«Свет моей жизни»: жизнь после вируса | Okko | Яндекс Дзен
Okko
3143 subscribers

«Свет моей жизни»: жизнь после вируса

Реклама в Дзене
497 full reads
705 story viewsUnique page visitors
497 read the story to the endThat's 70% of the total page views
1 minute — average reading time

Рассказываем про отличные режиссерские работы Кейси Аффлека. Вторая часть.

18+

Свет моей жизни

«Свет моей жизни»: жизнь после вируса

Второй режиссерский фильм Кейси Аффлека вышел спустя почти десять лет. Его премьера состоялась на Берлинале, а выход тоже совпал с медийной шумихой. Незадолго до премьеры Кейси обвинили в сексуальных домогательствах, он отказался появляться на церемонии вручения «Оскара», чтобы никого не расстраивать. 

Эта тонкая картина намного тише дебюта, хотя жанр у нее тоже не самый банальный — роудмуви и постапокалипсис, а еще драма про отца и дочь.

Что касается сюжета и апокалипсиса: какой-то неизвестный вирус, который в народе прозвали женской чумой, уничтожил практически всех женщин на планете. Одной из немного выживших оказалась Тряпа, дочь главного героя. Мужчина понимает, что показывать ее никому нельзя. В лучшем случае она окажется запертой в бункере (именно так, взаперти, живут немногие оставшиеся в живых женщин). О том, что произойдет в худшем, ему не хочется и думать.

Так они бредут по лесам и полям, перед каждым ночлегом продумывают план отступления, а, почувствовав себя в безопасности, обмениваются историями — про самих себя, про Ноев ковчег. Да мало ли сказок найдется у отца, который любит дочь больше всего на свете. 

«Свет моей жизни»: жизнь после вируса

Эта любовь и становится главной темой фильма, как не раз сказал сам Аффлек в берлинских интервью. Иронизирование насчет феминистского кино от человека, обвиненного в харассменте, кажется здесь неуместным. Режиссура Кейси продолжает его тихие актерские работы: фильм схож и с «Джерри» Ван Сента, и c «Манчестером у моря», и с «Историей призрака». 

Мужчины как безликое зло превращаются у Аффлека в аналог вируса: непонятно, что им нужно, но несут они только смерть. Вот и приходится его персонажу, богатырю с нечесаной бородой, натягивать мальчишескую шапку поглубже на лоб дочери. Желание укрыть девочку в безопасности идет рядом со страхом не только за ее жизнь и безопасность, но и за нежеланием с ней расставаться. И постапокалиптический окружающий мир становится метафорой обычного мира — в представлении родителей тоже большого и страшного, куда так не хочется отпускать детей.

«Свет моей жизни»: жизнь после вируса

Насколько во всем этом заметна феминистская оптика — большой вопрос. Но манифестов и лозунгов здесь точно нет. Да и, кажется, желание Аффлека ответить на обвинения в этом фильме есть только в глазах смотрящего. Главное, что можно и нужно услышать в «Свете моей жизни» — это слова про «я люблю тебя так сильно, как три тысячи раз до солнца и обратно». И в этой тихой и обманчиво неуклюжей фразе и лежит, свернувшись, как отец с дочерью в походной палатке, сам фильм.

Хочется надеяться, что культура отмены не доберется до него и что мы увидим и третий фильм режиссера-актера Кейси Аффлека. После первых двух предположить, о чем он нам надумает рассказать, просто невозможно.

О первом фильме «Я всё еще здесь» читайте по ссылке

Автор: Алина Кузьо