Отходить надо, командир! - заорал лежавший позади партизан

Наша разведгруппа пришла вчера вечером в партизанский отряд, а утром мы вместе с ними, пошли на воссоединение с нашей ротой и нарвались в лесу на отряд фашистов...

Отходить надо!

Мы за ночь хорошо выспались и бредя по рыхлому снегу, между облетевших от листвы деревьев, я впервые на время, позабыл о войне...

Заместитель партизанского командира, бывший сельский староста Петухов, недоверчиво относился к нам и всю дорогу, пытался отговорить своего командира Панкратова от того, чтобы сопровождать нас до расположения нашей роты...

- Товарищ Панкратов, ну они то доберутся до своих и всё! - убеждал он партизанского командира и приводил доводы:

- А нас потом, фрицы будут по всему лесу гонять!

- Сидели мы тихо в лесу, да вылазки делали, надо было и дальше сидеть!

Панкратов слушал его и ничего не отвечал, продолжая идти дальше...

Партизаны шли позади, доверив нам прочёсывание леса и шедший справа от меня ефрейтор Морозов, вдруг громко шепнул, падая в снег:

- Командир, там немцы!

Я резко обернулся назад и махнул рукой вниз, тем самым, подавая знак всем идущим позади, лечь на землю и затаиться!

Партизанский отряд стал ложиться на землю, но всё же было поздно, ибо кто-то из фашистов уже открыл стрельбу, видимо заметив нас!

Мы открыли ответную стрельбу и тихий доселе лес, быстро наполнился беспорядочными звуками отчаянной перестрелки...

Фашистов явно было много и лежавшие позади нас партизаны, начали беспокоиться, а один из них вскоре крикнул, обращаясь к лежавшему невдалеке от меня Панкратову:

- Отходить надо, командир!

Командир вопрошающе посмотрел на меня и я кивнул...

Надеясь на то, что наша рота уже недалеко, я решил на всякий случай - подать сигнал!

Зарядив ракетницу, которую я вчера позаимствовал на время у кого-то из партизан, я перевернулся на спину и подняв пистолет вверх в вытянутых руках, нажал на спусковой крючок!

Красная ракета, с шумом и фырканьем взмыла в серое небо и стрельба, со стороны фашистов вдруг стихла!

Я резко перевернулся на живот и присмотревшись, увидел удирающих фрицев, которые явно очень сильно торопились!

Мы выждали ещё немного и поняв, что немцы действительно отходят, двинулись следом за ними...

- Командир? - тихо окликнул меня Морозов и показал на валявшуюся в снегу планшетку.

Я подошёл к ней и не прикасаясь, осторожно оглядел её со всех сторон боясь, что немцы могли оставить какую-нибудь ловушку!

Подошедший к нам командир партизан Панкратов, увидел лежавшую на снегу планшетку и взяв её в руки, спросил:

- О, немцы что ли, обронили?

Поглядев на наши испуганные лица, он поинтересовался:

- Не ваша?

Я взял планшетку из его рук и увидел внутри листок, с цветными пометками и какими-то надписями...

- Морозов, переведи! - приказал я, отдавая планшетку ефрейтору.

- Красный цвет - назад... - забормотал ефрейтор, разглядывая немецкие каракули и через минуту доложил:

- Товарищ лейтенант, это кажется обозначения сигнальных ракет!

- Кажется или точно? - уточнил я и он поправился:

- Точно!

- Помните, как вы красную ракету выпустили? - нетерпеливо спросил он и не дождавшись моего ответа, объяснил:

- Вот немцы и подумали, что это - сигнал к отходу!

Партизан вклинился в разговор, радостно потирая руки:

- Так это, что же?

- Мы теперь, сможем немцами командовать, так что ли?

Морозов пристально посмотрел на меня и я всё понял, объяснив Панкратову тихим голосом и осматриваясь по сторонам:

- Так оно так, да не так!

Тот непонимающе посмотрел на меня хлопая глазами, а я объяснил:

- В отряде у тебя, предатель завёлся!

Панкратов испуганно отшатнулся и посмотрел сначала на меня, а потом на Морозова и через секунду облегчённо выдохнул, махнув на нас рукой.

- Шуткуете, да? - улыбаясь посмотрел он на нас но, увидев наши серьёзные лица, тихо спросил:

- На кого грешите?

Я показал ему одолженную ракетницу и ответил:

- А чья это, вещь?

Он замолчал и стал вспоминать, а его заместитель Петухов, подошёл к нам и увидев ракетницу в моей руке радостно воскликнул, забирая её у меня:

- Вот она где!

- А я её вчера, весь вечер искал и найти не мог!

Панкратов протянул ему немецкую планшетку и тихо спросил:

- А это, не твоё, случайно?

Петухов посмотрел на планшетку и улыбка быстро исчезла с его лица, но Панкратов уже навёл на него ствол своего пистолета и приказал:

- Руки вверх...

Из воспоминаний ветеранов Великой Отечественной.

Дорогие читатели!

Будем вам благодарны, если вы поставите статье - "нравится" и подпишетесь на наш канал!