Неоосманизм на подступах к Армении: кому это выгодно

Почему Турция строит бетонную стену на границах с Арменией и Ираном

18 сентября президент Армении Серж Саргсян, выступая на открытии шестого форума «Армения — Диаспора», вновь коснулся вопроса блокады армяно-турецкой границы. «Мы вынуждены жить в блокаде. Несмотря на нашу добрую волю и политическую смелость, Турция отказалась ратифицировать подписанные в 2009 году Цюрихские протоколы», — заявил Саргсян. Таким образом, армянский лидер заочно ответил на инициативу министра экономики Турции Нихата Зейбекчи от 18 августа с.г., когда Анкара объявила о намерении подписать таможенное соглашение с Евразийским союзом, чтобы создать впоследствии зону свободной торговли. Причем Турция надеется завершить переговоры в 2017 году.

Сам факт дискуссии свидетельствует о том, что в армянских и турецких властных кругах негласно обсуждается процесс деблокирования границы. И здесь возникает закономерный вопрос. Как Армения и Турция могут открыть границу, если Анкара до сих пор отказывается признавать геноцид 1915 года и поддерживает агрессию Азербайджана в отношении Республики Арцах, второго армянского государства?

Во-первых, напомним, что «Протокол об установлении дипотношений» и «Протокол о развитии двусторонних отношений», подписанные в Цюрихе главами дипломатических ведомств Армении и Турции 10 октября 2009 года, — проект государственного секретаря США Хиллари Клинтон, которая совместно со своим супругом долгие годы лоббирует создание транспортных коридоров из Китая в Евросоюз, альтернативных России. Вот что пишет относительно её «проармянской» позиции журнал Newsweek: «Когда Хиллари Клинтон баллотировалась на пост президента в 2008 году, её позиция в отношении массового убийства армян в годы Первой мировой войны, столетие которого отмечается 24 апреля, была ясной. Причем была настолько ясной, что она даже хвасталась: «Я — единственный кандидат в президенты, который является давним сторонником резолюции о Геноциде армян»… Позиция Клинтон мало изменилась во время её пребывания в Сенате с 2001 по 2009 год. Но получив должность государственного секретаря в администрации Обамы, Клинтон стала по-разному квалифицировать исторические зверства. Она перестала использовать слово геноцид — термин, который был сформулирован после распада Османской империи и давно оспаривается турецким правительством».

Занятное наблюдение, не так ли? Последовательностью Клинтоны особенно не отличались. Есть ли тогда смысл ждать последовательности от руководства Турции, которое по политическим и экономическим мотивам пытается замолчать геноцид?

Во-вторых, открытие армяно-турецкой границы представляет угрозу для национальной безопасности Армении. Ведь даже в советское время граница испытывала постоянный натиск со стороны спецслужб Турции и её союзников по НАТО, которые через разного рода разведывательные вылазки пытались оценить военно-политическую мощь Советского Союза. Сейчас же, в условиях боестолкновений ВС Турции с Рабочей партией Курдистана, вызовы для Армении нарастают, в том числе и миграционного плана. Анкара данный фактор учитывает.

Не случайно летом 2017 года в СМИ просочились многочисленные сообщения о том, что Турция выстраивает «комплексную систему пограничной безопасности» в направлении Ирана и Армении. Речь идёт о бетонной стене, которую предполагается соорудить вдоль армяно-турецкой и турецко-иранской границ. В начале июня с.г. министерство обороны Турции уже завершило строительство стены длиною в 692 км на (911-километровой) границе с Сирийским Курдистаном. Так Анкара готовится к референдуму в Иракском Курдистане, который назначен на 25 сентября с.г.

В-третьих, инициатива Анкары по интеграции в Евразийский союз продиктована завершением переговоров Ирана и ЕАЭС по созданию зоны свободной торговли (ЗСТ). Москва, Ереван и Тегеран достигли консенсуса по торгово-экономическим вопросам. Турция стремится не отставать от Ирана. Но является ли Анкара в данном аспекте самостоятельным субъектом? Разумеется, нет. За её активностью стоит Китай и та группа американской элиты, которая поддерживает чету Клинтон. Ведь именно Пекин запустил железную дорогу Баку — Тбилиси — Карс, идущую в обход Армении.Более того, китайцы стоят за переговорами Пакистана и Турции по созданию ЗСТ. Зачем тогда Армении вести переговоры с посредником, если можно выйти на конечного выгодоприобретателя? Пример Грузии показателен: Пекин и Тбилиси в двустороннем формате согласовали соглашение о ЗСТ. Так что если Поднебесная видит в Армении потенциальный транспортный коридор на Россию и её партнёров по Евразийскому союзу, то общаться следует напрямую, а не через Турцию.

В-четвёртых, у Турции нет ни одного соседа, с которым за последние десятилетия не было вооруженных конфликтов. С Грецией и Республикой Кипр она по-прежнему «на ножах». А Сирия и вовсе превратилась в полигон для неоосманского проекта. Даже сейчас, пока Анкара «зондирует почву» в Ереване и в Москве, ВС Турции стягивают бронетехнику в провинцию Хатай, чтобы в любой удобный момент вторгнуться в сирийский Идлиб и Африн. Турция угрожает расправой сирийским и иракским курдам, долгие годы нарушала суверенитет Сирии и Ирака, а также пустила «глубокие корни» в элитных кланах Грузии и Азербайджана.

В-пятых, Реджеп Эрдоган и кемалисты вступили в жесткий клинч, исход которого непредсказуем и рискует спровоцировать новую резню внутри Турции. Поэтому нет никакой уверенности в том, кому на самом деле Армения может открыть границу, а Россия — продать ЗРК С-400. Какие элитные группы Турции унаследуют современное российское оружие? Верить нельзя ни исламистам, ни кемалистам.