«Двуликий», — почему современники не любили Некрасова

В русской литературе не было писателя более противоречивого, чем Николай Некрасов. Единственный из классиков познал голод и нищету; радикал, избежавший подозрений, обысков, ссылок. Поэт понимал, что не отличается смелостью и готовностью жертвовать собой.

Единственное, о чем просил перед смертью, — судить его по стихам, а не поступкам. Терзался Некрасов тем, что сочинил хвалебную оду Муравьеву-вешателю. Мучился настолько, что преувеличил важность стиха. В последние годы Некрасов старался оправдаться, объяснить свой малодушный поступок, «роковая» ошибка стала его навязчивой идеей.

Н. Ге. Портрет Николая Некрасова
Н. Ге. Портрет Николая Некрасова

Ода Муравьеву

Делом жизни Некрасова было издание демократического журнала «Современник». В апреле 1866 года произошло первое из почти десяти покушений на Александра II, но народоволец промахнулся. Со всей России шли благодарные телеграммы императору, писали стихи и ставили спектакли о чудесном спасении.

После покушения Александр II создал комиссию, главным назначил Муравьева-вешателя. Через несколько дней начались репрессии, аресты, сведение счетов.

Некрасов знал, что «Современник» закроют, но использовал последний шанс. Написал оду Муравьеву, прочел. Тот даже не взглянул. Сидел, развернувшись спиной. В общем, попытка не удалась, «Современник» все равно закрыли.

Шарж. Сотрудники журнала «Современника» Панаев, Некрасов, Григорович, Тургенев, Островский и Толстой несут в журнал свои сочинения
Шарж. Сотрудники журнала «Современника» Панаев, Некрасов, Григорович, Тургенев, Островский и Толстой несут в журнал свои сочинения

Революционеры и демократы сочли Некрасова негодяем, а поэт всю оставшуюся жизнь изводился от вины и просил прощения.

Торгаш и барышник

Дело в том, что Некрасова не любили. Мнение о нем сложилось как о торгаше и барышнике. Тургенев, например, писал, что Некрасов его «Записки охотника» купил за тысячу рублей, а полторы тысячи наварил на перепродаже. Подобную комбинацию он провернул с изданными сочинениями Гоголя.

Многие писатели сетовали, что Некрасов наживается на их трудах, считали чуть ли не вором. Однажды авторы не поверили, что в кассе журнала нет денег, отправились в контору и проверили бухгалтерские книги. Все сошлось. Публичное, ложное обвинение в присвоении денег не подтвердилось.

Хуже было другое. Слову Некрасова не было веры. Его поэтические строки называли ложью, обвиняли в неискренности. И кто обвинял: Толстой, Герцен, Белинский, Анненков, Фет, Тургенев... Говорили, что Некрасов пишет о тяжкой крестьянской доле, а его крепостные ищут от него защиты. Логичному вранью верили, поскольку оно точно отражало двойственность его натуры.

А. Наумов. Некрасов и Панаев в гостях у больного Белинского
А. Наумов. Некрасов и Панаев в гостях у больного Белинского

Множественные миры

Некрасов тонко чувствовал, глубоко переживал и жил двойной жизнью. Он состоял в Английском клубе, и большинство его карточных партнеров не знало, что он поэт. Писал о тяжелой судьбе народа, а министр финансов был вечно должен Некрасову тысячу-другую.

В одном из стихотворений Некрасов пишет о барине, втыкающем на запятки кареты гвозди, чтобы сгонять мальчишек, желающих прокатиться. А Фет сообщает в дневнике, что в такой карете, утыканной острыми гвоздями, ездил сам Некрасов.

Печаль о судьбе народа не помешала Некрасову построить винокуренный завод. Он осуждал Михаила Лонгинова за непристойные стишки, а сам, на пару с Тургеневым, сочинил еще более непристойное стихотворное послание Лонгинову.

Некрасов состоял в Петербургском гастрономическом (так называемом «обжорном») обществе и в то же время высмеивал его в стихах. Объедался деликатесами, переживая за голодающих. Обличал охоту, а сам устраивал для министров шикарные охотничьи выезды на лося и медведя, с поварами, сервизами и лакеями.

Неизвестный художник. Николай Алексеевич Некрасов
Неизвестный художник. Николай Алексеевич Некрасов

Грехи поэта

В биографии Некрасова много удивительных фактов, противоречий и поступков, из-за которых от него постоянно отворачивалось общество.

Когда он подвел отца и вместо военной карьеры избрал писательство, отец оставил его без денег. Без крыши над головой, впроголодь, Некрасов три года выживал. Однажды его подобрал и отогрел нищий.

Он жил в семье Ивана и Авдотьи Панаевых, у которых собирались практически все русские писатели того времени. У Авдотьи с Некрасовым случился роман, который длился 16 лет, до смерти Панаева. Отношения были сложными. Некрасов постоянно уходил, страдал в разлуке, возвращался, ревновал Авдотью к мужу и устраивал сцены. Общество его осудило: живет под чужой крышей и с чужой женой. Тем временем красавец Панаев, редкий волокита, транжира и донжуан, занимался с Некрасовым изданием «Современника», а вскоре отошел от дел.

К. Горбунов. Авдотья Яковлевна Панаева
К. Горбунов. Авдотья Яковлевна Панаева

Дед и отец Некрасова были азартными картежниками, спустили почти все состояние. Как писал Некрасов, когда дед проиграл семь тысяч душ, а отец две тысячи, ему проигрывать было нечего. Николай и не проигрывал. Он был неплохим психологом и стратегом, играл в основном с богатыми людьми и, судя по всему, играл профессионально. На выигрыши Некрасов выкупил семейное имение, издавал «Современник», держал прислугу.

Почти в 50 лет Некрасов сошелся с 23-летней деревенской девушкой Феклой. Барин занялся образованием Феклы: дал ей новое имя – Зина, водил в театры и на концерты, практически перед смертью женился. Своих прежних возлюбленных Некрасов не забыл. До последних дней тосковал по Авдотье и своей любовнице-француженке Селине Лефрен.

Николай Алексеевич Некрасов
Николай Алексеевич Некрасов

Двуликий, но не двуличный

Некрасов и сам прекрасно знал, что порой поступает аморально: «Я не слишком нравлюсь себе самому», но, слабый человек, что он мог поделать. «Двуликий», — таким считал Некрасова Чуковский и был прав. Однако, кто знает, не будь его душа столь мятежной и противоречивой, родились бы такие чудесные строки?

Понравилась статья? Ставьте палец вверх и подписывайтесь на канал, чтобы не пропустить самое интересное!

Вам будет интересно:
Ей 24, ему 47: запретная связь Тютчева
Обида Баранта: первая дуэль Лермонтова