пальцы псевдодемократические ЕС и США, ярко демонстрируя нам свою беззаветную приверженность двойным стандартам.

Неонацистские факельные шествия, подобные киевскому, это путь в пропасть для Украины. Причем отученную думать о последствиях украинскую молодежь, это по-настоящему потерянное поколение, завороженное бандеровскими речевками, вышколами и образами «белокурых бестий», увлекают в пропасть очень весело, задорно и технологично, по законам социальной инженерии. А дудка крысолова находится в руках опытных провокаторов вроде Яроша или Билецкого. Но на самом деле – это путь в никуда. Это традиционное для украинских нацистов предательство интересов собственного народа и полный повтор коллаборационистского опыта ОУН 40-х гг., только на новом историческом вираже и с новым геополитическим патроном.

Но тут впору вспомнить один важный исторический аспект. Государство Украина в нынешних границах и именно с таким разнородным населением было создано отнюдь не адептами УНР или ОУН, а большевиками, как часть советского проекта. Когда современные украинские нацисты выбросили советское прошлое, они тем самым автоматически разрушили основания этого государственного проекта. Возникает вопрос, почему тогда те регионы, которые присоединили к УССР большевики, и в том числе столь ненавидимый бандеровцами Сталин, должны оставаться в составе нынешней неонацистской Украины?

В силу вступили объективные противоречия, а попытка надавить на юго-восточные регионы с помощью украинских нацистов сразу же вызвала ответную реакцию и привела к восстаниям на территории так и не «переваренной» украинским проектом исторической Новороссии, промежуточным итогом которых стало воссоединение Крыма и создание Республик Донбасса. Теперь необандеровские факельные шествия на Донбассе и в Крыму уже, слава Богу, невозможны от слова совсем.

Однако расслабляться рано. Понятно, что в нынешнем состоянии полураспада и нарастающего социального хаоса территорию, где до госпереворота 2014 г. находилось государство Украина, оставлять нельзя. Понятно, что территория пост-Украины будет трансформироваться. И работа по ее денацификации предстоит серьезная.

Но уже сейчас есть ощущение, что нынешние украинские нацисты закончат так же, как и их предтечи из ОУН и УПА, просто в силу тотальной бесплодности и деструктивности собственной идеологии и стопроцентной зависимости от внешних западных центров силы.

Остается еще один вопрос: сколько молодых душ будет принесено в жертву молоху нынешнего воплощения украинского интегрального национализма, перед тем как он окончательно уйдет в историческое небытие?