Ольга Брюс
52 222 subscribers

Больная мать не принимает заботу дочери (Не плюй в колодец)

20k full reads
34k story viewsUnique page visitors
20k read the story to the endThat's 60% of the total page views
2,5 minutes — average reading time

Приветствую вас, мои дорогие читатели.

Глава 1 - 90-е гг.

Глава 24

Носилки погрузили в скорую, и машина умчалась, оглушая сиреной.

Люба осталась стоять на месте. Ноги будто вросли в землю. В голове всё смешалось. Как же это? Что теперь будет? С одной стороны, забота о Наде, с другой – маму увезли, и неизвестно, что с ней произошло. Люба запомнила бледное лицо матери с закрытыми глазами. Жива ли она? Сразу вспомнились слова доктора: нельзя терять ни минуты… Это означает лишь одно – мама жива. Это уже радует. Но кто вызвал скорую? Телефона у матери нет.

Люба услышала, как кто-то её зовёт, открыв дверь подъезда.

Обернулась.

Это была пожилая женщина, наверное, соседка сверху. Люба не могла узнать в ней знакомую тётю Катю. Она стояла, вытянувшись в струну.

- Любонька… - тётя Катя вышла из подъезда, опираясь на трость. – Девочка моя, я так напугалась…

Люба не могла выдавить из себя и слова. Она присела на скамью и заплакала, прикрывая лицо руками.

Больная мать не принимает заботу дочери (Не плюй в колодец)

Женщина, прихрамывая, подошла и присела рядом.

- Поплачь, поплачь, легше станет, - гладила по спине девушку. – Дай Бог, Нюра поправится…

- Это вы вызвали врача? – Люба подняла глаза.

- Да. Только я собралась в лифт, а он, как назло, опять стоит… - вздохнула Катя, глядя на окна верхних этажей. – Слышу, кто-то хрипит внизу. Я кое-как спустилась… А там Нюра… Дверь нараспашку. Видимо, выйти собралась да так и упала на пороге. А я ж со своим артритом, будь он не ладен, пока поднялась обратно в квартиру, пока номер набрала… Ой, Любонька, я ж не знала, куда бежать, тебя в квартире нету… Где ж ты была?

- Не живу я там больше, тётя Катя, - тяжело вздохнув, Люба вытерла лицо ладошкой и показала на окно первого этажа. – Здесь вот живу…

- Переехала, значит, - Катя смотрела на свою правую вытянутую ногу. – Вот не хотела говорить, но… Любонька, правда, что Нюра тебя из квартиры выгнала?

- Давайте оставим этот разговор, - Люба встала. Ей не хотелось обсуждать личную жизнь с соседкой. – Спасибо Вам большое за помощь.

- Да не за что, Любонька, - тётя Катя проводила взглядом уходящую девушку.

Люба вошла в квартиру и упала на диван, заливаясь слезами. Как же жалко стало маму, родную мамочку. Все ссоры и упрёки со стороны Нюры тут же забылись, и Люба начала молить Бога о выздоровлении любимой мамочки.

- Я всё стерплю, я всё приму, только оставь её живой, - рыдала Люба, уткнувшись лицом в подушку. – Услышь меня! Пожалуйста!

И Бог услышал молитвы добродушной Любы, оставив Нюру на этом свете живой, но парализованной местами: правая рука и нога – последствия инсульта.

Любе пришлось несладко. Приходилось ухаживать и за Надей, и за матерью. С первых дней уход за мамой оказался каторгой. Женщина могла говорить, но некоторые слова давались с трудом. Нюра психовала, отталкивая дочь, когда та пыталась поменять маме памперс. Левой рукой сбивала ложку, когда Люба пыталась накормить недовольную больную.

Больная мать не принимает заботу дочери (Не плюй в колодец)

- Опять принесла какую-то дрянь, - бурчала Нюра, наблюдая, как Люба вытирает капли бульона на полу. – Отравить меня хочешь?

- Мама, ну, что ты как маленькая? – Люба говорила тихо, понимая, что мама болеет. – Врач тебе что сказал? Всё постепенно…

- Ненавижу больничную еду!

- Но я сама готовила для тебя, - присела рядом, чтобы продолжить кормить.

- Значит, вот так ты ухаживаешь за матерью? – Нюра скривила рот. – Смерти моей хочешь? И вообще, я тебя не звала! Здесь есть сиделка, она и присмотрит!

- Мама, за сиделку платить надо…

- Так плати!

- Мне пришлось перейти на полставки, - Люба опустила глаза, помешивая ложкой в тарелке с бульоном.

- С чего это?

- В соседнем корпусе лежит моя подруга. Я и за ней ухаживаю.

- А-а, всё-таки подруга дороже матери… Иди-ка ты отсюда, неблагодарная! Мало я для тебя сделала? За подругой ходит она…

- Мам, она в коме…

- И что? А я здесь причём?

- Она мне очень помогла…

- А я не помогала? Сидела с твоим выродком, пока ты полы драила! Ты мне больше обязана, а не какой-то там подружке! Уходи! Видеть тебя не хочу!

Люба помыла тарелку и вышла из палаты. Постояв немного у закрытой двери, она слушала, как её мать рассказывает соседям по палате о своей дочери. Люба услышала всё: и какая она гулящая, принесла от уголовника, и какая неблагодарная, что не помогала матери, зажимая заработанные деньги. Якобы Нюре приходилось кормить лишний рот, имя которому Костик. Пациенты слушали и внимали, рассуждая, как не повезло бедной Нюрочке с дочерью.

Люба зажала рот ладонью и выбежала на улицу, заливаясь слезами.

ГЛАВА 25

Читать рассказ "Пятый номер или Предсказание гадалки"

Читать повесть "Превратности судьбы"

Навигация канала здесь

Группы В КОНТАКТЕ и на ОДНОКЛАССНИКАХ