Ольга Брюс
52 195 subscribers

Нюся беседует с Пелагеей ("Потерянные судьбы")

10k full reads
21k story viewsUnique page visitors
10k read the story to the endThat's 49% of the total page views
3,5 minutes — average reading time

Нюся беседует с Пелагеей ("Потерянные судьбы")

Приветствую вас, мои дорогие читатели.

Первая часть

Часть 125

Часть 126

Часть 127

Часть 128

Часть 129

Нюся вошла в хату на ватных ногах. Она медленно прошла в комнату. На кровати лежала мать, а рядом сидела женщина-врач, измеряя давление Маше.

- Мамочка, - выкрикнула Нюська, упав на колени у кровати матери.

- Девушка, что ж Вы так кричите? – мужчина в белом халате был возмущён столь неадекватным поведением Ивановой. – Ведите себя потише.

- Ну вот, сейчас уже получше, - женщина сняла тугую повязку с руки болезной и сложила тонометр в чемоданчик.

Мария повернула голову к Нюсе и слегка улыбнулась.

- Усё хорошо, - еле слышно прошептала Маша, положив руку на голову дочери.

- Значит так, - доктор встал возле Нюси. – Как хотите, но её необходимо везти к нам в больницу.

- Не-не, я никуды не поеду, - Мария смотрела на сердитого врача вопрошающе.

- Ну вот, видите? – мужчина жестом руки показал напарнице, чтобы она освободила табурет.

Женщина встала и отошла в сторону. Доктор присел на её место и сложил пальцы рук в замок.

- Вы ровным счётом ничего не понимаете? – взглянул на Марию, наклонив голову. – Дело приобретает серьёзный оборот. Вам просто необходимо пройти обследование… Такое высокое давление – это не шутки…

Нюся смотрела на побледневшую мать и понимала – доктор прав.

- Поговорите с ней, - врач, слегка хлопнув два раза по краю кровати, встал. – А мы подождём на улице.

Как только врачи удалились, Нюся присела на кровать и взяла маму за руку.

- Ну шо, как маленькая, ей-богу, мам? В который раз у тебя здоровье подводит?

- Я туточки немного полежу, и будя…

- Мам, ты смерти моей хочешь? Я чуть не померла, когда мне сказали, шоб я до хаты торопилась… - у Нюси на глазах проступили слёзы. – Я даже не помню, как прибёгла…

- Ты не волновайси за меня, доченька, я крепкая, проживу исчо, - шептала Маша еле шевелящимися губами. – Мой срок долгий…

- С таким состоянием, боюся, шо не такой долгий, мам, - Нюся гладила мать по руке. – Ты послухай меня, надо ехать. Пущай тебя посмотрят, подлечат…

- А як же ж хозяйство? Як Вова с Устиньей? Справятся ли? – волновалась за дом Мария.

- Ну, не справятся, дык я тута. Али ты мне не доверяешь?

- Ну как можно тебе не доверитси? – Маша приподняла уголки губ. – Ты у мене дюже помощница.

- Ну вот, вот и договорилися, - Нюська смахнула слезу со щеки. – Ты не думай и не переживай, справимся, нас много, а ты у нас одна…

Для примера https://stoneforest.ru/look/cars/avtomobili-skoroj-pomoshchi/
Для примера https://stoneforest.ru/look/cars/avtomobili-skoroj-pomoshchi/
Для примера https://stoneforest.ru/look/cars/avtomobili-skoroj-pomoshchi/

Марию осторожно вынесли из хаты на носилках. Вовка, наблюдая, как грузят носилки в машину, с силой сжал свою руку, чтобы не показать, насколько он испуган, и что его глаза на мокром месте. Пелагея же всё время повторяла:

- Маша, лечися, а мы тута сами…

- Можно я поеду с вами? – Нюся стояла у дверей скорой помощи.

- Залезайте в кабину, я сам с вашей матерью поеду, - серьёзный доктор вдруг улыбнулся Нюсе.

Карета скорой помощи уехала. Володя достал очередную папиросу и сунул её в рот.

- Шо расселси? – грубо спросила Пелагея парня. – Подымайси и иди картоху чисть, надобно супу наварить для матери. Чичас будеть жить на булёне. Бросай цыга́рку!

Володя послушно выбросил папиросу и пошёл за картошкой в сени.

Нюся вернулась домой только к вечеру. Подходя к хате, она обратила внимание на брата, точившего косу.

- Надо же, - Нюська сделала вид, что не заметила Вову. – Косить, шо ли, надумал?

В хате было убрано. Чистая посуда стояла на столе, в кухне пахло свежеприготовленным ужином. В комнате хлопотала Пелагея, наглаживая распашонки для Анфисы.

- Приехала ужо? – увидела женщина Нюсю, входящую в комнату. – Ну, як тама?

- Врач гово́рит, шо полежать надобно побольше двух недель, - Нюся присела на табурет.

- Во, и пущай ляжить, пущай её колють да на ноги подымають, - Пелагея складывала распашонки в стопку. – Девка-то исчо молодая, як же так она прихворнула? Видать, надорвалася при такой жизни… Усё одна да одна… Молодым тяжко в одиночку. Енто мы, старые, ужо привыкшие, а те, кто помоложе… Здоровье у баб не железное, а мужикам невдомёк… Чувствами бабы живуть, а мужики – силою… Я-то жизню свою про́жила бездетная… Усё ж легче було, а вас дво́я у Маньки-то. Вот и думки оттудова – сама на дойке, а як же вы тута, детки ма́лые. Ой, Нюська, берягите мать, она у вас одна… Я вона не понимала ранее, а теперича, як достану платок мамкин, ряву, шо спасу нетути. А бываеть и полегше, сижу на печи, вспоминаю, як мамка пироги мене пякла, улыбаюся… Словно я в детство своё занырнула и засыпаю... Проснуся и думаю, як она тама, мамка моя ро́дная? Хорошо ли ей, али не? Може, ждёть мене на небе… Мужа я ужо почти и не припоминаю… Ой, даже глаз его не вспомню, какие были… А у матери моей коричнявые были, ой, як глина, али чоколад… Красивые…

Нюся слушала Пелагею и представляла в своей голове глаза Марии, лицо отца Ивана. Нет, помнит, до сих пор помнит Нюся своего чернявого батьку.

Пелагея рассказывала о своих родных ещё очень долго. А вот о втором случае, произошедшем утром в хате Грищенко – умолчала.

Читать продолжение часть 130

Читать рассказ "Не плюй в колодец"

Группы В КОНТАКТЕ и на ОДНОКЛАССНИКАХ

Навигация канала здесь

Моя страница в VK

Моя страница в Инстаграм

Моя страница в Одноклассниках