Три встречи. Встреча вторая.

30.03.2018

«Что может быть честнее и благороднее, как учить других тому, что сам наилучшим образом знаешь?...» 

Иллюзия вторая. Как я уже упоминал ранее, с достоверной информацией в те времена было совсем плохо, ибо плохо было даже с любой мало-мальской информацией об этом неведомом Восточном Драконе, об ушу. Мы переписывали, перерисовывали от руки, а наиболее удачливые - копировали на «Эре», был такой аппарат в стране - предтеча «ксероксов», те редкие книги по боевым искусствам, что привозили преимущественно моряки загранплавания. Книги те по тем временам стоили совсем заоблачных денег, покупались поэтому в складчину, на группу страждущих. Был тогда «черный рынок» эзотерической и БИшной литературы, в небольшом скверике, вход через арку перед книжным магазином на Литейном. Но что интересно, тогда в массе у занимающихся было четкое понимание – по книжкам выучиться особо и нельзя, поэтому основным источником сведений о китайских боевых искусствах у нас было конечно же кино! 

Фильмы мы смотрели в видеосалонах, были такие комнатки, часто полуподвальные и полузаконные, где устанавливали кассетный видеомагнитофон, ставили обычный телик, расставляли рядами стулья, и жаждущие приобщиться Западной Культуре смотрели неведомые ранее нам боевики, ужастики и, конечно же, эротические фильмы. Ни низкое качество VHS копий, ни чрезмерная цена билета, ни не шибко качественный перевод гнусавым голосом – ничего не могло отвадить зрителей. Однако, боевики рукомашеской и ногодрыжеской тематики не пользовались особым интересом у подавляющей массы зрителей, их обычно у нас в городе ставили в конец сетки расписания, после эротики, и когда взопревшие от непривычного для советского гражданина покидали душную комнатку видеозала, мы с наслаждением смотрели «Кровавый спорт» и «Шаолинь против ниндзя», «Выход дракона» и «Восемнадцать бронзовых бойцов», «Змея в тени орла» и многие другие. Особым успехом пользовалась так называемая «костоломовская серия»: «Их называли костоломы» , «время костоломов», «Выше голову костоломы» и так далее, так здесь проходили немецкие версии( «Пьяный мастер» - он же «Sie nannten ihn Knochenbreche») известных и не очень гонконковских боевиков от «Seasonal Film Corporation», которые сейчас известны любителям уже под своими оригинальными названиями. Мы восхищались Джеки Чаном и Брюсом Ли, Шо Косуги и Хван Чжон Ри, каково же наше изумление по прибытию на Родину Ушу, где мы и близко не увидели ничего подобного? Изумление плавно перешло в разочарование, и на следующий год мы запланировали эпический выезд в «Мекку ушу», Шаолинь , Удан и Ченьцзягоу.

Покатавшись изрядно по стране, побывав в Дэнфене и на известной всем горе с монастырем в леску, побродив по кумирням Удана, потолкавшись среди пейзан #Ченьцзягоу, покидав взаимно лапки с Фуцзяньскими абреками, наша компания тот момент настолько сильно разочаровалась в #ушу, что в итоге я остался в своем поиске один одинешенек… Но при этом во мне как и прежде оставалось зреть убеждение, взращенное кинематографом, что Учитель только и ждет тебя, что он изначально готов передать тебе свои накопленные годами знания и опыт, даже заставлять тебя учиться будет, вплоть до наказаний и побоев, коли начнешь отлынивать или снижать накал усердия. Ну, в самом начале обязательно по-кочевряжется для солидности, ну тут, как известно из множества киношек, можно постоять перед вратами его дома и все такое, тут он никак не сможет устоять!.. И я продолжал ездить в эту удивительную страну. 

Бытует мнение, что любое свершение в прошлом так или иначе обернется к тебе в будущем. Так было и в ту поездку. 

Как-то в Питере я выручил одного малолетнего обалдуя, и вместо замечательной перспективы по уборке снега где-то в Сибире, он благополучно вернулся на свои Юга, а его семья воспылала ко мне безудержной дружбой и желанием хоть как-то отблагодарить. В гости звали так настойчиво, что я и сломался, решив – проще уступить. Но самый трэшак начался по приезду! В общем, кто знаком с навязчивым китайским безальтернативным стремлением угодить – тот поймет! Воображение у них порой зашкаливало, но выручил меня его дядя, замглавы их провинциальной ГБ. Справедливо оценив сложность моих поисков, он мигом озадачил своих спецов, икак-то с особенно ранней побудки мы сорвались с места и кавалькадой служебных машин рванули в лишь им ведомую глухомань. Туда, где с их слов, в одной забытой богами деревне доживал свои дни последний серьезный представитель стиля, самого знаменитого в той провинции, да и за ее пределами. 

Доехали небыстро, с дорогами тогда по стране было еще не так круто, как сейчас, да и места – еще те… Зато – красиво! Представьте себе древнюю деревушку, уютно раскинувшуюся меж горбами гор, утопающих в зелени субтропического леса. Изгиб черных черепичных крыш с фигурками неведомых существ, легкий перезвон колокольчиков в тумане, наползающем по утру с предгорий. Смех невидимой в утренней дымке девушки, что полощет белье в быстрине у водяного колеса, несущего воду в деревню. Редкие капли с арок замшелого моста без перил и ведущего в никуда, просто в горы. Протяжный крик старьевщика, который ездит по деревням, там скупая ненужное барахло и тут перепродавая. Щебет вездесущих сорок и вялое тявканье редких собак. 

Время словно забыло эти края, сохранив их такими, как и сотни лет прежде. 

Так я прожил почти месяц...

Продолжение следует.