Ольга Брюс
52 226 subscribers

Держись, Порфирий ("Потерянные судьбы")

17k full reads
23k story viewsUnique page visitors
17k read the story to the endThat's 74% of the total page views
4,5 minutes — average reading time

https://photosight.ru/photos/2838132/     Автор © SUBMAR
https://photosight.ru/photos/2838132/ Автор © SUBMAR
https://photosight.ru/photos/2838132/ Автор © SUBMAR

Первая часть

Часть 26

Часть 27

Часть 28

Часть 29

- Жульё, - кричала Степанида на всю улицу, стоя у забора. – Шоб вам всем пусто было!

- Иди, куды шла, - отвечала громко Маша, развешивая бельё на верёвку. – Ты шо, рядом стояла?

- Всю поло́ву повытаскали! Соседи называется! Шоб вас всех пересадили, Шоб у вас зенки полопалиси! Шоб вы все по миру пошли, як мыши полявые!

Держись, Порфирий ("Потерянные судьбы")

- Замолкни, ду́рная! Не гневи Бога, а то я… - Маня с кривой улыбкой подошла поближе. – Лучше бы тебе помолчать! А то ведь я-то ж свой язык развяжу!

- Тю, напужала, коза безрогая! – выпятив живот вперёд, Стешка сплюнула. – Тьфу, я всё доложу председателю. Вы меня исчо попомните!

- Агась, иди-иди…

Через несколько дней Ивана отстранили от работы в конюшне.

- Приплыли, - сидя за столом горевал Ваня. – Какая же собака так постараласи?

- Известно какая, - Мария вытирала стол. – Соседка грозилась…

- Стешка? – насупился Иван.

- А кто ж…

- Ну, погоди, стерва, - пробурчал Грищенко и двинулся к выходу.

- Куды? – Мария опешила.

В доме Трофимовых входная дверь заходила ходуном. Иван стучал кулаком изо всей силы и что-то бормотал.

- Кто енто? – вышел Порфирий на улицу. – Кто мою хату разносить?

Перед хозяином дома стоял раскрасневшийся от злобы бывший конюх Иван.

- Ты чаво балуешь? – голос Порфирия прозвучал на несколько тонов ниже.

- Зови её! – крикнул Ванька, высматривая жену Трофимова. – Зови её сюда, шельму!

- Э-э, погодь-погодь, соседушка, ты чаво буянишь? Чаво случилося? Если бабы чё и не поделили, то нам с тобой в этой своре делать неча…

- Твоя баба везде свой длинный нос суёть! Хочу ей объяснить, шо клеве́тничать на соседа – это последнее дело!

- Енто когда ж моя жёнка клеветой кидаласи? – Порфирий состроил удивлённое лицо, но от страха попятился назад.

- Ты, сучье вымя, с конюшни поло́ву и зерно прикарманиваешь, а виноват я?

- Чу, енто када я таким гнусным делом занималси?

- В прошлом го́де… Запамятовал? Я же тебя прикрывал… - Ваня ударил кулаком в открытую дверь.

- Ну, будя, будя… А шо Стеша тебя закладывала – ентого не могёть быть.

- Она! Больше некому! – Ванька не унимался. – Зови!

- И шо енто мы туточки раскричалися? – Степанида с важным видом вышла на улицу. – И пошто, дорогой соседушка, в столь поздний час ты лишаешь нас спокойствия? Али жёнки дома нетути? Али прильнуть не к кому? Скучашь поди…

- Ты мне тута воду не мути! – Иван закурил папироску и уставился на хозяйку дома. – Не живётся тебе, как я погляжу… Не живётся в спокойствии…

- Дык как жить, коли ты криком кричишь и дверь выламываешь?

- Признавайси, ты донесла на меня клевету?

- Ну, если и я, дальше чё? – Стеша встала в привычную ей позу, уперев руки в боки. – Грозить припёрси, не иначе… А будешь угрозами кидаться, я и до самой власти дойду! Найдуть на тебя управу!

- До какой власти, дура? – Ваня бросил бычок на землю. – Думай, шо ты брешешь на добрых людей! Сами-то давненько честными стали?

Порфирий вышел вперёд, загородив собой жену.

- Ничо́го не знаем, мы люди честные, - зная, что Стешка заступится, Порфирий повысил голос и не заметил, как ляпнул лишнего. – Иди отсель подобру-поздорову… А то беды не оберёсси! То дети у них родются от полюбовниц, то водовка пропадаить…

- Агась, - рассмеялся Грищенко, поняв, что сосед проболтался. – Мало тебя Петровна по хребту охаживала!

- Какая водовка? – удивилась Степанида. – Где?

Глупой жене и невдомёк было, что её муж промышляет по чужим погребам, а потом ночами распивает горькую с посторонними.

- Порфирий, я шо-то не вразумею, - обернулась к мужу женщина. – Обоснуй…

- Стешенька, глупость всё енто, ты не слухай его. Ванька туточки тебе всякого нагово́рит, шоб с толку сбить, - замялся Трофимов.

- Так и думала, - повернулась Стешка к Ивану. – Брешете на моего мужа, шо ты, шо Манька!

- Степанида! Окромя тебя, никто такими делами не занимаетси! Заканчивай перекладывать с больной головы на здоровую!

- А то шо? Спалишь нас, как Мельников?

- Шо? – у Ивана вытянулось лицо, рот приоткрылся от удивления. – Как Мельников?

- Слыхали, знаем… - ехидно улыбнулась Степанида. – Папироску им подкинул, а сам с евоной женой на сеновал!

- Ты шо трепишь, паскудина? – глаза Грищенко раскраснелись от напряжения. – Ты шо метёшь, помело дворово́е?

Иван медленным шагом подошёл к Стешке вплотную. Одной рукой, не помня себя, схватил женщину за плечо и сжал с усилием.

- Откудова ты берёшь такие вести? – Иван перевёл взгляд на Трофимова. – Ты, что ли, брехнёй маесси?

У Порфирия затряслись ноги, от испуга он громко сглотнул слюну, но не смог сказать ни слова в ответ. Стешка молча смотрела на соседа, привстав на мысочки.

- Сучьи потроха! Я вам устрою Кузькину мать! Я вас всех…

- Карау-ул! – закричала Степанида, но вырваться даже не пыталась.

На крики соседки прибежала Мария.

- Иван! – испугалась Грищенко за последствия. – Пущай живуть! Не лезь!

- Не лезь? – Ванька повернул голову и сжал челюсти. – Не лезь? Эти выродки житья не дають, а я не лезь? Дык кто тута у нас с женой Мельника по сеновалам?

Участники скандала молчали, Степанида смотрела на Марию и ждала, что соседка заступится, всё-таки разъярённый мужик – это страх Божий.

- С какой женой? – Маша посмотрела на мужа испуганно.

- С Мельниковой! – грубым голосом повторил Ваня.

- А енто тут причём? – Манька не понимала, что происходит, муж ведь пошёл к соседям совсем по другому вопросу.

- Брехню на меня кидають, шо я… - не успел Иван договорить, как Мария его перебила.

- Ах, вона шо… - тут уже Мария решила – хватит терпеть и молчать, пора говорить правду. – И сюды моего муженька приписала…

Стешка так же стояла на цыпочках и смотрела на семью Грищенко испуганными глазами.

- Ах, ты ж тарань сушёная! – Маша одёрнула руку мужа, и тот отпустил соседку. – Ах, ты ж выдра потрашёная! Я же гутарила – за своим сляди! А теперь расскажи-ка, Порфирьюшка, чей же платочек беленький жёнка твоя прикарманила…

Читать продолжение часть 30

Моя страница в VK

Навигация канала здесь

Ссылка на чат для обсуждения повести