Вашингтонский детектив

В Вашингтоне происходят события, показывающие, что лидер «свободного мира» по-прежнему находится под плотным колпаком у спецслужб. 

Вспомним, ещё 4 марта Трамп разместил в своём Twitter запись: «Ужасно! Только что выяснилось, что Обама прослушивал меня в Trump Tower прямо перед победой. Ничего не нашёл. Это маккартизм!» 

Тогда над Трампом вдоволь поиздевались все производители фейковых новостей. «Любимый» президентом CNN, в частности, назвал заявление Трампа «подстрекательским». А сегодня всё тот же CNN со ссылкой на свои источники сообщил, что располагает неопровержимыми доказательствами того, что Пол Манафорт, бывший глава предвыборного штаба Дональда Трампа, находился под прослушкой ФБР и до, и после президентских выборов. 

Что это означает — ясно. Прослушивая Манафорта, федералы прослушивали и Трампа, то есть сначала кандидата в президенты, а потом и президента Соединённых Штатов Америки.

Выходит, Трамп был абсолютно прав, когда говорил о новом маккартизме. Причём о маккартизме нового образца, который не останавливается перед тем, чтобы подозревать в антигосударственной деятельности самого президента.

Прослушивали Манафорта, разумеется, с санкции прокурора в рамках Акта о негласном наблюдении в интересах внешней разведки (FISA), и слежка за ним началась ещё в 2014 году, когда ФБР стало активно интересоваться деятельностью нескольких консалтинговых фирм из Вашингтона, сотрудничавших с Партией регионов на Украине. Любопытно, что среди этих фирм была и Podesta Group, основанная братьями Подеста, один из которых — Джон — был главой избирательной кампании соперницы Трампа Хиллари Клинтон.

Слежка в рамках FISA имеет ряд ограничений: ФБР должно периодически запрашивать у суда новое разрешение на продолжение наблюдения. В какой-то момент прокуроры Министерства юстиции пришли к выводу, что полученных в ходе слежки за Манафортом данных недостаточно для того, чтобы выдвинуть против него обвинения, — и прослушивание вроде бы прекратилось («вроде бы» — потому что до конца непонятно, в какую игру играл бывший директор Бюро Джеймс Коми). Однако собранных ФБР сведений оказалось достаточно, чтобы организовать утечку в СМИ данных о «киевских гроссбухах» Манафорта и полученных им от Януковича миллионах долларов. Когда скандал стал угрожать репутации самого Трампа, тот уволил Манафорта с поста руководителя своей избирательной кампании, заменив на Стива Бэннона. 

И тут ФБР вновь взялось «подслушивать и подглядывать» за Манафортом. Потому что, объясняет CNN, по мнению агентов контрразведки, «странные связи» между коллегами Трампа и Россией создавали угрозу национальной безопасности США. А тут ещё и ЦРУ подсуетилось: его «разведывательные источники» утверждали, что президент России Владимир Путин приказал своим спецслужбам провести «широкую операцию» по вмешательству в выборы в США. Под такие железобетонные аргументы второй ордер на слежку за Манафортом суд дал, не раздумывая. 

А Трамп, хоть и уволил Манафорта, продолжал с ним общаться и, возможно, даже пользовался его советами. Получается, что следили как бы за Манафортом, а на самом деле следили за избранным, а затем и вступившим в должность президентом США.

И все материалы слежки ФБР передало команде спецпрокурора Роберта Мюллера, который возглавляет расследование «русского дела» — предполагаемого вмешательства России в ход президентской кампании в США. 

Любопытно, что эту информационную бомбу взорвал именно CNN, который раньше, наоборот, всё время доказывал, что никакой слежки за Трампом не ведётся и все его заявления на этот счёт просто паранойя. Неужели после того, как Трамп пошёл на сближение с демократами в конгрессе, кто-то невидимый, но могущественный, дал команду «фабрикам фейковых новостей» сменить тон в отношении президента? 

Как бы там ни было, но пока CNN готовил свою сенсацию, журналист The New York Times Кен Фогель сидел в модном вашингтонском ресторане BLT Steak DC и ждал, пока ему принесут стейк с кровью. Неподалёку за столиком расположились два джентльмена, которых Фогель сразу узнал — это были два юриста из Белого дома, Тай Кобб и Дональд Ф. Макган Второй. Тай Кобб был нанят Трампом в июле этого года специально для защиты от обвинений по «русскому делу» — он пользуется в Вашингтоне репутацией адвоката дьявола из известного фильма, способного отмыть добела даже чёрного кобеля. Дональд Ф. Макган Второй — главный юрисконсульт Белого дома, юрист высочайшего класса, но, как пишут СМИ, весьма узкоспециализированный. Его специальность — это избирательное законодательство, а в других сферах он чувствует себя не так уверенно (отсюда многочисленные ошибки, допущенные юридической службой Белого дома в первые месяцы президентства Трампа). 

Разговор между двумя юристами вёлся очень громко, почти на повышенных тонах, и пронырливый Фогель частично записал его на свой диктофон (а самих спорщиков незаметно сфотографировал).

Речь шла о том, насколько тесно следует команде Трампа сотрудничать со специальным прокурором Мюллером, расследующим «русское дело». При этом Кобб настаивал на необходимости передать следователям как можно больше электронных писем и документов, чтобы «как можно скорее всё это закончить», ведь никаких улик против президента, равно как и доказательств вмешательства русских в американские выборы, там всё равно нет. Если даже не получится совсем закрыть дело, настаивал Кобб, можно, по крайней мере, сделать так, чтобы Трамп больше не рассматривался как центральная фигура этого расследования.

Макган не возражал против того, чтобы сотрудничать со следствием, но был резко против того, чтобы отдавать Мюллеру все запрашиваемые им документы. Стоит дать спецпрокурору палец — он всю руку откусит. Да и вообще подобное сотрудничество может оказаться прецедентом, который в будущем ослабит позиции Белого дома и президента. (И, надо сказать, опасения Макгана не совсем беспочвенны, учитывая, что англосаксонское право построено на прецеденте). Фогель заметил, что больше всего Макгана беспокоило, захочет ли Трамп воспользоваться прерогативой президента на конфиденциальность его бесед, переписки и — особенно — на конфиденциальность его общения с юристом. От того, захочет президент это сделать или нет, зависит степень откровенности самого Макгана в случае, если его будут допрашивать следователи Мюллера.

То есть главный вопрос, с точки зрения юрисконсульта Белого дома, такой: как можно идти на сотрудничество со следствием, не уступая при этом законных прерогатив президента. Особенно учитывая тот факт, что суд может и ограничить эти прерогативы, как было во время Уотергейтского скандала или «моникагейта», едва не стоившего Биллу Клинтону президентского кресла.

При этом Кобб, как услышал Фогель, говорил о некоем юристе из Белого дома, которого он называл «шпионом Макгана» (шпионом, шпионящим за кем?) и о каких-то «двух документах, запертых в сейфе» главного юрисконсульта Белого дома, к которым ему очень хотелось бы получить доступ. Что ещё более интересно, Кобб упомянул какого-то «коллегу», которого обвинил в «некоторых ранних утечках». Этот коллега якобы «пытался выдавить Джареда» из Белого дома, то есть плёл интриги против зятя президента и по совместительству его старшего советника Джареда Кушнера.

Зашла речь и об известной встрече сына президента Дональда Трампа — младшего с российским юристом Наталией Весельницкой в июне 2016 года в Trump Tower, но оба представителя Белого дома, как заметил Фогель, совершенно не были ей обеспокоены, поскольку никакого обмена информацией на этой встрече не произошло. 

Фогель, разумеется, тут же забыл о стейке и немедленно выложил всё услышанное у себя в Twitter. Твит Фогеля вызвал бурную реакцию в соцсетях. Многие просто отказывались верить: как два опытных юриста могут обсуждать вопросы, связанные с национальной безопасностью и тайнами, касающимися первого лица государства, в публичном месте, да ещё так, что любой репортёр может их подслушать? Кое-кто подозревал, что адвокаты специально обсуждали эти темы на публике — такой незамысловатый способ слить информацию в СМИ. Однако после того, как издание The New York Times попыталось получить комментарии Белого дома к статье Фогеля, «источники, попросившие не называть их имён», сообщили газете, что мистер Макган наорал на мистера Кобба, обозвав его разными нехорошими словами, а глава аппарата Белого дома генерал Джон Келли сурово отчитал «адвоката дьявола» за неосмотрительность. Конечно, это тоже может быть инсценировкой, но...

В любом случае, дело против Трампа, похоже, разваливается на глазах. Становится очевидно, что никакого «русского следа» не существует в природе и команда спецпрокурора Мюллера зря роет носом землю в поисках хоть каких-либо доказательств сговора президента США с Москвой. Но то, каким почти опереточным образом устанавливается при этом невиновность Трампа, настораживает. Не исключено, что в обмен на прекращение травли в СМИ президенту США придётся круто изменить свою политику, что, впрочем, уже и происходит, по крайней мере, частично. Следующим ходом можно ожидать ужесточения позиции Трампа в отношении России — последние заявления госсекретаря Тиллерсона, которого ещё недавно считали чуть ли не «русофилом», дают основания предполагать, что смена курса не за горами. Посмотрим, впрочем, как выступит Трамп сегодня перед Генассамблеей ООН. Но похоже, что какая-то закулисная сделка между президентом США и настоящими хозяевами этой страны уже состоялась.