ЗЕМЛЯ ИКС роман-предсказание серия 26

Глава 26 Настоящее... Век 21

Первый километр длился очень долго, так казалось Регине. Кэтрин уснула, что радовало, потому что у дочери была иногда потребность болтать в машине. Дождь не переставал, монотонно мелкими струями бил по крыше автомобиля. Дворники уже и не отключала, без них не видно совсем расстояния впереди плетущихся машин.

Женщина рассчитывала на еще полкилометра, где она смогла бы съехать с шоссе, и по мокрым газонам доехать до моста через Вилию. Радио в машине не работало, информацию о катаклизмах в природе никто дать толком не мог.
Когда в больнице появились люди в комбинезонах и с рациями, главный врач дал распоряжение собирать к эвакуации лежачих больных. Всех остальных в срочном порядке отправили домой. Совещаний не проводилось. Куда эвакуируют людей, толком никто не сказал. Медсестра с приемного отделения сообщила, что в больнице дали приказ не брать больных, даже экстренных.

По разным слухам и панике среди тех же в комбинезонах, что совсем действовали не слажено, и явились волонтерами по срочному приказу парламентария республики, оперативно собранному в объединение «Красный Крест»,
Регина немного осознала ситуацию. Правильно ли она расценила проблему, но говорили о том, что Балтийское море вышло из берегов и волна скоро может накрыть город.
Волонтерами оказались совсем молодые ребята и девушки последних курсов высших учебных заведений, не сильно старше Кэтрин.
Регина, не задумываясь, все бросила, и поехала спасать дочь, чтобы не случилось она в первую очередь мама своему ребенку.

Эти полкилометра длились, казалось еще дольше, чем первый километр по трассе. Женщина свернула с шоссе. Съехав с дороги, мокрая скользкая трава вынесла машину по газону как по льду к краю набережной. Резко на тормоз, автомобиль развернуло и тряхнуло на остановке. Кэти открыла глаза. Такая парковка разбудила девочку.
– Мам?
– Все в порядке. Ты не ударилась?
– Нет. А что происходит?
– Я с трассы съехала. Ты же видишь, что творится на дороге. Мы же в Ригу, нам нужно на мост через реку.

Кэтрин протерла запотевшее стекло. Посмотрела на улицу. Шум создавал не только дождь, но и гудение машин. На улице от тяжелых низких туч стоял сумрак.
– Все хорошо, мамочка! Поехали.

Регина выдохнула и повернула ключ. По скользкой мокрой траве ехать оказалось не легче, но зато автомобиль продвигался, а не шагал пешком. Съезд на мост был свободнее. Несколько машин направлялись навстречу, и на тот берег Вилии можно было проехать без особых проблем.
Пропуская машины, чтобы перестроиться на свою полосу моста, Регина думала, почему все едут на встречу.
– Кэти, сиди в машине. Я сейчас.
Женщина открыла дверь и выскочила на улицу.

– Стойте! Стойте!
Белый Форд все же остановился. Открылось окно. Молодой, лет тридцати мужчина поинтересовался. Регина заметила в салоне троих детей и молодую девушку на переднем, в положении.
– У вас, что с машиной? Помощь нужна?
– Нет. Хотела спросить, вы в курсе что происходит? Я в Ригу еду к сестре.
– Там нет дороги, пани! Риги нет. Рижский залив на границе с нами.
– Затопило совсем? Не проехать?

Девушка в машине дергала мужчину и говорила на латвийском, просила ехать. Автомобили позади Форда сигналили с желанием не создавать пробку.
– Там города все под водой. Уезжайте дальше от моря.

Кэти заметила, что вдоль ограждения Вилии, на подростковом велосипеде проехала девочка. Красная куртка с капюшоном, даже через стекло, показалась знакомой. Подросток резко остановился, видимо испугавшись столпотворения машин сейчас и на мосту, бросила велосипед, и перекинулась через ограждение к реке.
Кэтрин открыла дверку.
– Эни. Эни.
Своего голоса в этом шуме она сама не услышала, а подружка на него никак не отреагировала.

Регина, поблагодарив за информацию, оглянулась. Автомобили продолжили путь. Дочка стояла возле машины растерянная и кричала. Ветер слабо донес до Регины имя подружки.
Кэтрин скатилась по мокрой траве к тротуару набережной, упала. Женщина на этот раз увидела виновницу тревоги дочери.
Эни стояла на краю, по ту сторону моста, готовая отпустить руки, и упасть в уже волнующую с быстрым течением реку.
– Стой! Кэти, стой там!

Регина бросилась к Эни, при этом держа руку для Кэти, ладонью вверх, останавливая дочь.
Кэтрин остановилась. Ей хотелось бежать к Эни и маме, но странный шок от происходящего ее парализовал. Девушка могла только видеть, как мама подбегает к Эни, хватает ту за еще не отпустившую поручень ограждения руку, но…
Эни скользит, или действительно прыгает, и маленькая, такая маленькая похожая на девочку, мама, исчезает вместе с той в темных водах Вилии.
– Мама!
Уже этот крик Кэтрин могли услышать даже в проезжающих закрытых машинах на трассе, но никто не остановился, все медленно продвигались дальше.

Герман на этот раз была более сдержана и спокойна. Так казалось Антону.
– Маша! Я вам вопросы задал. Вы держите паузу. Зачем?
– Антон Сергеевич! – Герман покосилась на Кирилла, дав понять, что эти секреты не должны быть раскрыты раньше времени, либо не услышаны кем-то еще.
«Что за игры?» – подумал Максимов, и снова взял микрофон.
– Мышь! Скажи где ты, и я подойду сам. Тебе передают, что все началось.
– Последнее, по поводу передают, было лишним. – спокойно сделала замечание Мария.
– Да она ребенок! Что девочка может понять из без связного «Все началось»?
– Эта девочка не простой ребенок!

Максимов внимательно смотрел в серые большие глаза Маши. Сходство с Мышом колоссальное, особенно глаза.
– Мария, вы знаете этого ребенка? Только не лгите мне.
– Я ее впервые вижу. Также, как и вы.
– Тогда откуда такая уверенность в том, что это необычный ребенок?
– Она же ваша дочь! А вы необычный! – утвердила Герман.
– Все! Хватит этих игр! Сейчас не до всякого бреда. Это вы оставили мне машину у больницы? Это вы дежурили у моей постели в палате? Признайтесь, что вся цепочка идет к вам. Мы были знакомы раньше?

Антон не заметил, как его голос повысился, и он не отключил микрофон. Весь его гнев теперь слышала вся станция.
Люди прекратили поиски, остановились в ожидании продолжения странных вопросов, и ответов от того, кому они были заданы.
В дверном проеме уже стояли физик Филиппов, Игорь Лукьянов, шеф, собственной персоной, и еще человек пять выглядывали из-за них.
– Какой больницы? – вопрос задал Андрей Петрович, потому что стояла тишина. Герман не отвечала. Она не отрывала взгляд от Антона.
– Пап?! – Мышь оказалась у стены, но без своей огромной шкатулки.
– Твоя дочь! – впервые за последние пять минут тишины, снова утвердила Мария, кивнув в сторону девочки.