На картошке. Часть вторая

Тот самый барак в Княжево. Но это не мой курс
Тот самый барак в Княжево. Но это не мой курс

Питие есть веселие на Руси

Перепробовал я сразу многое - и вино в товарных количествах, и самогон, который бывал и вкусным, и гнусным. Там впервые в жизни попробовал крепкие спиртные напитки, которых до этого не пил вообще никогда в принципе.
Прекрасно помню свое первое ощущение от опьянения: невиданный прилив сил, подъём, ощущение власти над пространством, вот сейчас захочу - и взлечу. Я совершал гигантские прыжки, будто в волшебных сапогах-скороходах, всё плясало вокруг, мир казался новым и прекрасным.
Молодой, но уже вполне окрепший организм (а я тогда еще и курить не начал) нормально справлялся и перерабатывал алкоголь. Тем более, что мы, как правило, пренебрегали напитками из деревенского сельпо, из местного брали только самогон, причем некоторые из нас расплачивались иной раз натурой с местными поселянками, а вино-водку привозили из Осташово, из Волоколамска и из Москвы, куда нас периодически отпускали (с мешками или рюкзаками халявной картошки на горбу).
Более опытные товарищи не позволяли мне и другим неофитам пить в чрезмерном количестве. Наконец, свежий деревенский воздух выветривал спиртуозность и позволял соблюдать баланс.

Кстати, чтоб два раза не вставать. Напиваться до крайности, до лакун в памяти, до палимпсеста (термин есть такой), до автопилота, уходить Jenseits von Gut und Böse - всё это было уже потом.
Но я обычно переставал пить в тот момент, когда вдруг начинал ощущать, что земля уходит из-под ног, а окружающая действительность как будто водит хоровод с приплясываниями вокруг меня.
И с самого начала решительно не мог "лечиться" по утрам после пьянки. Не то что пить, видеть не мог ничего алкогольного. Пару раз попробовал в себя влить, в порядке эксперимента - не вливалось, не входило, отторгалось со страшной силой противодействия. Я и перестал. На том стою по сей день. Это меня и спасло. Понятие "запой" мне неизвестно.

А вот такого своеобразного "развлечения", как драка с местными, на нашу долю не выпало. Один раз прошел слух, будто в Княжево двигаются некие парни из другой деревни, ребята стали готовиться, выдирая штакетины из заборов, но местные, видимо, не дошли, спьяну полегли по дороге.

Рабский труд и меню из лягушек

Вот и судите сами, полезна была эта картошка или наоборот. Повальное пьянство, разврат в антисанитарных условиях, бессмысленный тупой рабский труд, за который ни гроша не платили студентам - вот и всё, чем характерны эти пресловутые мероприятия.
Все, кто мог, отмазывались от этой бессмысленной каторги, добывая всякие медицинские справки. Но у меня или такой возможности не было, или не было желания. Кажется, мне, дураку, даже хотелось пройти эту идиотскую и бездарную "школу жизни".
Потом, правда, больше не хотелось. Но пришлось провести в той же деревне Княжево еще пару недель на четвертом или пятом курсе (Кропоткина, по-моему, уже не было в живых), и еще месяц, будучи уже аспирантом, бригадиром в другом совхозе, рядом с Волоколамском.

Ну и еще - для смеха. На самой первой картошке я впервые попробовал не только водку, но и мясо лягушек. Один из наших преподавателей-бригадиров умел разделывать, препарировать земноводных, отрывая их задние лапки - единственное, что в них есть съедобного, и мы эти лапки жарили на костре.
Мясо вполне приемлемое, похоже на курицу, только его очень мало, надо было съесть с десяток лягушек, чтобы распробовать, неприятный болотный запах исчезал после прожаривания. Эта часть нашего деревенского "меню" вносила некоторое разнообразие в питание, да слишком уж утомительным был процесс отлавливания земноводной "дичи".