ПАРАЛЛЕЛИ роман 18+ серия 12

Глава 12

Можно ли думать о чем-то еще, когда ты в темноте в сильных руках «незнакомца», не так давно представляющего тебе опасным, а сейчас еще и не плохо целующего тебя в губы. Да, если оценить поцелуй с точки зрения человека еще и не настолько разбирающегося в них как Светлана, поцелуй покажется совершенно не гармоничным и не эстетичным; вообще, как можно говорить об эстетике сего «произведения искусства», когда твою нижнюю губу обсасывают, кусают и этот безвкусный чужой несладкий язык ползает у тебя во рту; но признать сам поцелуй непривычно возбуждающим воображение и сладким Махрушева могла.

Внезапное появление Орсен, а еще вот так снова вляпаться в продолжение ночного приключения не просто озадачило Светку, испугаться конечно не успела, но потерять мозги, которые секунду назад думали о работе и планах, да. Или сколько прошло времени? Может минут пять, десять, может полчаса? Орсен не отпускала губы, а цепкие руки прижимали к кирпичной стене девчонку так, что Махрушевой стало не хватать воздуха и девушка застонала; сказать Света ничего не могла, рот и язык был не меньше «арестован», чем сама; в одной руке торт, в другой сумка, и то ли привычка не выпускать «своё» вдруг «спиздят», то ли отсутствие чувства самосохранения, но Светлана не вырывалась, а стояла как вкопанный столб. Орсен наконец оторвалась от Светкиных губ, и последняя с таким наслаждением вдохнула желанный воздух, будто до этого реально его не было.

– Ты где шлялась? Я давно тут жду.

Орсен произнесла фразу с недовольными нотками претензией в голосе, и без того низкий голос стал похож на далеко не женский, но пока Светка приводила в состояние свой «упавший в обморок» мозг, успела заметить торт в руках и продолжила:

– Сладкое не люблю, но пригласишь, от чая не откажусь.

После слов о чае уже точно мозги Махрушевой почувствовали прилив крови, и Светка дернулась в сильных руках темной девицы.

– Отпустите. Какой еще чай?

Орсен убрала руки освободив «пленницу», ответила:

– Черный или зеленый. Какой есть, от того и не откажусь.

– Для вас чая нет. И вообще…

Махрушева посмелела и толкнув от себя дальше странного человека, что чуть не перевернулся в руках торт, сделала шаг в сторону; по сути хотелось рвануть бегом к подъезду, но понимала, что так просто не уйти, еще дверь в подъезд закрыта на магнитный ключ.

– У меня нет желания с вами общаться.

Орсен перехватила тонкую руку с тортом, Светлана взвизгнула: «Ай», а затем тихо сказала:

– Я кричать буду.

– Кричи.

Махрушева промолчала и попробовала еще сделать шаг, но внутренний страх сдерживал побег, чувство самосохранение у Светы еще было тем предателем.

– Ну, кричи, что молчишь? Кричи.

– Не буду.

– Ты из тех, кто делает все наоборот? Провокатор значит. Мне повезло, что ты сбежала из клуба и сразу дала понять какой из тебя сотрудник. Доверять тебе нельзя.

– Это не так. Я хороший сотрудник. Я хороший исполнитель! – воскликнула возмущенная Света, но вспомнив о том, что с понедельника она исполняет обязанности директора одного направления в Группе Компаний «СОИНВЕСТ», добавила: – И руководитель тоже хороший.

Темная женщина в кожаной черной мужской куртке со стильной стрижкой оглядела напуганную, а в свете уличного фонаря еще и бледную Махрушеву, усмехнулась, ответила:

– Не верю, но у тебя есть шанс это мне доказать.

– Это как?

– Ты поедешь со мной в Лайон на пару дней, там и докажешь.

Светка дернула свою руку, которая как наручником была связана рукой Орсен, но вырваться не получилось, только торт еще раз неудачно перевернулся, испачкав кремом изнутри прозрачную крышку упаковки, ответила вызывающе:

– Никуда я с вами не поеду. С чего мне что-то вам доказывать? С чего?

– Значит я прав. Тебе доверия никакого.

Орсен отпустила руку Махрушевой, достала из кармана своей кожаной курки пачку «Мальборо», вытащила одну сигарету и спокойно чиркнула зажигалкой. Уверенная в том, что девчонка не сможет теперь так просто уйти домой, недосказав своих эмоций в свою защиту «доверия», Орсен решила покурить. Светлана действительно теперь не могла просто так уйти, несправедливость обвинения была сродни «взять на слабо», но найти аргументы оправдания тоже не могла, поэтому так же с вызовом спросила:

– Я просто не понимаю, почему я вам должна чего-то доказывать? Вы кто такая? С чего я перед вами должна оправдываться?

– Если не должна, тогда чего не идешь? Иди.

Светлана с недоумением, что так просто её теперь отпускают, не удовлетворившись правда тем, что оправдание на обвинение в недоверии так и не случилось, сделала пару шагов в сторону подъезда, остановилась, затем короткими шагами всё-таки вернулась к Орсен спокойно выдыхающего колечками дым, вновь сказала:

– У вас даже аргументов нет на мой вопрос «почему», а только вот это все ваше. – Светка замахала свободной рукой, торт перекочевал до этого в руку с сумкой, – Ваши все эти одни «понты»!

Орсен выдохнула дым в лицо Махрушевой, что та теперь той же рукой замахала нервно перед собой разгоняя дым, который и без размахивания пальцами разошелся в подмороженном воздухе.

– Есть! Вы мне должны девушка.

– Это что это я вам должна? – Светлана не унималась, но страх перед Орсен прошел, перед собой она видела теперь обычного человека, девушку, косящую под парня.

– Вы перешли все границы и постоянно путаетесь у меня под ногами, скажем так начиная с туалета, когда вы решили, что вас должны пропустить вперед.

– Я извинилась! – твердо воскликнула Махрушева, но Орсен продолжала:

– Затем ваше поведение в зале, когда вы при всех сообщили, что меня трахните.

– Я не произнесла этого слова! – снова в оправдание воскликнула Светлана, но уже смущение перед Орсен опять появилось.

«Да, я что-то тогда переборщила», в мыслях воссоздавая ту ситуацию, понимала, что тут Орсен права.

– А потом, девушка, вы утащили мою вещь сбежав как вор.

– Что?

Махрушева тут же вспомнила о браслете, что одиноко лежал теперь под столом в переговорной компании «СОИНВЕСТ», и теперь раньше понедельника в это помещение не войти, но… Откуда Орсен знает про браслет?

– Не вы ли сами его мне подложили?

– Разве это теперь важно?

Обе молчали. Орсен погасила о кирпичную стену дома то, что осталось от сигареты, и бросила окурок в урну здесь же у подъезда, Светлана кусала в размышлении губы. Паузу разрушила Светка.

– Я в понедельник могу забрать браслет, случайно забыла о нем.

– Это не доказывает, что тебе можно доверять. Поехали со мной в Лайон.

Махрушева промолчала, не ответила, развернулась и пошла к подъезду по дороге доставая ключи из сумки.

– Я утром в семь заеду за тобой. Не проспи. – произнесла уверено Орсен и не оглядываясь направилась от дома к дороге.

Махрушева после утверждения Орсен решила всё же возразить, но девушка в черном растворилась в темноте, исчезла так же внезапно, как и появилась изначально.