Выбор невест для царского дома

09.04.2018

Как было до Петра I с этим вопросом я уже писала, теперь кратенько расскажу, как было после.
    Семья, жена и дети, традиционно занимает важное место в жизни любого мужчины. Так было и при российском Императорском дворе. Но при этом в обыденном сознании бытует представление, что «жениться по любви» на императорском уровне невозможно. Отчасти это действительно так, но, тем не менее, практически все XIX столетие при российском Императорском дворе браки заключались именно «по любви».

   К началу XIX в. для подбора невест молодым великим князьям сложилась определенная методика.

    Как правило, великих князей по завершении образования отправляли в европейское турне, одной из главных задач которого был выбор невесты среди многочисленных немецких принцесс. При этом конкретные кандидатуры цесаревичам не навязывались. Просто маршрут их путешествия по Европе тщательно планировался таким образом, чтобы у них появилась возможность «отсмотреть» всех потенциальных невест. Опытные дипломаты тактично «подводили» невест, «согласованных на всех уровнях», к российским женихам. А дальше это был уже вопрос личных симпатий молодых.

    Традицию женитьбы на иностранках заложил Петр I, который женил своего сына Алексея на немецкой принцессе и выдал своих сводных племянниц Анну и Екатерину за герцогов Курляндии и Мекленбурга. За весь XIX в. только одна российская императрица была датчанкой, все остальные были именно немками, как и подавляющее число жен великих князей. Немки отвечали многим практическим соображениям.


Елизавета Алексеевна, жена Александа I (Художник - Монье, Жан Лоран)
Елизавета Алексеевна, жена Александа I (Художник - Монье, Жан Лоран)

    Во-первых, протестантки легко меняли вероисповедание, принимая накануне замужества православие. На рубеже XVIII XIX вв. сделана единственная попытка породниться с католическим домом Габсбургов благодаря одной из дочерей Павла I. Этот брак был во многом обусловлен популярными тогда идеями сближения католической и православной церквей, что отчасти проявилось и в том, что Павел I стал гроссмейстером католического Мальтийского ордена. После этого русских великих княжон за католиков не выдавали.

    Во-вторых, немки, воспитанные в бедных семьях, были домовитыми, рачительно вели «хозяйство» императорской или великокняжеской семьи.

    В-третьих, приехав в Россию, немки не тащили за собой родню, но при этом вводили своих русских мужей в круг самой родовитой европейской аристократии. Таким образом, в браках с немецкими невестами имелось больше плюсов, чем минусов.


Мария Александровна, жена Александра II (Художник - Иван Макаров)
Мария Александровна, жена Александра II (Художник - Иван Макаров)

    А дальше... дальше уже, как складывались отношения в "новой ячейке общества". Кто-то погуливал, но тщательно скрывал, кто-то не скрывая селил "вторую семью" над головой первой жены, а кто-то был верен и любил до конца. Это уже отдельные истории.


Цесаревич Александр Александрович и датская принцесса Дагмар. Июнь 1866 г.
Цесаревич Александр Александрович и датская принцесса Дагмар. Июнь 1866 г.

    Вот, например, в семье Александра III отношения были на редкость гармоничны. Для императорской семьи. Несмотря на неизбежные сложности в начале супружеской жизни любой молодой четы и на взрывной характер Марии Федоровны, прозванной «Гневной», это была патриархальная семья в лучшем смысле слова.
    Патриархальность проявлялась в самых разных вещах. Именно в семье Александра III сложилась традиция вечерних семейных чтений. По свидетельству современников, Александр III очень любил Гоголя, следил за современными писателями, читал Достоевского, Льва Толстого, Тургенева: «Он охотно читал вслух и чуть ли не каждый день императрице Марии Федоровне».
    Одной из особенностей этой семьи было то, что ни у Александра III, ни у Марии Федоровны современники не отметили ни одного увлечения на стороне. Удивлялись потому, что царствование Александра II, особенности семейной жизни великих князей Константина и Николая Николаевичей (Старшего) давали светскому обществу Петербурга массу поводов для разговоров.
     В семье рано сложились ровные отношения, со своими «сферами влияния». Александр III, еще будучи цесаревичем, не позволял Марии Федоровне вмешиваться в его «работу», хотя к ее мнению и прислушивался. Он аккуратно ставил жену на место, если она выходила за рамки традиционных взаимоотношений. В свою очередь у Марии Федоровны была масса дел. Она занималась домом и детьми. Это была полностью ее сфера влияния. Она унаследовала от императрицы Марии Александровны все дела, связанные с благотворительностью по линии Ведомства императрицы Марии Федоровны, и покровительствовала обществу Красного Креста. Кроме этого, у нее, как цесаревны, а затем императрицы, имелось множество представительских обязанностей.
    Проблемы в семье, конечно, возникали, но уровень этих проблем не шел ни в какое сравнение с семейными проблемами Александра II. Александр III с пониманием относился к маленьким дамским слабостям жены. И даже посмеивался над ними. Он благодушно терпел ее увлечение танцами, нарядами и драгоценностями, иронизировал по поводу любви Марии Федоровны к прогулкам по Невскому проспекту. У Александра III даже появился «свой» глагол, обозначающий эти прогулки: «Madame vous alles хлыще». Это словечко он производил от слова «хлыщь» («хлыщить»), т. е. уподобляться катающимся хлыщам. Но всё это было нежно, очень нежно.

Источник инфы: Взрослый мир императорских резиденций. Вторая четверть XIX – начало XX в. Зимин И.В.


Императрица Мария Федоровна (Художник Иван Крамской)
Императрица Мария Федоровна (Художник Иван Крамской)