Украина без Ленина: майдан как культура победы смерти

Идеологи майданной культуры рапортуют о главном своем достижении: они повалили все памятники Владимиру Ленину

На Украине не осталось ни одного памятника Владимиру Ленину. Об этом в четверг, 17 августа, рассказал журналистам глава «Украинского института национальной памяти» Владимир Вятрович. За три с половиной года смелые националисты снесли 1320 Ильичей и еще более тысячи других памятников советского времени.

Победа над памятниками Ленину стала третьим реальным успехом майданной власти после переименования нескольких тысяч городов и улиц и после подписания экономической ассоциации с ЕС и получения безвизового режима. Но уже выяснилось, что ассоциация идет Украине во вред: европейцы сбывают здесь ненужные себе товары, в то время как украинский экспорт не растет. Уже ясно, что безвизовый режим работает лишь на депопуляцию Украины: стало проще валить на Запад на заработки. Так что успехи сводятся к названиям и памятникам.

Победивший майдан навязывает Украине свою версию культуры, которая сводится к жесткой идеологичности и предельной монологичности. Это — культура третьего уровня, не способная не то что создавать новое, но даже находиться в состоянии взаимодействия со своими оппонентами.
Победивший майдан навязывает Украине свою версию культуры, которая сводится к жесткой идеологичности и предельной монологичности. Это — культура третьего уровня, не способная не то что создавать новое, но даже находиться в состоянии взаимодействия со своими оппонентами.

Такая культура предполагает вертикальное подчинение всех своих составляющих — основной политической идее (Украина uber alles), а также силовое подавление оппонентов и охоту на ведьм. Неспособность к диалогу предопределяет основное занятие носителей культуры майдана — борьбу с неодушевленными предметами.

В число таких предметов, конкретных и абстрактных, попадают памятники и названия. Духовные отцы майдана из «Украинской повстанческой армии» не одерживали побед ни над кем, кроме еврейских стариков и детей, а их духовные дети способны лишь опрокидывать истуканов и менять таблички.

То, что борьба ведется в первую очередь именно с неодушевленными предметами, не является случайным. Оппонента нужно переубеждать. Даже для его запрета требуются известные интеллектуальные усилия. А прямое насилие и убийства не всегда удобны.
То, что борьба ведется в первую очередь именно с неодушевленными предметами, не является случайным. Оппонента нужно переубеждать. Даже для его запрета требуются известные интеллектуальные усилия. А прямое насилие и убийства не всегда удобны.

Если контакт с оппонентом все-таки неизбежен, он сводится к уничтожению оппонента, физическому или политическому. Предварительно оппонента требуется расчеловечить — так, чтобы уничтожать его уже как неодушевленный предмет, нечто вроде очередного памятника Ильичу.

В той же, неодушевленной части мироздания находятся и позитивные достижения майданной культуры. Установлено несколько мировых рекордов по длине украинского флага и ширине вышиванки. Не имея интеллектуальных способностей оперировать идеями, носители этой культуры меряются физическими параметрами неодушевленных предметов.

 Эрзац-идеология майданной культуры представляет собой прискорбное свидетельство о его интеллектуальном и нравственном уровнях. Ключевой составляющей идеологии является наличие врага. Этот враг, то есть та цивилизация, частью которой была Украина, совершала плохие поступки, «следовательно», была черной без полутонов. Все, кто боролся с черным без полутонов, являются героями, сколько бы глупостей они не сказали и сколько бы женщин и стариков не сожгли заживо. Поскольку черные плохи, их следует запретить, а несогласных с героизацией их оппонентов — посадить. Такова позиция свободных, а у несвободных нет и не может быть никаких прав.
Эрзац-идеология майданной культуры представляет собой прискорбное свидетельство о его интеллектуальном и нравственном уровнях. Ключевой составляющей идеологии является наличие врага. Этот враг, то есть та цивилизация, частью которой была Украина, совершала плохие поступки, «следовательно», была черной без полутонов. Все, кто боролся с черным без полутонов, являются героями, сколько бы глупостей они не сказали и сколько бы женщин и стариков не сожгли заживо. Поскольку черные плохи, их следует запретить, а несогласных с героизацией их оппонентов — посадить. Такова позиция свободных, а у несвободных нет и не может быть никаких прав.

Культура майдана — это культура победы смерти над жизнью, диктата над диалогом, мифа над реальностью, фантазий над правдой, означающего над означаемым. Не должно удивлять презрение националистов и к своим, и к чужим жизням. Убийства политических оппонентов, гражданская война, замещение культуры вышиванками и эпическая победа над памятниками Ленина — звенья одной цепи, одного логического ряда победы смерти над жизнью.

В ситуации отсутствия на Украине реальных политических оппонентов майдана, а также в отсутствие возможностей для появления таких оппонентов, все, что остается тем, кто предпочитает мифу — реальность, фантазиям правду, а смерти жизнь — это уповать на безразличие девяноста процентов населения Украины как на столько необходимое им противоядие, а также уповать на скорость и неизбежность следующего шага в эволюционном развитии пауков — их взаимное самоуничтожение.
В ситуации отсутствия на Украине реальных политических оппонентов майдана, а также в отсутствие возможностей для появления таких оппонентов, все, что остается тем, кто предпочитает мифу — реальность, фантазиям правду, а смерти жизнь — это уповать на безразличие девяноста процентов населения Украины как на столько необходимое им противоядие, а также уповать на скорость и неизбежность следующего шага в эволюционном развитии пауков — их взаимное самоуничтожение.