Глава 11. Гребнев

Честный Густав с Ленинской премией

Теперь надо сказать пару слов о таком незаурядном человеке, как Анатолий Борисович Гребнев, сценарист и драматург.
В кругу взрослых, однокурсников и просто друзей Гребнева, часто собиравшихся у меня дома, его называли Густавом или Густиком (таково было его настоящее имя - Густав Айзенберг. Гребнев - это псевдоним).
Он был очень умным, глубоко интеллигентным, тонким и остроумным человеком, блестящим рассказчиком и потрясающим тамадой, мастером застольных бесед. Все-таки родом из Тбилиси.

В нашему кругу отношение к Густаву было двойственным. С одной стороны, настоящий друг и прекрасный собеседник, с другой стороны, вроде как явный конформист. И государственные премии имел, и даже Ленинскую - за сценарий фильма "Карл Маркс. Молодые годы". Кстати, фильм по сценарию тому был снят старым тбилисским другом Густава Львом Кулиджановым специально ради Ленинской премии. По крайней мере, так говорили многие общие знакомые. Ну что ж, Кулиджанов и Гребнев своей цели добились.
Так что - да, Густав был конформист. Не диссидент. Хотя все прекрасно понимал и точно так же, как все остальные наши друзья, никаких иллюзий относительно советской власти не строил.

Осуждать его не имею права. Прежде всего, понимаю, как трудно, да просто невозможно киносценаристу и драматургу работать в стол. Поэту, прозаику, так сказать, "легче". А пьесы пишутся ради того, чтобы они шли в театре. Сценарии - чтобы по ним снимались фильмы, которые показывались бы людям, а не клались на полку. Вот Гребнев и писал так, чтобы его ставили и снимали. С режимом не боролся. Ставил "нравственные проблемы". Но ни одной подлости не совершил. А это важнее всех прочих заморочек.
Да и не вижу ничего дурного в том, что он сочинил сценарий фильма про молодого Карла Маркса. Может быть, он был в чем-то "лживым" - не знаю, не смотрел, да и не изучал так глубоко и подробно биографию основоположника. Но в любом случае, Карл Маркс не несет ответственность за безобразия и преступления советской власти. И точка.

И еще Гребнев написал потрясающий "Дневник последнего сценариста", который оказался значительно выше, глубже и интереснее, чем всё то, что он сочинял для театра и кино. Так бывает.

Евгений Максимович Примаков с покойной супругой Лаурой, оба тоже выходцы из Тбилиси, с ними Гребнев дружил, да и все его друзья, включая маму, были с ними знакомы, причем чаще общались с Лаурой. Муж ее был человек занятой.
Правда, я и его в детстве видел, он помогал внести в нашу квартиру холодильник, который мог бы стать мемориальным, да не сохранился, не дожил до наших дней. Увы, и Евгений Максимович тоже уже ушел, Царствие ему Небесное

Мама. Хорошая фотография, у меня такой нет, к сожалению. Еще раз повторю: Анатолий Гребнев был ее многолетним настоящим другом
Мама. Хорошая фотография, у меня такой нет, к сожалению. Еще раз повторю: Анатолий Гребнев был ее многолетним настоящим другом

Есть в Дневнике целый абзац, посвященный вашему покорному слуге. Большая честь

Гребнев погиб трагически, попал под машину в 2002 году. Не знаю, нашли водителя-убийцу или нет, да, скорее всего, и не искали, как у нас водится. Густаву было уже 79 лет, но он совсем не спешил на тот свет...
В молодости Анатолий Гребнев писал стихи. Говорят, хорошие. Но выбрал стезю сценариста и драматурга, а не поэта. Некоторые общие друзья полагали, что поступил он так из расчета. Опять-таки не знаю, не берусь судить, не имею на это никакого права, да и никто не имеет.
Царствие небесное Анатолию Борисовичу и вечная светлая память.