Русская карта в курдской игре

Завершается первая фаза войны в Сирии и Ираке – борьба с Исламским Государством* – и победители ожидаемо готовятся сцепиться друг с другом. Теперь для ближневосточных режимов главный враг не исламисты, а независимый Курдистан.

Уже сейчас иракская армия, в ответ на референдум о независимости Курдистана, заняла центр нефтеносной провинции Киркук и готова продвигаться дальше. Среди самих курдов нет единодушия: сторонники президента Барзани готовы к войне, а его противника Талабани - нет. Сирийская часть Курдистана тоже может заявить о претензиях на независимость, опираясь на американскую поддержку, но и там нет единого мнения.

Российскому читателю сложно разобраться в хитросплетениях идейного и племенного противостояния среди курдов, но что мы должны уяснить – среди прочих там есть и наш Курдистан.

Это небольшой, но боеспособный курдский анклав Африн, руководство которого избежало участия в американских авантюрах, ориентируется на российское командование и готово к конструктивному диалогу с Дамаском.

Однако со дня на день и Африн может стать новой линией фронта. Турки готовы к вторжению для ликвидации курдского самоуправления.

Фактически, они охватывают территорию небольшого кантона с трех сторон, с соседним Алеппо он связан лишь узкой полосой на юго-востоке.  В любой момент она может быть перерезана, а Африн окружен.

Под видом борьбы с террористами Турция уже заняла значительные территории Сирии.

Там фактически введена турецкая администрация и Дамаск может не вернуть эти районы под свой контроль. Подобный опыт у Сирии уже был: санджак Александретта был анексирован Турецкой республикой в 1939 году после референдума и теперь это ил (административная единица) Хатай. Похожая опасность может угрожать провинции Идлиб и части Алеппо.

Именно там, в центре турецкой зоны оккупации все эти годы живет в осадном положении курдский кантон. Пограничные села окружены редутами и круглыми железобетонными башнями, упорная курдская пехота YPG и ее женский вариант YPJ регулярно отбивают атаки с турецкой территории.

Костяком этих подразделений являются «герильяс» - профессиональные партизаны РПК. Они отрекаются от семьи и собственности, и посвящают свою жизнь национального-освободительной войне и революции.

Грядущее наступление турки координируют с исламистскими группировками Ахрар аш-Шам и ан-Нусра. Они беспрепятственно ввели свою технику и спецназ в Идлиб, но с исламистами не воюют, а располагают войска у курдских границ.

Сев писать этот текст я первым делом набрал доктора Джуана Пулата, бывшего хирурга краснодарской больницы, который вернулся на родину и возглавляет Афринский госпиталь.

Чтобы стала понятна особая роль этого медицинского учреждения, просто процитирую информацию из свежего бюллетеня Министерства обороны России, с отчетом о ситуации в зонах деэскалации:

«в населенном пункте Африн провинции Африн организована выдача медикаментов в городской поликлинике, общим весом – 0,5 тонны. Медицинская помощь в течение суток оказана 56 жителям».

По словам доктора Джуана, турецкое вторжение ожидается в ближайшее время, но курды привычны к борьбе с турецкой армией, они лишь опасаются авиции, а избавить от нее может только Москва.

Эрдоган требует ликвидировать фактическую независимость Африна и утверждает, что договорился об этом с Москвой. Однако, наше командование отвечает, что курдский кантон не является предметом договоренности с Турцией. И для верности там расположили небольшой контингент и военный госпиталь.

По факту это и есть «наш Курдистан». Москва - гарант безопасности Африна, тогда как остальные курдские кантоны Сирии ориентируются на США. Когда-то один из командиров афринского YPG в шутку мне сказал, что они шестнадцатая республика – Курдская ССР.

В Африне практически всей полнотой власти владеет социалистический Демократический союз (PYD) - партнер Рабочей партии Курдистана. РПК, напомню, это очень разветвленная курдская партизанская сеть в Турции, обладающая продвинутой левой идеологической платформой.

На основе этой платформы в курдских районах Сирии были организованы три самоуправляемых кантона Джазира, Кобани и Африн. Костяком их вооруженных сил стали бойцы РПК собранные со всего Курдистана.

Если в других кантонах - Джазире и Кобани - им пришлось делиться властью с проамериканским Национальным советом, созданным при поддержке президента Иракского Курдистана Барзани, то в Африне лично я ни одного «барзаниста» не видел, а о Барзани слышал только плохое.

Для лево-радикалов РПК Барзани – предатель национального движения, ставленник американского империализма и капиталист. Но его авторитет в Курдистане высок, особенно после недавнего референдума о независимости, который создает прецедент для других частей разделенного народа.

Внутри кантона организована эффективная система самоуправления, электроснабжение, созданные по социалистическим принципам ремесленные кооперативы, интенсивное сельское хозяйство – афринское оливковое масло считается лучшим в Сирии, возможно с римских времен.

В Африне за годы войны скопилось множество беженцев, и арабов в том числе. Численность на данный момент может достигать полумиллиона человек.

Вторжение турецкой армии и бомбардировки небольшой густонаселенной области выльются в гуманитарную катастрофу.

Но кровожадность Эрдогана объясняется просто -  Рожава (Сирийский Курдистан) в целом и Африн в частности это тыловая база РПК для партизанской войны в Турции.

В ходе операции «Щит Евфрата» туркам удалось предотвратить соединение Африна с остальными курдскими областями. Что интересно, российские ВКС первоначально помогали YPG идти на соединение со своими, но потом не препятствовали турецкому вторжению. А объясняется это просто.

Джазира и Кобани стали основой американского проекта «Сирийские демократические силы», вероятная цель которого – создание независимого, но подконтрольного Штатам, Курдистана в северо-восточной Сирии.  А отсеченный от остальных кантонов Африн это российская карта в курдской игре. Или, своего рода, блокирующий пакет.  

Два кантона у американцев, один – у русских. Судьба последнего усиливает переговорную позицию Москвы.

Джазира и Кобани не могут полностью перейти в лагерь американских союзников, иначе россияне снимут защиту с Африна и турки зачистят его в самом кровавом смысле. На это курды пойти не могут.

С другой стороны турецкая угроза делает курдов более сговорчивыми в обсуждении будущего устройства Сирии с Дамаском. Хотя сирийцы относятся к ним с непонятным пренебрежением, считают курдов пришлым народом, не заслуживающим автономного статуса, но сегодня пожалуй именно от курдов зависит судьба Сирийской арабской республики (как видите даже в названии подчеркивается, что никаких курдов тут нет) в ее нынешних официальных границах.

В этом смысле русские поддерживают Африн и намекают Дамаску, что спесь пора бы отбросить. Все равно придется договариваться. Свою автономию они заслужили с оружием в руках.

Но самая главная интрига сейчас не в Африне, а за Евфратом. Кто больше земли отберет у ИГИЛ* своими руками, тот и получит преимущество на переговорах.

Курды активно занимают территорию рассыпающегося ИГИЛ, в том числе заселенную арабами долину реки. Это важный регион страны.

Русские после прорыва к Дейр-эз-Зору долго не рассиживались, навели переправу и рванули на ту сторону. Курды же ребята крепкие, но носиться по пустыне вдали от своих селений по просьбе Вашингтона не сильно хотят. А еще не хотят портить отношения с русскими, от которых зависит судьба Африна.

Итак, расклад такой: Эрдоган клацает зубами и хочет перемолоть сирийских курдов, чтоб своим курдам было неповадно; американцы наверное были бы согласны чтоб он уничтожил Африн, а они, на фоне трагедии, признали б независимость Курдистана в Ираке, да и в Сирии; русские хотят сохранения Сирии в старых границах и давят на курдов судьбой Африна, а если Африн примет автономию на условиях Москвы, то и остальные кантоны не будут излишне принципиальны. С другой стороны русские не прочь бы поддерживать отношения с РПК, чтобы держать Турцию в необходимом напряжении. На тот случай, если Эрдоган опять решит ударить ножом в спину.

Вот такая запутанная игра. В которой мы, кажется, научились разбираться и выигрывать.