Инквизиция и политбюро: надраенная история Литвы и её «враги»

20 November 2017

Сомнения в истинности государственной исторической мифологии с неожиданных сторон продолжают отравлять монополию на правду литовского политического и общественного консенсуса

Литовская историческая мифология продолжает трещать по швам, а колосс на глиняных ногах дрожит уже какой месяц подряд. Не успели стихнуть страсти в связи с сомнениями писательницы Руты Ванагайте, которая посмела усомниться в героизме одного из лидеров послевоенных так называемых «лесных братьев», как дальше всё пошло ещё хуже.

Депутат парламента от правящих крестьян-зелёных, которых для простоты называют аграриями, новичок от политики (не был бы новичком, не вляпался бы и в скандал), хоть и в достойном возрасте Дайнюс Кепянис, посмел публично и вовсе усомниться в героизме так называемых партизан. Они борцы за независимость или всё же банальные бандиты? Этот философский вопрос политика вывел рассуждения об истории Литвы на новый уровень. Приведём перевод на русский язык размышления народного избранника полностью:

«Возвращаюсь домой с годовщины. Мы отмечали годовщину смерти моего старого знакомого, Юргиса Лебрикаса. Люди рассказывают много хорошего о Юргисе, о его светлой памяти, каким он был замечательным человеком, сколько он сделал хорошего людям, сколько красивых слов было о нем сказано. Но меня потрясла одна новость, о которой я раньше не знал. В Жемайтии (западная часть современной Литвы  ) в одном городке Юргис родился. Случилось так, что в послевоенные годы, в 1947 году. Трудно их назвать, может истребители — нет, говорят лесные братья. Там же были разные названия. Одни истребители, другие лесные братья, ещё бандиты. Неважно, что в большей степени лесные братья. Не в большей степени, а настоящие лесные братья. Они пришли и расстреляли родителей Юргиса, Юргису был один год. Застрелили отца, мать, бабушку, дедушку. Мать была с семимесячным ребенком. Они построили там часовню. И Юргис точно никогда им не мстил. Но еще более старшая мысль, новость заключается в том, что вот настал День поминовения усопших. Мы каждый год, как известно, в начале ноября отмечем День всех Святых, потом — День поминовения усопших, вот и несут люди свечки. У часовни в память о расстрелянной семье Юргиса горят свечи, лежат цветы. И совсем рядом, совсем рядом находятся могилы тех, кто расстрелял его семью. Там тоже свечи, цветы. Приходит Юргис вспомнить своих близких и видит, что близкие лесных бандитов также скорбят по ним. Вот какое чувство, сейчас мы все говорим о годе партизан, который будет объявлен в следующем году (в Литве 2018 год объявлен годом литовских так называемых партизан и одного из лидеров «лесных братьев» Адольфаса Раманаускаса-Ванагаса — прим. ИА REGNUM ). Много названий, видите. В одно время они — партизаны, потом они становятся лесными братьями, потом становятся истребителями, потом бандитами. Те же самые литовцы в разном виде. И в один и тот же день горят для всех свечки. Люди могут простить, но, конечно, не могут забыть. Не ищут, кто там как, кому мстить, но просто не могут забыть. И эта трагедия повисла в воздухе, но год уже объявлен. Так вот представьте, какой трагичный народ, как трудно людям смириться с этим, нужно жить, нужно любить друг друга, потому что иначе ничего хорошего не будет. Ничего хорошего не будет. Единственный путь — единственный путь — простить, простить, если возможно не забыть, то не забыть».

Депутат Сейма Литвы от главной сегодня в стране правящей партии Союз крестьян и зелёных Литвы Дайнюс Кепянис этот монолог записал на видео, после чего опубликовал его в своём профиле в социальной сети Facebook. Доподлинно неизвестно по каким мотивам, но, кажется, как крик души.

"Лесные братья ".Литва .октябрь 1950

Крик превратился в предсказуемый скандал. Если у исторической мифологии Литвы и есть мозоль — то это эти самые «лесные братья», которых в своё время бескомпромиссно провозгласили героями и главным фундаментом в борьбе за независимость, а на самом деле картина оказалась, мягко говоря, несколько сложнее, нежели чёрно-белые тона. Конечно, его — посмевшего сомневаться — затравили.

«То, что случайные истории такого характера напоминают советский нарратив, в комментарии радиостанции Žinių radijas заметил обозреватель Римвидас Валатка(бывший член КПСС и корреспондент газеты «Правда» — прим. ИА REGNUM ): «Этот аграрий распространил видеозапись, в которой выяснил, что все те партизаны были не борцами за свободу, а бандитами. Кепяниса возмущает появление свечек на могилах «тех бандитов» в День поминовения всех усопших, и он кому-то предлагает смириться. Видимо, по мнению этого агрария, семьи «тех бандитов», фермеров и жителей Паланги, с которой связывают Кепяниса, были правильно вывезены оккупантами и местными истребителями на смерть в Сибирь? Словом, член Сейма говорит о послевоенном времени так, как его учили политруки оккупантов. Бедная Паланга, чьи послевоенные гимназисты были отправлены в лагеря, а во дворе старой аптеки сотрудники НКВД бросали гнить тела партизан», — пишет литовская газета Lietuvos žinios.

Это литовское издание, конечно же, не смутило, что гневный трибун, обличающий Кепяниса — Римвидас Валатка — не просто получил образование историка в Педагогическом институте Литовской ССР в Вильнюсе в 1980 году, но с 1978 по 1987 год, совмещая должность лаборанта в этом институте, даже был редактором газеты «Советский педагог»! А с 1983 по 1987 год даже работал в информационной службе газеты «Правда». Впрочем, таких перевёртышей, которые сегодня говорят, что тайно боролись с советской властью, прямо как нынешний литовский президент Даля Грибаускайте, преподававшая в Высшей партийной школе, пруд пруди.

Но это пусть сегодня и называемые самыми значимыми обозревателями, но люди уходящие, люди прошлые. Но осудили Кепяниса и представители современного литовского мэйнстрима.

Видеозапись Кепяниса в своем аккаунте в Facebook прокомментировал и журналист Андрюс Тапинас: «1. Ты член Сейма Дайнюс Кепянис. 2. Решаешь просветить народ на тему послевоенного периода и партизан. 3. Пересказываешь услышанную историю о семье, расстрелянную бандитами, хотя у тебя нет никаких исторических доказательств. 4. Возмущаешься, что рядом с часовней семьи поставлены свечки тем «бандитам», хотя у тебя нет ни одного доказательства, что это те самые люди. И тогда выдаешь вывод: «Мы сейчас все говорим о следующем годе, как о годе партизан. В одно время они партизаны, потом становятся лесными братьями, потом становятся истребителями, потом бандитами. Те же самые литовцы в разном виде». И что здесь еще добавишь. Избранник народа».

И для Литвы это на самом деле хуже, чем все римвидасы валатки вместе взятые. У той старой гвардии есть хотя бы, простите за сленг, бэкграунд. Они кровь видели. А тут — Андрюс Тапинас — местный литовский профессиональный патриот, парнишка, который работает за деньги. Последнее слово — главное. Ни идеологии, ни личных убеждений, ни-че-го. Если завтра кто-то из многочисленных фондов в России подкинет деньжат, всё зеркально изменится в ту же минуту. И Евросоюз вдруг станет Гейропой, и нищета вокруг в Литве (что в принципе правда, расслоение доходов самое большое в ЕС), да вперёд на федеральные каналы!

"Лесные братья" расстреливают евреев на окраине Ковно 

Почему мы остановились именно на этом персонаже из легиона литовских профессиональных патриотов? В Литве появилось понятие «лидеры мнения». В современной Литве возможно следующее: у тебя 140 тысяч подписчиков (для маленькой то Литвы) и всё, ты законодатель моды. А законодатель любит деньги и приближённость к власти. И в какой-то момент такой индивид говорит: либо я, либо писательница Рута Ванагайте, автор книги «Наши» о роли литовцев в истреблении евреев ещё до прихода нацистов в Литву. И книжное издательство сразу изымает все книги Ванагайте из продажи. Иначе — себе дороже, против течения.

Покинувшая Литву после травли Рута Ванагайте отреагировала на этот новый исторический скандал.

«Даже не знаю, что думать. Наверное, полчаса пребывала в растерянности. Но, наконец, Андрюс Тапинас заговорил. Когда-нибудь, когда у Тапинаса будет время между высказываниями о врагах государства, он мог бы сходить на часок в библиотеку им. Мартинаса Мажвидаса почитать статьи Людаса Труски или книгу Миндаугаса Поцюса «Другая сторона луны», написанную на основе диссертации. Или хотя бы интервью этого историка, когда его распинали на кресте. Не распяли до конца, потому что тогда, в 2009 году, Тапинас еще не был «умом, совестью и честью» народа. Как хорошо, что, наконец, у нас есть такое явление. Такие явления в библиотеки не ходят. Они проявляются. С тех времен, когда партия была нашей совестью и честью, Литве точно не хватало чего-то такого в последние 27 лет. Сейчас уже спокойно», — иронично написала выдавленная из Литвы Рута Ванагайте.

Но всё это вместе взятое только подтверждает, что как бы не затравили одного-второго-третьего, неожиданно публично усомнившегося в мифологии литовской истории, выдраенная цензорами история даёт непоправимую трещину. И всё больше людей начинают сомневаться в том, что так усердно вкладывали в сознание населения последний 27 лет. Эти единичные случаи очень эффективно затыкают, но у затыкающих уже завтра наступит паника. Когда они поймут, что в меньшинстве.