Ольга Брюс
52 196 subscribers

Марфа-разлучница ("Потерянные судьбы")

28k full reads
36k story viewsUnique page visitors
28k read the story to the endThat's 78% of the total page views
3,5 minutes — average reading time

Яндекс. Картинки
Яндекс. Картинки
Яндекс. Картинки

Первая часть

Часть 13

Часть 14

Часть 15

Часть 16

Тамара с трудом дождалась, когда из садика заберут последнего ребёнка. Закрыв дверь за очередной родительницей, быстренько оделась и пошла домой, вспоминая разговор с Иваном.

На улице прохладно. Потуже затянув платок, Томка шагала по дороге, стараясь перепрыгивать через грязные лужи. Дома её ждала с огромным нетерпением бабушка Марфа, которая каждый день справлялась о работе девушки и всё выспрашивала о разных новостях.

- Ну? Как тама? – пожилая женщина накладывала ужин в плошку и поставила на стол перед Тамарой.

- Как-как… никак, - недовольная Тома ела похлёбку.

- Слышно шо аль не? – Марфа присела рядом за стол, насыпала прямо на деревянную поверхность жареных семечек и приготовилась слушать внучку.

- Всё так же, без изменений, - Тамара не имела желания разговаривать.

- Я туточки сиднем сижу, дожидаюся, а тебе и погутарить не о чем? – удивилась бабушка, складывая шелуху на край стола.

Тома тяжело вздохнула и бросила взгляд на любопытную старушку.

- Не, ну ты погляди на неё, - усмехнулась Марфуша. – Приходил аль не?

Тамарка бросила деревянную ложку в плошку со злостью. Брызги разлетелись в разные стороны от похлёбки.

- Ну, приходил, а толку?

- Докладай всё, как есть, едрит твою… - положила семечку в рот.

- Докладай… - повторила и вновь вздохнула девушка, положила кусок хлеба рядом с плошкой. – А нечего докладывать, бабуль… Упёрся, как баран, и слухать не хочет…

- Та-ак, - протянула Марфа, выплюнув шелуху. – Учу тебя, дуру, учу, а толку нетути!

- Тише ты, - прошептала Тамара, нагнувшись к Марфе. – Дед услышит…

- Не услыхает он ничо́го! Глушный, як тетеря! – бабушка встала с табурета и подошла к печке. – Меня мамка учила, как надобно жить, теперь моя очередь тебе объяснить, только ты тетёха какая-то…

Марфа Петровна – семидесятипятилетняя уроженка Краснодарского края. Женщина с жёстким характером, ищущая выгоду просто во всём. Она не будет общаться с соседями вхолостую - «воздух месить», как выражается сама Марфа. Она терпеть не может слабых духом людей и «пустозвонных» собак маленького размера. Если с человека нечего взять, то это и не человек вовсе, а пустое место.

- Откудова вы такие берётеся только… - бубнила женщина, высыпая шелуху от семечек в печку. – Да если б не я, то и дед твой со мной не жил бы… Если б не я, не быть тебе воспиталкой в этом саду!

Марфа злилась и нервничала.

- Вот помрём мы с дедом, шо ты будешь делать? Не можешь себя пристроить, так слухай бабку Марфушку! – стукнула кулаком по столу и плюхнулась на табурет.

- Хто тама, Марфушка? – отреагировал дед Панкрат на грохот.

- Гром гремить! – издевательски прошипела женщина и пригнулась ближе к внучке. – Во, видала? Совсем глушный… Старый стал… Сморщился, як сморчок, зараза… А какой красаве́ц был, у-у… Все девки за ним бегали-бегали, но не догнали… Об мене он споткнулси, када женатым был…

- Да ты что? - доела Тамара похлёбку и убрала посуду.

Яндекс. Картинки
Яндекс. Картинки
Яндекс. Картинки

- А за кем женатым был, ты до сих и не вразумеешь… - прищурилась Марфа и хитро улыбнулась.

- Бабуль, ты ж говорила, что он холостой был… - удивилась Томка рассказу бабули.

- Мало ль, шо я там говорила… А ты слухай правду, девка, и мотай на ус! – подняла указательный палец правой руки вверх в знак приказания. – Жёнка у его была клуха клухой. Такая вся важная, кура очкастая.

Марфа встала и прошлась по комнате от одной стены до другой, выпятив грудь вперёд, изображая женщину, о которой рассказывает.

- И на кой чёрт на таких женятся? Ни характеру, ни лица… Тьфу… В общем, я вовремя постаралася, шоб жизню твоему деду наладить…

- Ничего я не поняла, и не надо… - встала Томка и хотела было уйти.

- А ну, сядь на место, - приказала Петровна и постучала по табурету. – И жёнкой Панкрату была твоя первая училка…

У Тамарки округлились глаза.

- Как это?

- А вот так, - громко рассмеялась Марфуша во всё горло, закинув голову назад. – Эта дурында и ухом не ведёть, шо я сделала…

- Ничего себе…

- Я к бабке одной ходила. У нас её ведьмой кличали. Она мне и подмогнула… Присуху нашептала, во как! Я будущего муженька хлебушком-то и угостила…

- Грех-то какой…

- Ничо́го и не грех, коли для дела надобно, - Марфа закинула семечку в рот. -Такие, как Манька Грищенко, не умеють с мужиками справляться… Ну и шо, шо живуть они с десяток годков вместе. Ты, девка, взрослая ужо, бери его в оборот и дальше. Сдастся, никуды не денется! Слухай мене и учися… А то помрём с дедом, так и останиси одна, як бобыль. А Ванька - видной мужик, работящий… Сама знаешь, в нашем хуторе с мужиками беда. Где ж тебе сыскать годного? Сколько ж тебе маитси? Всю жизню любишь и маишьси… Как гутарють в народе: «жена - не стена, подвинетси». Коли так у тебя не выходить, значится, будем действовать по-иному. Есть тут у нас одна знахарка, вот я завтра сбегаю и договорюся. Она тебе подмогнёт, коли для дела надобно. И быть тебе пристроенной бабой. А там родишь ему сынка, и никуды он больше от нас не денетси.

Читать продолжение часть 17

Навигация канала здесь

Ссылка на чат для обсуждения повести