Как будут лечить Россиян по интернету? Закон о телемедицине

Готово ли наше здравоохранение оказывать медицинскую помощь больным дистанционно? Этот вопрос сейчас волнует не только пациентов. Хотя для заболевших россиян такая медпомощь, консультации опытных докторов удаленно могут стать спасением. С нашими-то пространствами, когда до врачей порой ни дойти, ни доехать! Да и в мире удаленные медуслуги уже давно стали привычными для практикующих врачей, особенно в развитых странах.

Но российское здравоохранение еще только-только приступает к оказанию «заочной» врачебной помощи на законной основе.

  • А что означает «буква закона» о телемедицине на деле?
  • Можно ли уже сейчас воспользоваться рекомендациями врача, находящегося на расстоянии километров или десятков тысяч километров от тебя?
  • Какова ответственность врачей за оказание медуслуг «вслепую»?

Вопросов, увы, больше, чем ответов. Хотя правовые основы применения современных информационных технологий (ИТ) в медицине, оказания медицинской помощи больным дистанционно давно надо было бы четко прописать и в нашей стране. С нашими-то расстояниями, наличием множества глухих деревень, удаленных даже от районных центров…

Итак, федеральный закон о телемедицине (точное его название — «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам применения информационных технологий в сфере охраны здоровья») подписан Президентом РФ Владимиром Путиным еще 29 июля прошлого года.

А в силу он вступил 1 января с.г. Как следует из документа, в стране вводится возможность оказания врачебной помощи с применением телемедицинских технологий путем проведения консультаций и консилиумов, обеспечивающих дистанционное взаимодействие врачей между собой, врача и пациента или его законного представителя, дистанционный мониторинг состояния здоровья пациента и еще многое другое.

Это — на бумаге. А как в жизни? Попробуем разобраться.

Половина населения страны — вне зоны доступа (Интернет имеют лишь 72,3 млн россиян)

Содержание статьи:

  • СПРАВКА
  • Выписывать лекарства без диагноза — это нонсенс
  • Комментарий специалиста

СПРАВКА

По некоторым данным, дистанционные медуслуги уже оказывались в 68 из 85 регионов РФ. Хотя в действующем российском законодательстве о здравоохранении прямых запретов на телемедпрактику не было, как не было у врачей и права что-то рекомендовать больным, не видя их в лицо. Поступая так, доктора могли попасть под уголовную ответственность.

Хотя потребность была и остается: сегодня в России более 80 тысяч сел с населением менее 100 человек. В большинстве из них нет даже фельдшеров. А до ближайшей больницы подчас сотни километров. Что уж говорить о населенных пунктах поменьше, где живут в основном старики, и об Интернете мало кто слышал! Как заболевшие там выживают — одному Богу известно.

Так что заочная консультация доктора, рекомендация опытного специалиста порой давала единственный шанс человеку спасти себе жизнь. Теперь это можно делать на законной основе. Как записано в документе, для контакта субъектов права «врач-пациент» необходима «единая государственная информационная система в сфере здравоохранения».

А в ней «должны содержаться данные персонифицированного учета и федеральных регистров в сфере здравоохранения, сведения о медорганизациях и медицинской документации, данные об организации оказания высокотехнологичной медпомощи, обеспечении граждан льготными лекарствами» и др.

Единая система будет «обеспечивать возможность гражданам пользоваться услугами в сфере здравоохранения в электронной форме через Единый портал госуслуг», включая запись на прием к врачу, вызов доктора на дом, предоставление сведений о прикреплении к медорганизации, запись на диспансеризацию и т.д.

Прекрасно. Но создание такой системы еще только планируется. А федеральный закон о телемедицине, как известно, уже вступил в силу — с 1 января 2018 года, — и процесс, как говорится, уже должен пойти. Телега (опять!) оказалась впереди лошади?

Взять хотя бы электронные рецепты на лекарства. Да, в Москве их уже выписывают. Но их должны выписывать по всей России, что пока нереально из-за того, что компьютеризацией охвачена далеко не вся страна. Неслучайно же в конце прошлого года на итоговой пресс-конференции Владимир Путин дал поручение в текущем году расширить доступ к Интернету 13 тысячам россиян. А сколько еще миллионов жителей страны не имеют такого доступа — и сколько лет им этого ждать?

Нет пока ни единой базы данных о здоровье всех пациентов-россиян (федеральных регистров), ни единых сведений о возможности получить высокотехнологичную помощь, ни единых данных о льготных лекарствах, кому и что положено с учетом конкретных пациентов, их заболеваний, льгот и т.д., и т.п. Все в будущем.

Но и это еще не все.

Выписывать лекарства без диагноза — это нонсенс

Согласно закону, пациенты получают право дистанционно консультироваться с врачами и получать рецепты на лекарства. Рецепты должны быть оформлены на специальных бланках и в форме электронного документа с использованием квалифицированной электронной подписи врача и соответствующей медицинской организации.

А с будущего года врачи смогут заочно выписывать даже рецепты на наркотические или психотропные вещества. Но норма выписки электронных рецептов будет введена лишь с 2019 года. И в законе есть существенная оговорка: выписывать рецепты только «после очного приема: осмотра, консультации, на основании данных о пациенте». То есть после очного приема у врача. Что логично. Как можно выписывать лекарство без диагноза?

И в том же законе написано: телемедицинские технологии не должны применяться для постановки пациенту диагноза.

В законе говорится также, что допускается оформление в электронном виде ряда медицинских документов: можно будет дать согласие на хирургические вмешательства или отказаться от них, получить медицинские заключения, справки и выписки из историй болезни. Кроме того, с 1 января с.г. дистанционно можно будет и получить полис обязательного медицинского страхования (ОМС).

Перечень также включает услуги по предоставлению сведений о полисе ОМС и страховой организации, предоставлению доступа к электронным медицинским документам, предоставлению застрахованному лицу информации о перечне оказанных ему медуслуг и их стоимости, подаче заявления о выборе страховой медицинской организации.

И уж совсем фантастика: «дистанционное наблюдение за состоянием здоровья пациентов лечащими врачами». Но в большинстве медорганизаций России нет для этого и технических возможностей: большинство лечебных учреждений России не оснащены медицинскими информационными системами.

В законе также обозначено, что телемедицинская помощь должна соответствовать медицинским стандартам, а на полученную в ходе таких консультаций информацию распространяется врачебная тайна. Росстандарт утвердил новый национальный стандарт «Дистанционная оценка параметров функций, жизненно важных для человека», ставший одним из первых нормативных документов в области телемедицины.

Как сообщили в ведомстве, «утвержденный стандарт можно отнести к документам перспективной стандартизации, открывающим целую серию документов по стандартизации в области телемедицины. Стандарт разработан с целью унификации общих требований к технологиям и процессам дистанционного получения и обработки информации о параметрах функций, важных для жизнедеятельности человека, их передачи и оценки врачом (фельдшером)».

Но и этот национальный стандарт для телемедицины в России начнет действовать лишь с сентября 2018 года, хотя сам закон о телемедицине вступил в силу, как известно, в январе с.г.

Да, информатизация в здравоохранении, можно сказать, вопрос дня, который давно назрел. По большому счету, телемедицина — настоящий прорыв в здравоохранении, если, конечно, все будет сделано как заявлено. Ведь, принятый Госдумой закон еще не означает, что правовые вопросы, которые в нем заложены, теперь решены. В принципе, положения любых федеральных законов и изменений в них носят общий, рамочный характер, даже когда все изменения, утвержденные Госдумой и одобренные Советом Федерации, подписаны Президентом РФ. Закон о телемедицине — не исключение. Необходимо разработать и подзаконные акты, и другие нормативные документы.

Комментарий специалиста

Олег АПОЛИХИН, директор НИИ урологии и интервенционной радиологии им. Н.А.Лопаткина, д.м.н., профессор:

«МАЛЕЙШИЕ ОШИБКИ И ПРОСЧЕТЫ МОГУТ ОЧЕНЬ ДОРОГО СТОИТЬ ПАЦИЕНТУ»

— В целом закон о телемедицине оцениваю положительно, — сказал в интервью «МК» Олег Иванович Аполихин. — Но есть нюансы, подводные камни. Да, с помощью Интернета усиливается доступность, но пока не медицинской помощи населению РФ, а оказания медицинских услуг. Это не одно и то же.

Определенно можно сказать: со вступлением в силу закона уже сильно «вдохновились» разного рода интернет-провайдеры, предоставляющие услуги в сфере здравоохранения, рекламщики лекарств и технологий. Это — рынок. И они будут впаривать пациентам и неэффективные препараты, и рассказывать о «чудо-методах» лечения… Заинтересованность растет, но не в пациентах — с целью оказания им медицинской помощи, а в клиентах, которые должны приносить им деньги.

А пользователями телемедуслуг станут, как нетрудно предположить, в основном люди немолодые. У них болит, и они будут хвататься за любое предлагаемое средство, верить кому угодно.

Возрастет и поток обращений пациентов к врачам, которые не имеют медицинских знаний, чтобы объяснить, что с ними происходит. К тому же если человек получает возможность обходиться без настоящей врачебной помощи и сам себя будет лечить, то и должного контроля за болезнями, за их течением, за уровнем лечения, за последствиями «заочного» лечения будет значительно меньше. Этот контроль и так-то был не очень. Малейшие ошибки и просчеты могут очень дорого обойтись пациентам. Хотя врачебная доступность была главным посылом нового закона о телемедицине.

Да и доверие к интернет-докторам будет ниже. И так-то пациенты мало знали о своих лечащих врачах, а будут знать еще меньше.

И самим врачам будет не легче: если, допустим, доктор будет полноценно отвечать на запросы пациентов, то и времени на это у него должно быть больше. Но врачей-то больше не стало, и времени у них больше не появилось.

Но если отбросить все эти нюансы, можно сказать, что глобально принятый закон о телемедицине — хорошее начало. Вновь созданное правовое поле открывает большие возможности для развития российского здравоохранения, особенно в плане оказания медицинской помощи и услуг в тех случаях, когда географическое расстояние является критическим фактором для пациентов.

В будущем это позволит обеспечить дистанционное взаимодействие не только медработников между собой, что уже давно происходит в нашей стране, но и дистанционное взаимодействие врачей с пациентами.

Теперь крайне важно, как этот закон будет применяться на практике. Как будет организовано оказание конкретной медпомощи конкретным пациентам на расстоянии. Важно, чтобы не вышло так: хотели как лучше, а получилось как всегда.

Для того чтобы телемедицина заработала, предстоит еще доработать законодательную базу. В первую очередь это касается внесения изменений в текущие порядки оказания медицинской помощи населению России по специальностям.

Это связано с тем, что в порядках есть ограничения для применения телемедицинских технологий в части условий оказания медицинской помощи (амбулаторно, дневной стационар, стационар). Таких порядков сейчас в РФ — более 60.

Аналогичная ситуация — со стандартами оказания медицинской помощи. В стандартах есть так называемые условия оказания медпомощи (амбулаторно, стационарно), которые тоже могут ограничивать применение телемедицинских технологий.

…Когда же наступит такое счастье, что закон о телемедицине заработает в полную силу и по всей России? Некоторые медицинские эксперты полагают, что для этого потребуется минимум 6 лет.

Лиха беда начало. В России всегда долго запрягают, но потом быстро едут.

Разговор на эту тему будет продолжен.

Новости медицины 2018