Ольга Брюс
52 196 subscribers

Золотая теща (истерика)

47k full reads
52k story viewsUnique page visitors
47k read the story to the endThat's 91% of the total page views
1,5 minute — average reading time
https://cdn.photosight.ru/img/c/128/6808628_xlarge.jpg
https://cdn.photosight.ru/img/c/128/6808628_xlarge.jpg
https://cdn.photosight.ru/img/c/128/6808628_xlarge.jpg

Часть 1

Часть 25

Часть 26

Часть 27

Часть 28

С каждым днём Машка чувствовала прилив злости всё больше и больше. Состояние апатии вперемешку с ненавистью нарастало, как снежный ком.

Её раздражало всё вокруг: село, которое она ненавидела с детства, жители, приевшиеся своими физиономиями и глупыми разговорами типа «у кого кошка окотилась и принесла пятерых котят» и «почему у соседки молоко слаще». Глаз замылило рабочее место, где навалена куча бумаг с нескончаемыми расчётами.

Домой также идти не хотелось: там муж, не стремящийся к лучшей жизни – тюфяк деревенский, мать, вечно бубнящая по любому поводу и без, и, наконец, дочь, ноющая днями и ночами, болеющая даже от лёгкого сквозняка. Как же всё это надоело до мозга костей.

- Хлеба купила? – Агриппина встретила дочь, возвращавшуюся с работы.
- Что? – задумчивая Маня не поняла вопроса.
- Я говорю, ты в магазин ходила? В доме хлеба нет.

Маша села на табурет, стоящий у входной двери, посмотрела на мать с отрешённым видом.

- Оглохла аль не? – продолжала Никаноровна допытываться, - утром я тебе напоминала.

В одну секунду Маньку охватило чувство неуправляемой агрессии.

Резко поднялась с табурета, бросила свою сумку в мать. Оторвала пуговицы на куртке, пытаясь её снять, начала кричать, что эта жизнь ей осточертела. Смахнув посуду со стола, забежала в свою комнату, бросилась на кровать.

Яндекс. Картинки
Яндекс. Картинки
Яндекс. Картинки

- До какой же степени судьба будет так надо мной измываться? За что? За что мне всё это? – слёзы текли ручьём, Маня рыдала взахлёб, уткнувшись лицом в подушку, - ненавижу, всех ненавижу! Ну, почему? Почему одним всё, а мне ничего?

В комнату вошла Агриппина. Села на край кровати.

- А ты подумай. Напряги свой мозг, может, и сообразишь чего, - женщина говорила спокойным голосом, глядя на истерику дочери, - чего раздаёшь, то и получаешь. Подумай, Маня.

Агриппина встала, ещё раз взглянула на лежащую лицом вниз Машу, осуждающе покачала головой и вышла.

Мария выплакалась всласть. Успокоившись, села на кровати, вытерла лицо руками.

- Ну ничего, ничего, - она встала, собрала волосы в пучок, - и на моей улице будет праздник! Не будь я Манькой Харитоновой!

***

Как обычно Васька, возвращаясь домой, заехал в магазин, чтобы купить вкусненького для маленькой Клавочки.

- Васька! – бежала почтальонша Татьяна за трактором, размахивая руками.

Василий притормозил.

- Вась, - запыхавшаяся девушка достала из кармана бумажку, - вот, я её затеряла сначала. Вот, нашла. Сообщение тебе.

Вася взял телеграмму:

«Выезжаю пятнадцатого апреля. Встречай. Брат Фёдор».

Читать продолжение часть 29

Навигация канала здесь