Ольга Брюс
52 192 subscribers

Пощечина для матери ("Не плюй в колодец")

33k full reads
46k story viewsUnique page visitors
33k read the story to the endThat's 72% of the total page views
3 minutes — average reading time
Пощечина для матери ("Не плюй в колодец")

Приветствую вас, мои дорогие читатели.

Глава 1 - 90-е гг.

Глава 19 - Рассказ Надежды.

Глава 20

- Как же ты надоела со своими угрозами! Господи! Да когда же это закончится? – закричала Люба, упав на кровать. – Сколько ж можно уже?

- Ишь ты, - выглянула из-за двери Нюра. – Как заговорила… Не нравится, тогда что ты здесь делаешь? В твоём возрасте нормальные люди уже семью имеют и живут отдельно. Помогают матери, а не вешают на неё своих детей!

- Когда это я на тебя вешала? – Люба подняла голову.

- Из сада забери, накорми… - Нюра подошла к дочери, сунув руки в карманы халата. – Присмотри, когда на работе. Память-то у тебя короткая…

- Я же… - Люба выпрямилась. – Я же деньги зарабатываю для нас, для всех… На весь день никогда сына тебе не оставляла… Ты же с ним была всего часа три, когда ему и года не было…

- И что? Другие, вон, как-то сами справляются! А ты, видите ли, не можешь!

- Посидела с ним несколько раз, и всё? Поломалась вся?

- Знаешь, что, дорогуша, тебе уже не десять лет, так что выпутывайся сама, а с меня хватит! Хочешь, бери его на работу с собой, хочешь…

- Спасибо, мама… - прошептала Люба, бросив взгляд на сына.

- Спасибо… - повторила Нюрка, состроив умное лицо. – Спасибо надо было говорить, когда я тебя от Мишки отговаривала! Я как сердцем чувствовала, что он не от мира сего! Предостерегала! Ругала! А ты что? Слушала мать? Внимала? А теперь что? Вдова! В двадцать три года! Вдова! Никому не нужная! Подобрала уголовника, притащила в мой дом!...

- Да сколько ж можно о нём вспоминать? – Люба вскочила с кровати. – Нет Мишки! Запомни ты это уже наконец! Нет его!

- Ага, о мёртвых либо хорошо, либо… - Нюрка язвила, как могла. – Столько времени потеряла! А сейчас бы встретила какого-нибудь при деньгах и жила б, как у Христа за пазухой! Матери бы помогала…

- Да ты только о себе и думаешь! – не выдержала Люба и закричала на всю квартиру. – Деньги одни на уме! Никакой жалости ни ко мне, ни к внуку!

- Вот именно! Если бы не загуляла с уголовником – не было б сейчас никакого внука!

Костик стоял посреди комнаты и смотрел на кричащих друг на друга бабушку и маму. Из-за громких криков мальчик сразу успокоился, перестал плакать. Он наблюдал за женщинами испуганными глазёнками и не понимал, почему родные люди так сильно ругаются.

- Что ты такое говоришь, мама? Как ты можешь?

- Я? Могу! Потому что вырастила тебя одна, поэтому имею полное право в собственном доме говорить то, что хочу! – Нюра поставила руки на бока. – Да были бы мозги, в крайнем случае, сдала б его в детдом! А теперь мучайся! Вырастит такой же, как батя свой, – уголовник!

- Ну уж не-ет! – Люба подскочила к шкафу и потянулась за чемоданом. – Я больше слушать это не намерена! Меня можешь оскорблять сколько угодно, а сына поливать грязью не дам!

- Ой-ой! Да куда ты пойдёшь! – рассмеялась Нюра, широко открыв рот. – На панель, что ли? Хороши гены у твоего Костички: мать – проститутка, а отец – тюремщик!

Люба резко развернулась и, неожиданно для себя, дала пощёчину матери.

Нюра хватилась за лицо. Щека разгорелась.

- Поднимать руку на мать? – зашипела женщина. – Ах, ты ж стерва! Пошла вон отсюда!

Нюра замахнулась, но Люба успела схватить её за руку.

Из открытых источников Яндекс
Из открытых источников Яндекс
Из открытых источников Яндекс

- Пошла вон, тварь! И ублюдка своего прихвати! – Нюра вырвала руку и выбежала в прихожую. Схватилась за верхнюю одежду и начала срывать с крючков. – Катись! Катись отсюда, тварь неблагодарная! Чтобы я тебя здесь больше не видела!

Люба сгребла одежда из шкафа и затолкала в чемодан. Крышка предательски не закрывалась. Пришлось что-то выложить. Защёлкнув замки, Люба взяла сына за руку и вывела в прихожую. В это время Нюра открыла дверь и выбросила куртки на лестничную площадку.

- Убирайся! Приползёшь ещё! В ногах у меня валяться будешь! Скотина неблагодарная!

Люба обула сына и вышла вместе с ним наружу. Нюрка плюнула дочери в спину.

- Шваль подзаборная! – захлопнула дверь мать.

Люба подобрала верхнюю одежду, перекинула через руку. Нажала на кнопку лифта. Тишина.

- Пошли пешком, сыночек, - слёзы наворачивались на глаза молодой женщины.

Ну, вот и всё. Вот и поговорили. Мать выставила за дверь. Какая же она мать после этого? Недостойна Нюра носить это гордое звание – мама. Мамы – они ласковые, добрые. Они, как наседки, оберегают своё потомство и никому не дают в обиду. Мама – это та, которая всю себя отдаст ради собственного ребёнка. Та, которая не будет заставлять воровать, не будет вешать ярлыки, а тем более сравнивать с чужими детьми. Мама – это Ангел Хранитель.

Люба вышла на улицу, поставила у скамьи чемодан и задумалась. Куда идти? Кому пожаловаться? Где найти то плечо, которое поддержит и выслушает без упрёков и обид.

- Мам, я ку́сать, - тихонько сказал Костик.

- Бабушка тебя не покормила? – удивлённо спросила Люба.

- Она тебя здала…

Люба присела на скамейку. Слёзы покатились градом от жалости к себе и сыну. Ей стало не по себе, когда перед глазами всплыл момент, когда она ударила по лицу маму. Стыдно.

- Люб, - послышался женский голос. – А ты чего здесь сидишь?

Люба повернула голову. Из окна первого этажа выглянула Надя.

- Что-то случилось? – Надежда обратила внимание на чемодан. – Так, иди ко мне. Расскажешь всё по порядку.

Надя открыла дверь в ожидании Любы и маленького Кости.

ГЛАВА 21

Читать повесть "Превратности судьбы"

Навигация канала здесь

Группы В КОНТАКТЕ и на ОДНОКЛАССНИКАХ