В плен он никого не берёт - сказал старшина

Мы окопались у деревенской околицы в ожидании наступающей гитлеровской роты.

Только по моей команде!

Фрицы уже высыпали из леса на усыпанное первым снегом широкое поле, как подбежавший ротный стал громко орать:

- Стрелять только по моей команде!

- Всем ясно?

Удостоверившись, что все бойцы услышали его приказ, он поставил боевую задачу!

- Внимание!

- Из штаба только сообщили, что в тыл немцам ударил партизанский отряд и нам нельзя стрелять - чтобы случайно не подстрелить партизан!

- Поэтому, принимаю решение - идти в атаку и в рукопашную!

Вскоре мы увидели - как из леса выбегает много людей в гражданской одежде и преследует немцев, убегающих по полю в нашу сторону.

К ротному подбежал связист и передал ему сообщение из штаба. Ротный прочитал его, посмотрел на поле и заорал:

- Стволы в воздух... поднять!

Мы недоуменно задрали вверх стволы винтовок, автоматов и пулемётов и услышали следующий, не менее странный приказ:

- Пли!

Немцы услышали выстрелы впереди, а когда мы, по приказу ротного встали на ноги и заорали:

- Ура! - остановились и растерянно завертел головами увидев, как их окружает многочисленный партизанский отряд...

Партизаны сомкнулись кольцом и мы услышали шквальный огонь, а через пять минут всё стихло!

Партизаны быстро побежали обратно в лес, а один из них, видимо командир, поднял вверх руку и помахал нам издали, как бы благодаря за помощь!

Вернувшись обратно в город, где располагался наш штаб, ротный сразу же пошёл разбираться, и вскоре вернулся оттуда угрюмый и печальный.

По рассказу старшины, усевшегося с нами возле небольшого костерка, ротному сказали вот что...

- Командир того партизанского отряда, приходится родным братом нашего комдива. - неторопливо начал старшина, протягивая к огню свои озябшие руки.

- Немцы их родную деревню сожгли, а всех жителей к стенке...

- Вот и мстит стало быть, брат евошний за родителей своих!

- А нас туда послали, чтобы мы помогли немцев не упустить!

- В плен он никого не берёт... - закончил свой рассказ старшина.

Наступившую тишину прервал неожиданно подошедший ротный.

Мрачно взглянув на нас, он приказал нам строиться и негромко сказал старшине:

- Ещё один немецкий отряд из лесу гонят!

- Приказали преградить дорогу, как в прошлый раз!

Лёжа в снегу и ожидая, когда немцев выгонят из лесу, мы увидели едущие справа немецкие танки, которые ехали по полю по направлению к лесу.

- Там же... - побелев лицом прошептал ротный и стал приподниматься. Старшина прижал его к земле и заорал ему в ухо:

- Ну куда ты, нас же всех там положат, как пить дать!

- Отступать надо, капитан!

Ротный пытался вырваться и старшина крикнул несколько солдат которые, опасливо поглядывая на ротного, всё же повалили его на землю!

Крикнув связиста, старшина приказал ему, чтобы он передал в штаб о немецких танках...

Танки уже пересекли половину поля и до леса, где кипел бой, им оставалось метров двести, как сверху пронеслось звено наших бомбардировщиков и вниз полетели бомбы!

Старшина выхватил бинокль и поглядев на подбитые танки, а потом на выбегающие из леса остатки немецкой роты, облегчённо выдохнул и спросил:

- У них что?

- Ещё и третий брат есть?

Вернувшись в город, мы узнали, что старшина оказался прав - у комдива было много братьев!

- Один на флоте - адмиралом служит, второй - наш комдив, один из партизан будет и ещё двое, генералами где-то служат! - со смехом рассказал старшина, когда мы в очередной раз расположились у костра.

- Ах да! - вспомнил старшина.

- Один в авиации - крупная шишка!

- Он те бомбардировщики прислал!

- Так что немцы зря в это край сунулись, кругом одна родня!

Из воспоминаний ветеранов Великой Отечественной.

Дорогие читатели!

Будем рады, если вы поставите статье - "нравится" и подпишетесь на наш канал!