В Магадан. Томтор - Усть-Нера. Пропавшее масло, 70 км на тросе и новогодний корпоратив.

26 January
2k full reads
3,9k story viewsUnique page visitors
2k read the story to the endThat's 54% of the total page views
9 minutes — average reading time

Мы мчались на нашем дастере, возглавляя колону автопробега, по живописнейшей дорожке среди заваленных снегом елей, и тут в рации раздалось:

- У нас загорелся восклицательный знак там, где масло.
- Останавливайте машину. Глушите. Сейчас мы к вам подъедем, - тут же сказал Саша, и наш дастер тут же посвистел обратно по снежной дорожке.

В этот момент даже я, человек знающий о машинном масле только то, что оно в принципе есть и чем-то похоже на масло подсолнечное и оливковое, а на сливочное - не очень, заподозрила, что на этот раз что-то пошло не так.

Что значит, на этот раз?

Что скрывать. Машины наши хоть и стойко переносили все тяготы минус пятидесяти градусов, но видно было, что приходится им непросто. Гораздо сложнее, чем нам.
Поэтому они то температуру прекращали показывать, то в салоне раздавался звук, будто там поселился какой-то сверчок. А было даже дело - в районе крыши раздавался хлопок, как будто эту саму крышу снесло. Правда, одним хлопком на отдельно взятую машину дело и ограничивалось.

И на все эти взволнованные сообщения, которые передавали по рации участники автопробега: "Ой, у нас лампочка! Ой, у нас сверчок! Ой, у нас крышу снесло!", Саша - человек с самым большим опытом езды при самых суровых минусах, спокойно отвечал что-то типа:
- Это нормально. Морозы.

А тут вдруг: стоп машина, глушить мотор, чип и дейл спешат на помощь - и вся прочая суета, указывающая на то, что что-то случилось.

А ведь так всё хорошо начиналось.

С утра пораньше мы съездили в Оймякон. Отметились на Полюсе холода ледовыми салютами и замёрзшим дошираком, вернулись в Томтор, собрали вещи и вскоре уже мчали обратно к кафе Куба, чтобы отведать чудесного придорожного борщеца прежде чем двинуться к следующей точке нашего маршрута - Усть-Нере.

Стоп. Начиналось всё настолько хорошо, что давайте-ка не будем спешить.

Дорогу от Томтора до Оймякона мы проскочили практически в темноте, поэтому на обратном пути до Томтора мы не спешили.

Любовались очередным акварельным рассветом, смотрели, как солнце медленно и невысоко приподнимается над горизонтом.

Надеюсь, вам ещё не очень надоели эти снежно-ёлочные пейзажи. Надоели?
Но вы и меня тоже поймите. Я вот это 2000 километров наблюдала. И иногда тоже уже хотелось каких-нибудь пальм и моря, а не ёлок в розово-голубовато-белых тонах.

Ну ладно. Давайте для разнообразия немного как его там - бэкстейджа. То есть, закулисья по нашему.

Наш бортовой компьютер, который отлично работает при любых температурах до -70.
Кстати, теперь он украшает мой балкон.

Пёс, решивший побегать с нами наперегонки. Удивительная совершенная конструкция. Пока он бежал рядом я с восторгом смотрела, как работает его тело.

Ворота гостеприимного тёплого гостевого дома, где мы провели ночь.

Наш фотограф, который не разменивался на такие мелочи как градусники, собаки и попутчики, а снимал только окрестные красоты и машины

В чём-то я его конечно понимаю. При выборе снимать людей, которые занимают пространство в твоей машине или, что ещё хуже, вечно лезут в кадр, или красивую природу, я бы тоже выбрала природу.

Мы покидаем посёлок Томтор, который тоже хочет стать филиалом Полюса Холода.
Благо ехать до него на 40 километров ближе, чем до Оймякона, да и с гостевыми домами в Томторе гораздо лучше - их два и в обоих из них тёплые туалеты.
Казалось бы - мелочь. Но поверьте мне, когда на улице -50 - это уже совсем не мелочь.

Смотрите, какую они стелу отгрохали.

С теми же вечными 71,2 градусами мороза, которые якобы здесь когда-то обнаружил Обручев.

И наш путь лежит прямо - в ад.

На указателе всё честно написано. Туда - ад, туда - аэропорт.
Я сразу предложила валить в аэропорт, но разве меня кто там слушал.

Оказалось, что дорога в ад вымощена не только благими намерениями, но ещё и очень живописными картинками.
Оно и понятно, заманивают.

Мы уже проезжали по этой дороге накануне, когда свернули с трассы Колыма в Томтор. Но проделали мы этот путь в темноте.
Поэтому всю красоту пропустили.
Хорошо, что обратный путь дал нам возможность наверстать упущенное.

Смотрите, как от снега согнулись ёлки.
На самом деле, это не самая удачная иллюстрация. Когда успела, тогда и сфотографировала.
На дороге были более красивые места, когда согнутые ели образовывали прекрасный тунель, и мы мчались сквозь него.

Ехали бы помедленней, я бы сфотографировать успела.

Кстати, ехали бы помедленнее, возможно вообще ничего бы не случилось, и мы спокойно доехали до Кубы, где был намечен обед.
Но у нас же испытания машин... Вот видимо, в тот день их и решили испытать по-полной.

Итак. Как вы помните: лампочка, масло, и вот уже наш дастер мчится на помощь захворавшему каптюру.

По дороге Саша успел мне быстренько объяснить, что если бы что другое - это бы ещё ничего, а маслом - шутки плохи, мотор угробить недолго. Это в наши планы никак не входило. Нам эти машины до Магадана доставить надо было, а мне потом ещё и обратно из Магадана до Читы ехать.

Беглый осмотр показал, что масло всё куда-то вдруг убежало.
А вот выяснять причины решили в более подходящем месте, чем посреди леса, когда на улице -51 и совсем негде погреться.

Не, была бы у нас одна машина или ещё какая беда, конечно начали бы лечить на месте.
Но тут приняли решение дотащить захворавший каптюр до более подходящего места - до кафе Куба - на тросе. И там уже разобраться. Тем более, что до Кубы оставалось каких-то 70 километров.

Пока умные мальчики держали совет и решали, что делать, я бродила по окрестным сугробам и солнышко фотографировала.

За руль каптюра сел Гера, предварительно надев всю тёплую одежду на себя, включая самые тёплые рукавицы.
За руль дастера - как обычно Саша.

Ещё одну машину оставили им в качестве сопровождения. На случай, если и с дастером что-то случится (прям сюжет десять негритят каких-то), а в оставшиеся две машины посадили абсолютно бесполезных в деле транспортировки машин журналистов и меня и отправили на Кубу.

Какое-то время мы ещё слышали переговоры по рации.
Как Саша мчал Геру. Как постепенно уходило тепло и жизнь из машины и из Геры.
Ему конечно предлагали поменяться и немного погреться, но он решил героически проделать весь путь сам. А может просто в какой-то момент примёрз к рулю и уже не мог оторваться от него.
Через 70 километров он вышел сильно примороженный и долго рассказывал, какое интересное чувство, когда физически ощущаешь, как тепло утекает из тебя.

Потом я тоже волею случая испытала это чувство. Действительно, интересное. Но не самое приятное.
И когда я чувствовала, как тепло уходит из меня, будто открыли какую-то дверку, я вспоминала, как тащили Геру на тросе. А ещё думала об узниках ГУЛАГа. Как они, люди оказавшиеся в этих краях волею случая, без хорошей одежды и обуви, смогли выжить в таких условиях.

Только столкнувшись с настоящим морозом Колымы начинаешь осознавать всю жесть лагерных историй.

Это не лагеря. Это всего лишь заправка.
Но и она в ранних морозных сумерках представляет какую-то апокалиптическую картину.

м

Почти сразу вслед за нами туда приехали и остальные наши машины.

Ещё один осмотр каптюра показал, что ничего страшного с ним не произошло. Возникшая проблема решилась заливкой нового масла и снижением скорости передвижения.

Однако, дам слово специалистам и процитирую статью Вадима Гагарина.

Один из «Каптюров» потребовал долить моторного масла, а причина оказалась в том, что при длительном движении на скоростях в районе 100 км/ч у моторов обмерзли сапуны. В итоге в двигателе повысилось давление и масло начало просачиваться через задубевшие сальники. Аналогичная ситуация сложилась чуть позже и с двумя другими машинами, но мы уже знали в чём дело, поэтому просто немного снизили скорость движения и больше подобных проблем не испытывали. А вот дизельный Duster за весь пробег нас не побеспокоил вообще ни разу, кроме того, что в нём было заметно прохладнее.

А вы спрашивали, откуда я про сапуны и сальники знаю.
Да я теперь просто направо и налево сыпать автомобильной терминологией могу. Главное, чтобы меня не успели спросить, что всё это значит.

Я вам лучше про Кубу немного расскажу.

В прошлый раз не показывала её интерьеры.
Впрочем, ничего особенного там нет. Обычное придорожное кафе. С тем только отличием от придорожных кафе, что оно здесь одно на сотни километров.
Поэтому заходят сюда все проезжающие. Иногда народу набивается - встать негде.

Но нам повезло. Даже сесть смогли.

Вот по этим двум фотографиям сразу же становится понятно, где здесь Саша, где Гера. Кто мёрз и трудился и теперь не в силах от еды оторваться, а кто красиво позирует.

А ещё в этом кафе есть интернет. Вполне себе работающий. Что на трассе, где вообще никакой связи нет, штука очень даже полезная.

Интернет сюда идёт по оптоволокну. Зная пристрастие местных жителей и заезжих гастролёров к сбору цветных металлов, в кафе развесили вот такую наглядную агитацию, объясняющую, что не надо тырить оптоволокно - там ничего ценного нет.

Также на стенах представлена реклама представителей местного бизнеса.

И нехитрое меню, половины наименований которого обычно нет.

Это кафе так понравилось мне, что спустя две недели я снова оказалась там.
Так что мы сюда ещё вернёмся.

Сейчас же нам надо было срочно двигать в Усть-Неру, где нас ждало другое кафе.
Вот такое оно передвижение зимой по Колымской трассе. Для машин - от заправки до заправки с ночёвкой в тёплом гараже. Для людей - от кафе до кафе с ночёвкой в гостинице.

Вы ещё не забыли про оптоволокно, по которому идёт интернет и образцы которого представлены на Кубе?
Теперь пришло время увидеть, как это выглядит в реальности.

Вот так. Оптоволокно просто кинули по веткам деревьев. Так и течёт интернет из Якутска в Магадан.

Иногда приходят лоси и наматывают оптоволокно на рога. Тогда Магадан остаётся без интернета.

Вот такие высокие технологии.

На этом мы заканчиваем на сегодня с природными красотами и дорожными историями и перемещаемся в Усть-Неру.

В Усть-Нере у нас была самая настоящая гостиница. И у меня даже был мой совершенно отдельный номер под номером 1. Где было, правда, немного прохладно, но проблема быстро решилась выданным мне обогревателем.

Администратор гостиницы как-то очень душевно и с заботой отнеслась ко мне, затерявшейся в толпе десяти мужиков.
А уж когда узнала, что через пару недель я поеду обратно, так и вовсе прониклась сочувствием.

Впрочем, самым ярким впечатлением от гостиницы стали, пожалуй, чудесные объявления на стенах.

Распивание спиртных напитков - звучит почти как песня.

А прейскурант на порчу мебели внушает уважение.

По соседству с гостиницей был магазин, где я просто не смогла не сфотографировать цены на фрукты и овощи.

И если 300 рублей за страшненькие мандарины - это ещё понятно. То 700 за огурцы и 800 за помидоры - кажется чем-то всё-таки запредельным.
При этом зарплаты, судя по рассказам местных жителей - весьма скромные. Скажем так, не московские.

Но они, местные жители, совсем не унывают. Скорее наоборот.
В этом мы смогли убедиться, когда пришли в кафе на ужин - похоже единственное работающее кафе в Усть-Нере, и оказались на новогоднем корпоративе одной небольшой, но очень тёплой компании.

К тому моменту, когда мы - немного измученные дорогой, морозом и голодом - пришли туда, веселье было в самом разгаре.
У них уже начались зажигательные конкурсы в духе свадеб 90-х годов с пометкой 18+.

Потом хозяевам (веселящейся компании) показалось, что гости ( то есть мы) немного загрустили.
И одна из девушек взяла слово и произнесла чудный тост, заканчивающийся словами:
- И я желаю, чтобы у вас жизнь была, как у нас.

На этих словах столичные акулы пера и эксперты автомобилей загрустили ещё больше. Но зато этот тост положил начало совместному веселью, которое, похоже, запомнится участникам надолго.

Сначала поужинав ушли наши водители: Гера, Кирилл и Саша.
Потом решила откланяться и я. Тем более, что местные девушки уже делали попытки пригласить потанцевать московских гостей, но попытки пока вялые, явно сдерживаемые моим присутствием.

Когда я уходила, одна милая женщина в прекрасном красном платье остановила меня словами:
- Уже уходите? Совсем-совсем?
- Да, совсем, - ответила я. И хотела добавить - и можете вот с теми за моим столом делать, что хотите.
Но сдержалась.
Я вообще людям грубить не люблю. Тем более людям приятным. Мы ещё немного поговорили. Елена рассказала, что в целом ей нравится жить в Усть-Нере. Пусть здесь и нелегко.
И какая-то такая искренняя радость и душевность в этом была, что захотелось просто порадоваться за этих людей, которые даже в таком суровом краю и наверняка не с самой простой жизнью не потеряли способность радоваться и веселиться.

Стоило мне уйти, как началось настоящее веселье. И в пляс пустились даже те, кто до этого никогда не плясал. Жаль, что я это потом уже только на видео увидела.
Да и видео это наверняка потом удалили.
Как говорится, что было в Усть-Нере, останется в Усть-Нере. Но тот корпоратив потом все ещё до конца поездки припоминали.