Стреляй, Васька - патронов хватит!

Продвигаясь по белорусским лесам, мы примкнули к партизанскому отряду, у которого были одни винтовки и мало патронов.

Партизанский наш отряд...

Прибыв в их лагерь, мы с политруком поинтересовались - есть ли поблизости немцы...

- Немцы то есть, и их немного по нашим меркам, только вот на вооружении у них автоматы и пулемёты, боюсь людей зазря положить! - сокрушался командир партизан.

- Так, маленькие диверсии по ночам устраиваем, и обратно в лес, чтобы не выследили. Только вот сегодня ночью, сильно мы нашухерили и боюсь, облаву немцы устроят. Так что, вы в самый раз, со своими пулемётами! - обнадёживающе посмотрел он, на нас с политруком.

Мы переглянулись и политрук кивнул, а я сказал:

- Конечно поможем!

В лагере раздались крики, и вбежавший пацанчик, одетый в фуфайку и кепку, крикнул:

- Немцы нас нашли, подступили уже близко!

Я вышел из избушки, и скомандовал бойцам занять оборону. Схватив того пацана за шкирку, я потащил его за собой и, подведя к пулемётному расчёту, приказал бойцам:

- А ну-ка, покажите ему, как надо с немцем расправляться!

Раздались выстрелы, и я пригнулся к земле.

На поляну стала выходить немецкая пехота, и постреливать из шмайсеров. Я приказал бойцам уступить пулемёт пацану, и быстро показал как из него стрелять!

Он повернулся ко мне, потом посмотрел на немцев, и испуганно спросил:

- А патронов хватит?

- Немцев то, вон сколько много!

Я спосил - как его зовут, и он назвался Василием. Я легонько щелкнул его по затылку, и направив ствол пулемёта на фрицев, сказал:

- Стреляй, Васька, стреляй!

- У нас на них, точно патронов хватит...

После боя, я посмотрел на его разгорячённое лицо и, улыбнувшись сказал:

- С тобой познакомились, а с ним забыли!

И указав на пулемёт, сказал:

- Это вот - Максим, Василий!

Он внезапно улыбнулся, и тихо сказал:

- А у меня фамилия - Максимов...

Из воспоминаний Ивана Рябова - старшего лейтенанта.