Волкодлаки для засечного боя

1 April 2019
7,4k full reads
5 min.
14k story viewsUnique page visitors
7,4k read the story to the endThat's 50% of the total page views
5 minutes — average reading time

«Родился ли на свете и согревается ли лучами солнца тот человек, который бы подчинил себе силу нашу? Не другие нашим, а мы чужим привыкли обладать. И в этом мы уверены, пока будут на свете война и мечи»

Даврита, славянский вождь

Эти люди, по-видимому, колдуны. Скифы и живущие среди них эллины, по крайней мере, утверждают, что каждый невр ежегодно на несколько дней обращается в волка, а затем снова принимает человеческий облик.

Геродот

Волкодлаки против берсерков

Благодаря лёгкой руке писателей-фантастов среди поклонников русской боевой традиции стал чрезвычайно популярен образ берсерка – воина-одиночки, облачённого в волчью шкуру, свирепого и обладающего разрушительной силой, перед которой не могут устоять полчища врагов. Однако, само слово «берсерк» — скандинавского происхождения и к культу волка вряд ли имеет отношение. Даже этимология этого слова до сих пор вызывает споры учёных и однозначного ответа на вопрос «кто же такие берсерки?» не может дать никто, в том числе и сами скандинавы. Так стоит ли притягивать за уши берсерков в лоно русской боевой культуры?

То ли дело волкодлаки. Вот что пишет о братьях-славянах Соломон Хеннинг:

«…крестьян надо отучить от их заблуждений, ведьминых дел, идолопоклонства и обратить к истинному пониманию сущности и воли Бога. Они очень сильно склоняются к язычеству и поклоняются солнцу, звездам, луне, огню, воде, ручьям и чуть ли не всей живой твари, только это раньше делали открыто, а сегодня это происходит тайно… описать все те мерзости, что этот народ делает в своих многочисленных рощах и погребая своих покойников, было бы слишком долго. Часто и много раз они превращаются в волков и бегают (вокруг) как волкодлаки, как их называют».

Волкодлак – от старого «длак», что значит «шкура».  То есть, сам смысл слова подталкивает нас к созданию образа человека, носящего волчью шкуру. По славянским поверьям колдун, превращая человека в волка, набрасывает на него волчий «длак», произнося заговор. Сохранились и русские заговоры, связанные с оборотничеством.

«На море на Окиане, на острове на Буяне, на полой поляне, светит месяц на осинов пень, в зелен лес, в широкой дол. Около пня ходит волк мохнатый, на зубах у него весь скот рогатой; а в лес волк не заходит, а в дол волк не забродит. Месяц, месяц — золотые рожки! Расплавь пули, притупи ножи, измочаль дубины, напусти страх на зверя, человека и гады, чтобы они серого волка не брали, и теплой бы с него шкуры не драли. Слово мое крепко, крепче сна и силы богатырской.»

В самом заговоре заложена мысль о том, что против оборотня бессильно простое оружие.  То есть, его не останавливают ни ножи, ни пули. Нечто подобное иногда описывают полицейские и военные хроники, когда человек, пребывая в состоянии аффекта, оказывается способным вести схватки несмотря на смертельные, казалось бы, ранения.

Звероподобные воины славянских воинств

Византийские авторы, повествуя о многочисленных нападениях славян на империю, упоминают «звероподобных воинов» в «зверином безумии» бросающимся на врага и идущих в отрыве от основных сил.  Попав в плен, славяне умеют противостоять пыткам:

«Устроив допрос, Александр начал допытываться, откуда пленники родом. Но варвары, впав в предсмертное безумие, казалось, радовались мукам, как будто чужое тело испытывало страдания от бичей».

Вы спросите, а при чём здесь засечный бой? А как же ещё приходилось драться тем, кто шёл  «в отрыве от основных сил»? Противостоять более многочисленным врагам, по всей видимости, для них — норма. Но вернёмся к первоисточникам.

«Слово о полку Игореве» рассказывает нам о войне русских князей с половцами. Интересна фигура Всеслава Брячиславича, рождённого от «волхвования». По мнению исследователей, этот князь, прозванный Чародеем, стал прообразом мифического Волха Всеславьевича – князя-оборотня, успешно применявшего свои навыки в военном деле. Согласно мифу, он не просто воин-оборотень, понимает язык птиц и зверей. Былина говорит нам о том, что отец его — Змей. И это очень символично. Логику взаимосвязи Волха и Змея мы установим несколько позже. Значителен и сюжет былины: Волх-Вольга идёт походом в Индийское царство.

Но причём же здесь волки и звероподобные воины?

Легко прослеживается этимологическая цепочка слов волхв-волх-волк. Эта  связь вполне обоснована. Волхвы – представители жреческой касты восточнославянской Руси, хранители некого «тайного знания», навыков колдовства и чародейства. То, что мы сейчас принимаем за эффективные психотренинги, в былые времена воспринималось исключительно, как волшебство. Кстати, ВОЛШба того же происхождения. По мнению специалистов, среди восточнославянских племён был широко распространён культ Велеса-Волоса. Не трудно проследить связь имени бога с наименованием касты.  Так что же, вполне может быть, что некогда волхвами именовали именно жрецов культа Велеса.

Великие охотники древности

В своей статье «Древность русской цивилизации» Андрей Гусельников назвал Велеса богом охотников. Трудно с ним не согласится, внимая смыслу русского слова ВОЛОС. Всё та же шкура — длак фигурирует в качестве главного артефакта охотничьего культа, где Волос-Велес олицетворяет архаичные представления предков о структуре мироздания и силах природы. Представления столь древние, что истоки их, по всей видимости, действительно стоит искать в эпохе неолита.

Да, летописные хроники называют Велеса «скотьим богом», но только примитивный ум современника мог назвать его покровителем скотопасов. Ерунда. «Скотий бог» потому «скотий», что он — владыка животного царства, того, откуда родом и сам человек. Это наша первобытная история, история великих охотников. Велес был создан тогда, когда миром правил не брахман и не воин, их время ещё не пришло. Велеса создал охотник.

В созданных ариями Ведах мы находим демона Валу, антагониста громовержца Индры. Вала — значит «охватывающий», «скрывающий». Схожий смысл сохранился и у современного русского слова «вал», в значении «холм». Кстати, исследователи считают, что образ Валы выделился из более архаичного образа демона Вритры, который есть Змей. Его тоже побеждает Индра. Получается, что Вала имеет своего  «отца» в виде Змея, подобно русскому Волху.

Индра, безусловно, олицетворяет воинское сословие. А если быть точнее, — дружину. Ведь, помимо всех атрибутов громовержца, его ещё и сопровождает свита воинов-марутов. Этакие дядька Черномор и тридцать три богатыря. Марутам в Ригведе посвящено тридцать три гимна. Может сложится ощущение того, что перед нами героический эпос о противоборстве Воина и Демона. Но не спешите с выводами.

Самый древний миф

Вот вам информация к размышлению. Согласно мифу, Вала похищает коров, и прячет их в…горе. Индра разбивает гору молнией и освобождает коров. С Вритрой та же история, только тот «запирает воды». У латышей Перкунас-громовержец спасает коров, похищенных Вяльнасом. Интересное совпадение? По всей видимости, мы имеем дело с главным индоевропейским мифом, где Валу-Велесу-Вяльнасу определена своя роль. И это роль вовсе не демонического характера, как может показаться на первый взгляд, иначе культ Велеса никогда не был бы так распространён по Руси.

Начнём всё же со Змея. Вритра спит в водах, ему подчинены силы природы. Его оружие — … молния! Как же так? Да, нашему скудному, забитому посредственным российским образованием уму сложно разобраться в хитросплетениях языческого мировидения.  Что нам желает рассказать эпос? Один громовержец с колесницей убивает другого с хвостом? Нет. Язычество более чем толерантно в отношении миропонимания, именно поэтому знатоки русской древности могут назвать сотни разных божеств, духов и берегинь. Развиваясь, язычество не уничтожало то, что было создано ранее, но формировало новые облики богов и героев. Так произошло и с громовержцем. Один просто сменил другого. Тот же Вала-Вяльнас не убиваем Индрой-Перкунасом, потому что они не враги. Каждый выполняет свою роль. Но я не стану облегчать читателям задачу и расписывать сакральное значение главного индоевропейского мифа. Оставим это для очной школы Перуновой Слободы.

От Рудры к Велесу

Змей — олицетворение прирдной живучести и тайного знания. Именно поэтому «Слово о полку Игореве» называет вещего Бояна «Велесовым внуком». Ведь вещий — значит обладающий каналом связи с тем сокрытым, что недоступно простому смертному.  Это ещё один момент, объединяющий Валу-Велеса со Змеем, а так же стихиями Воды и Земли.

Индра — их антагонист, ведь он представляет Небо. Его дружина  — маруты, или рудрии. И вот тут и начинается самое интересное. Мы можем чётко проследить формирование воинского культа, его происхождение из охотничьей культуры. Ведь рудрии — дети Рудры.  И это он — небесный громовержец, а маруты изначально — его дружина. Я вас запутал? Это не я, это миф. Его нужно понять.

Рудра — свирепый охотник, рыскающий по лесам с луком и стрелами. Его цвета — чёрный и красный. Он облачён в ШКУРЫ ЗВЕРЕЙ, понимает их язык и является хозяином животного мира. Рудра — олицетворение всех разрушительных сил природы, вместе с тем, он владеет тайным знанием и способен исцелять. И тем не менее, это уже не Вритра-Вала. И ещё не Индра. Ему предстоит им стать.

Первобытное общество, живя родовыми законами, не знало и не нуждалось в государстве. Род и племя были главной общественной формацией. В таких условиях наиболее серьёзная и ответственная роль выпадала охотнику. Он — кормилец и защитник, тот, кто победит зверя и спасёт семью от голода. В этом мире человек жил наравне с другими его обитателями, животными и растениями, ощущая себя частью единого мироздания, не выделяя себя ещё чуждым ему эгоцентризмом. Чтобы выживать и побеждать ему требовалась физическая мощь, скорость и выносливость, звериное чутьё и живучесть. Открывая для себя законы Природы, он соприкасался с Тайным Знанием, ещё неведомым, но так необходимым. Так появлялся Велес.

Оживающие предания старины

Не зря культ Велеса тесно связан с оборотничеством и волкодлаками. Волк-волх — существо для охотника духовно родственное. Ведь он — такой же как и я, его образ жизни соответствует моему. Поэтому мы — братья. Неправильно говорить здесь о тотемизме. Тотем — не русское слово, правильно сказать «дух». Помните сказочное «здесь русский дух…»? Вожак стаи собирает своих соплеменников на охоту, чтобы сообща выжить в голодную зиму. Так и вождь охотничьего клана организует мужчин для охоты на крупного зверя. И именно им, охотникам — Вритре и Рудре, суждено в будущем стать воинами-громовержцами, ведь только тот, кто способен убивать, может и защитить.

Пришло время формирования крупных племенных союзов и возникла необходимость в защите общественных интересов. Часть охотников стала воинами. Их представления о мире развивались на основе культа Охоты и переросли в культ Войны. Так появился Индра, так появилась дружина марутов. Но Велес не исчез, он продолжал и продолжает выполнять свою роль, роль охотника, хозяина животного мира.

Мы, пройдя путь длинною десятки тысячелетий, создав мощнейшие цивилизации, в подкорке своей остаёмся всё теми же представителями животного мира. Обретя власть над левым полушарием, что-то всё же утратили. Наверное, для сохранения сакрального знания и понадобилась каста волхвов, тех, кто сохранил техники обращения к звериной натуре человека, чтобы породить волкодлака, способного устоять под ножами и пулями.  Ведь когда сражается один против всех, он должен обладать серьёзным преимуществом перед нападающими. Быть сильнее, быстрее, выносливее и жизнеспособнее, драться, несмотря ни на что, не обращая внимание на кровь и торчащие в спине стрелы.  Кто знает, быть может Колесо Бытия делает новый виток, чтобы дать нам возможность обратиться к самой архаичной древности человечества и оживить предания о волкодлаках…

Рудияр

Мой блог ВК

Статьи по теме:

Аркона - дорога в будущее.
Русский кулачный бой: без пощады и до победы
Тотемы и практика изменённого состояния сознания