118 subscribers

Уральский завод выплатит инвалиду семизначную сумму за отрезанную ногу

404 full reads

Сергей Некрестов, бывший сотрудник Каменск-Уральского завода по обработке цветных металлов, потерял ногу в свой профессиональный праздник — день металлурга, 16 июля. Сергей работал на заводе ОЦМ прокатчиком горячего металла.

Мужчина заправлял в специальное устройство, барабан, раскалённую металлическую болванку при помощи клещей. Вес изделия — 50 килограммов, болванка имеет вид конуса диаметром около 20 сантиметров. Пройдя круг по аппарату, болванка возвращалась обратно, Сергей принимал, ловил, обрезал специальными ножницами и снова пускал по линии уже на другие участки, к другим аппаратам. В результате этого процесса болванка превращалась в проволоку.

Продукция завода ОЦМ
Продукция завода ОЦМ

В тот злополучный день Некрестову не удалось отправить заготовку в валки клети сразу, металл почему-то застрял в щели. Прокатчик попытался вытащить клещами заготовку, она уже начинала остывать. Но в этот момент валки очень резко захватили болванку, ударив раскалённым концом по ноге. Почувствовав резкую боль, мужчина инстинктивно отшатнулся в сторону другой выводной трубки, из которой через две-три секунды вылетела та самая заготовка, уже прошедшая по обводному аппарату. Раскалённый кусок металла весом в 50 килограммов попал Сергею в ногу, в бедро. Всё произошло буквально за несколько секунд.

— Боль жуткая, но сознания не потерял, упал, ко мне подскочили, понесли в медпункт, — вспоминает Сергей. — Там поставили обезболивающий укол.

Бригада скорой помощи приехала лишь через 50 минут. Но, как оказалось, вины медиков в этом нет. Уже позже выяснилось, что звонок в диспетчерскую поступил только через 45 минут после инцидента. Жена Сергея Татьяна узнала о несчастье в десять вечера, когда к ним домой пришли коллеги мужа.

— Такие же, как он, работяги, переживали, успокаивали меня, чтобы не волновалась, говорили, что уже всё хорошо, прооперировали, — вспоминает Татьяна. — Я кинулась в больницу, нашла врача. Он рассказал мне, что ногу пришлось ампутировать, начиная с бедра. «Понимаете, — объяснял мне врач, — у нас просто не было времени, чтобы спасать ногу». Сережу привезли в состоянии геморрагического шока. Приезжала медицина катастроф, по видеосвязи связывались с сосудистыми хирургами из Екатеринбурга и приняли решение ампутировать, чтобы не развилась гангрена.
Уральский завод выплатит инвалиду семизначную сумму за отрезанную ногу

На следующий день Татьяна обратилась к юристу, опасаясь, что расследование будет необъективным, и виноватым окажется муж. Несчастный случай расследовала комиссия: из Екатеринбурга приехали специалисты инспекции по охране труда, Фонда социального страхования.

Опасения Татьяны не были напрасными. По мнению руководства завода, Сергей сам нарушил правила: он вышел из безопасной зоны, где его ударило во второй раз болванкой. При этом рабочий говорит, что от боли он не мог контролировать этот момент, его за секунду откинуло после первого удара в ту самую зону перед аппаратом, откуда вылетел раскалённый металл. Никакого ограждения не было. Рабочий пятачок, на котором работал Сергей, был совсем маленький.

Эксперты же, работавшие в комиссии по расследованию несчастного случая, сделали заключение, что его причина следующая: «неудовлетворительная организация производства работ, необеспечение безопасности осуществляемых производственных процессов при выполнении работ при обработке металлов. Конструкция оборудования и осуществляемый производственный процесс (…) не исключает непосредственного контакта работников с исходными материалами, заготовками, полуфабрикатами».

Сергей Некрестов с сыном
Сергей Некрестов с сыном

На переговорах с руководством семейная пара озвучила свои требования: компенсация в размере пяти миллионов рублей. Сумма была взята не с потолка. У Некрестовых есть трёхлетний ребёнок, а они живут в комнате в общежитии. Понятно, что после случившегося о получении ипотеки можно забыть, а вопрос с жильём надо как-то решать. Завод предложил свои условия: миллион компенсации, плюс 500 тысяч на протез, пообещав в течение года-двух (пока не сделают протез) доплачивать к больничному (больничные выплаты у Сергея — 14 700 рублей, учитывая доход за предыдущее время).

Семья Некрестовых
Семья Некрестовых

Первые месяцы от предприятия действительно приходили выплаты плюсом к больничному. Кроме того, завод обещал не бросать покалеченного сотрудника, найти ему после протезирования рабочее место на складе или на каком-нибудь другом участке, где можно работать на протезе. Но Сергей уже не хотел возвращаться на завод. Говорит, никаких рабочих перспектив он для себя уже не видит. Как и перспектив по зарплате.

— К тому же понял, что психологически не хочу возвращаться на завод после того, что случилось, — говорит он.

Некрестовы обратились в суд. Рассмотрение дела продолжалось несколько месяцев. В результате стороны спора всё же пришли к соглашению: завод ОЦМ выплатит металлургу 2,5 миллиона рублей.

— Мы решили не тратить время на судебные тяжбы. Предложенная сумма всех удовлетворила, — говорит жена пострадавшего рабочего. — После несчастного случая у нас разрушились все планы: хотели взять ипотеку, наконец купить собственную квартиру. Сейчас, после выплаты компенсации, можно будет решить хотя бы квартирную проблему. Как всё сложится у нас дальше, уже зависит от нас: Сергею поставят протез, будет искать себя в новых профессиях.

Юрист Юлия Майрова, которая представляла интересы семьи Сергея, считает, что размер компенсации достаточный: «Исходя из судебной практики, сумма на порядок выше, чем взыскивают суды по аналогичным категориям дел».

Сергей Некрестов
Сергей Некрестов

Статья подготовлена на основе материалов сайта «Е1.RU — Екатеринбург Онлайн»

Фото: Максим Воробьев / Е1