119 subscribers

Шахматист с ДЦП из Калуги написал книгу о своём лечении в Китае

Сергей Шарабин известен в своём городе как тренер по шахматам высшей категории, а также как писатель и журналист. В 10-месячном возрасте ему поставили диагноз ДЦП. Сейчас Сергею 61 год, он живёт очень активной жизнью: проводит уроки по шахматам, которыми занимается с 5 класса, пишет книги, ведёт просветительскую работу в соцсетях.

Издание KP40.RU опубликовало подробное интервью с Сергеем Николаевичем. ОбнимиМеня.Ру пересказывает эту публикацию с небольшими сокращениями и дополнениями.

Шахматист с ДЦП из Калуги написал книгу о своём лечении в Китае

— Как вам пришла в голову идея воплотить свой опыт в книгу?

— Моё лечение в китайской клинике превратилось в общенародное обсуждение. Многие земляки стали свидетелями и соучастниками моей борьбы за здоровье.

Калужане услышали о моей проблеме с лечением и помогли со средствами на поездку. Использовал и мои собственные сбережения, собранные за долгие годы тяжким трудом.

Я решил, что общественность должна узнать правду. Поэтому и написал эту книгу.

Самым главным впечатлением мужчины от поездки в Поднебесную стала доброжелательность встречающихся людей. Его поразило то, как китайцы воспринимают мир вокруг себя, и то, как это восприятие находит отражение в культуре, архитектуре, а также в отношении к еде.

Еда — это культ. Люди из Поднебесной совершенно по-другому к ней относятся. Для китайцев это — общение и божество.

Сергей прилетел в город Сиань в 2002 году. Китайские врачи готовили его к сложной операции на головном мозге своими традиционными методами — иглоукалыванием и капельницами. Операция должна была состояться 28 мая, но буквально за сутки до назначенной даты её отменили. В этом Шарабин винит исключительно себя.

Проведать сложного пациента и лично проконтролировать ход лечения пришёл директор научно-исследовательского института традиционной китайской медицины Лю Шаомин. В разговоре с ним Сергей честно признался, что оставшихся у него денег не хватает на проведение операции, точнее — что деньги есть, но это последние средства, которые у него остались, и в Калугу ему придётся возвращаться совершенно без всего. Директор, который успел ознакомиться с историей болезни, а также прочитал статьи Шарабина, жестами показал, что медицинский институт полностью берёт на себя все затраты.

Мне с трудом верилось, что директор принял решение продолжать лечение за счёт клиники не просто терапевтическими методами, а собирается применять дорогостоящее оперативное вмешательство.

Через короткое время в ситуацию вмешался социальный работник, который был очень зол. По всей видимости, из-за непредвиденных расходов на лечение гражданина другой страны. Ситуация вскоре прояснилась: как оказалось, дневниковые записи Сергея, которые он вёл для публикации, оказались в распоряжении переводчицы, которая сопровождала его в поездке. А через переводчицу эти записи увидел сотрудник администрации провинции Шаньси.

Я записывал слова лечащего врача, которая не скрывала своего негодования от очень скудного финансирования лечения российского пациента администрацией провинции. К тому же переводчица многое переводила администрации неверно и самые ключевые детали были упущены. Многое в этом деле зависело от языкового барьера. И я очень сожалею, что так получилось.
Сергей Шарабин в Пекине, 2000 год
Сергей Шарабин в Пекине, 2000 год

Насколько регулярно вам нужно проходить курс лечения?

— Мне процедуры желательно проходить хотя бы раз в полгода. По направлению врача в поликлинике не принимают 2 года пациентов, нуждающихся в различных физиопроцедурах.

10 декабря я поеду в клинику имени академика Бурденко, чтобы мне Министерство здравоохранения России выделило государственную квоту для прохождения интенсивного курса лечения в Германии или Китае.

Эту поездку в Москву на медицинскую комиссию я добивался 9 месяцев. Но уверен на все 100%, что они мне откажут.

Почему вы уверены, что вам откажут в квоте?

— Это будет пятая по счету государственная комиссия по отбору советско-российских граждан на высокотехнологичное лечение за рубежом. Первый раз мне отказали в 1988 году. Когда я находился непосредственно во Всекитайском Центре лечения и реабилитации инвалидов с диагнозом последствий ДЦП и должен был пройти полный 280-дневный курс лечения.

Минздрав страны категорически отказался оплачивать лечение. В государстве больных, страдающих тяжёлым неврологическим заболеванием ДЦП, миллионы. Лечение очень дорогостоящее. При этом диагнозе поражаются определённые участки мозга. Всё упирается в деньги и медицинскую систему.

— Несмотря на все ваши проблемы со здоровьем, вы известны в Калуге как высококлассный шахматист. А что вас привело в тренерскую профессию? Как вы добились таких успехов на этом поприще?

— Серьёзно шахматами увлекся в начале 5-го класса. Несколько раз выступал на чемпионате России среди инвалидов опорно-двигательной системы.

Перед собой поставил цель: в 7-м классе стать мастером спорта по шахматам или в крайнем случае тренером. Я в те далекие школьные годы понял, что за счёт шахмат можно поправить свое здоровье на Западе. Эмиграции никогда не боялся и был готов уехать. В старших классах мне даже присвоили кличку «Диссидент». И я этим очень гордился.

Получив высшее образование, начал работать тренером по шахматам. Мой общий стаж — 35 лет. Работал в детско-юношеской спортивной школе № 5 с 1986 по 2017 год.

Я хотел стать директором этой шахматной школы, чтобы поднять калужских шахматистов на всероссийский уровень. Отправлял своё резюме в управление физической культуры спорта и молодёжной политики. Но директором назначили судью по хоккею.

Шахматист с ДЦП из Калуги написал книгу о своём лечении в Китае

— В калужских шахматах давно не воспитывали сильных гроссмейстеров. Какие, на ваш взгляд, проблемы в этом виде спорта в нашем городе имеются?

— Да, действительно, только один уроженец калужской земли имеет звание гроссмейстер. Это наш земляк, почётный гражданин Калуги Юрий Авербах.

​​​​​​А большие проблемы в калужских шахматах в последнее время возникли потому, что тренерский состав из-за маленькой зарплаты уходит с работы. Безусловно, они преданы своему делу, но им тоже нужно выживать.

— Сергей Николаевич, вы постоянно в этой жизни боретесь. За своё здоровье, за работу, за справедливость, в конце концов. Что придаёт вам силы не сдаваться и не опускать руки?

— Таким меня воспитали родители. Идти только вперёд. Никогда не сворачивать с поставленной цели.

Отец у меня военный с многолетним стажем. Прошёл всю войну. Дважды контужен и ранен. Сумел уберечь раздробленную левую ногу. Он научил меня на собственном примере бороться за жизнь.

Всегда быть целеустремлённым и никогда не пасовать перед трудностями, не опускать руки. Любить жизнь, как бы трудно ни было.

Я творческая личность. Мне хочется потомкам поведать в своих произведениях, в какой социально-политической формации нам довелось родиться, жить и выживать. Как стать и быть человеком в обществе при страшном диагнозе.

Сергей Шарабин с Анатолием Карповым
Сергей Шарабин с Анатолием Карповым

ДЛЯ СПРАВКИ

С 2004 по 2014 года вышло шесть изданий книги Сергея Шарабина «Через тернии к счастью».

В 2018 г. вышла книга «Мафия», посвящённая памяти его родителей: Николая Григорьевича и Любови Константиновны, в которой рассказывается о политической, государственной и экономической ситуации в стране с 2000 до 2018 года.

Также Сергеем Шарабиным в соавторстве написаны книги по шахматной специализации с Эльвирой Коган «Шахматы для самых маленьких», и «Шахматный всеобуч».

Следующее произведение, которое Сергей Шарабин уже начал писать, называется «Коррупция или государственная проституция». Оно посвящено интернету и расскажет о том, как его превратили в игрушку для взрослого человека.

Много других историй особенных людей на сайте ОбнимиМеня.Ру