Молчание правозащитников. А мать троих детей в СИЗО...


Помните, когда 18-летнюю участницу экстремистской организации Анну Павликову посадили в СИЗО или когда «мамочке» Толоконниковой из «ПуссиРиот» влепили «двушку», то отечественная правозащита взвыла, как ошпаренная – тысячи твитов и постов, сотни возмущенных статей? Пена аж летела во все стороны. Прямо-таки картинка маслом – крики «они же дети» и «она же мать» не звучали разве что из холодильника. Разумеется, масло в этих историях было хорошо проплачено. Потому, что, как только дело не касается раскрученных персонажей, за которых дают западное финансирование на «кровавый режим», то все либеральные «правозащитники» тут же замолкают и изображают из себя глухонемых.

Вот пример молчания правозащитников: 15 ноября 2018 года мать троих несовершеннолетних детей Александра Лисицына, страдающая тяжелой формой сколиоза 2-й степени, оказалась под стражей в СИЗО Московской области (ФКУ СИЗО-10, что в Можайске). Может быть, она кого-нибудь убила, или обобрала страну на миллиарды, или организовывала экстремистское сообщество? Так нет. История Александры Лисицыной, находящейся в СИЗО, совершенно дикая и не укладывающаяся в понимание.

В 2014 году некий друг семьи Александр А., находясь в общей компании, услышал от Александры Лисицыной, что она хочет купить земельный участок, но заниматься этим ей некогда и предложил свою помощь.  Через некоторое время Александр сказал, что нужно оформить доверенности на 2-х людей, которые будут помогать в этом вопросе и предоставил их паспортные данные.

Срок доверенностей закончился  через год, а через 3 года Александр  А. умер и за все это время никто никаких вариантов земельных участков не предлагал, денег на их приобретение не просил  и вопрос о покупке потерял актуальность.

Прошло время и Лисицына, занимаясь воспитанием троих несовершеннолетних детей, просто-напросто забыла про всю эту историю, от которой ей остались лишь две старых копии давно просроченных доверенностей. И всё. Не случилось у Александры Сергеевны побыть землевладелицей. Бывает…

Но через четыре года произошли невероятные, почти мистические события. 13 ноября 2018 года в квартире, где Лисицына проживала с супругом и тремя детьми, следственными органами ГСУ МВД России по Московской области был произведён обыск. После чего Александра Лисицына была задержана в порядке статей 91, 92 УПК РФ, а через два дня Тверской районный суд Москвы по ходатайству следствия избрал ей меру пресечения в виде заключения под стражу. Как оказалось, Александру обвинили в том, что она, оказывается, (внимание!!!) «мошенническим путем похитила девять земельных участков», причинив ущерб государству в лице Рослесхоза на сумму более 37 миллионов рублей. То есть, часть 4 статьи 159 УК РФ – мошенничество в особо крупном размере в составе группы. 

Как стало ясно в дальнейшем, речь в обвинении идет о тех самых землях, которые Александра Лисицына так и не купила в 2014 году, лишь дала две доверенности на покупку обезличенной земли. Знать не знала, и вдруг оказалось, что эти самые девять подмосковных участков были по тем старым доверенностям «куплены» у некоего, также неизвестного ей лица, и «оформлены» на её имя.

В этом невероятном деле обнаружилось еще несколько весьма загадочных странностей. Потерпевшим, у которого Александра Лисицына якобы «мошеннически похитила землю», почему-то оказался Рослесхоз, так как, по мнению следствия, «земли незаконно были выведены из состава земель лесного фонда». А теперь стоп! Во-первых, даже лица, которые оформляли земельные участки на находящуюся не в курсе Лисицыну, в документах указали, что участки куплены у физических лиц, которые, в свою очередь, приобрели их у администрации, как земли населенных пунктов. То есть, при любом раскладе нет состава преступления.

И второе волшебство. Согласно Генплану поселения Селятино, Нарофоминского района Московской области, утвержденного решением Совета депутатов от 06.06.2017 года, данные земельные участки к лесному фонду никакого отношения не имеют и входят в земли населенных пунктов. Но самое удивительное то, что именно Рослесхоз согласовывал этот самый Генплан, где указаны участки, и никаких претензий к ним не имел и в правоохранительные органы за защитой своих якобы нарушенных прав не обращался.  А потом вдруг стал потерпевшим. Странно, правда же?    

Но это всё, конечно же юридические тонкости, в которых и предстоит разобраться следствию.  А сейчас главное то, что многодетная мать Александра Лисицына пока «суд да дело»  будет находится  в СИЗО, при  том, что уже сейчас ясно, что  никакого отношения к спорным  земельным участкам  она не имела: не покупала,  не оформляла на своё имя, не видела, не знала продавцов земли, также как и лиц, действовавших по доверенности от ее имени.

В этой мутной истории Александра Лисицына, конечно же, должна быть потерпевшей, но никак не обвиняемой.  Но все произошло по чьему-то велению совсем иначе.

И теперь повторю свой, надеюсь не риторический, вопрос: почему молчат правозащитники, почем хранит молчание Совет по правам человека при Президенте РФ?

   Может быть, потому что «Мама Саша», как Лисицыну называют её дети, не оппозиционер, не выступала на «Эхе Москвы» и на митинги не ходила? А может быть, ей надо объявить голодовку, как Сенцов, что бы заметили?  Ау!  Борцы за справедливость и материнство! Вы где?

PS. Сегодня в 14.00 Московском городском суде (Москва, ул. Богородский Вал, 8) в зале 331 состоится обжалование меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении многодетной матери Александры Лисицыной.

Оригинал: oleglurye.com