Самая страшная и печальная маска японского театра

Японский театр Но (能) зародился в XIV веке и быстро обрел популярность в аристократических кругах. Его отличительной особенностью стали маски, которые одевали актеры во время спектакля. Им приходилось искать новые способы самовыражения, ведь их лица были закрыты, и передавать эмоции они могли только с помощью жестов или танцев, ставших визитной карточной этого театра. Что касается масок, наиболее выразительной из них считается маска Хання (般若).

Маска Хання
Маска Хання

С первого взгляда не просто сказать, какое именно настроение застыло в гримасе Хання. С одной стороны, оскаленные клыки говорят нам о ярости, в то время как опушенные брови указывают на грусть. Дело в том, что Хання одновременно воплощает оба состояния. Это становится понятно из сюжета пьесы "Леди Аои"( 葵上 ), где маска играет главную роль.

Леди Аои
Леди Аои

Пьеса рассказывает, как в древние времена жена японского принца по имени Леди Аои вдруг обернулась жутким рогатым демоном. И начала терроризировать обитателей дворца.

Леди Аои
Леди Аои

Они вызвали священника, который заставил одержимую поведать свою историю. Оказалось, что в нее вселился мстительный дух любовницы принца. Девушка была его фавориткой и рассчитывала на счастливое будущие, пока на горизонте не появилась Леди Аои. Принц женился на ней, а любовница осталась не у дел. Она каждый день смотрела, как новобрачные проезжают мимо ее окна в своей карете, из-за чего брошенная возлюбленная постепенно умирала от горя. Наконец, ее душа покинула тело, но вместо того, чтобы отправится в загробный мир, она решила мучить соперницу и заодно всю ее семью.

Леди Аои. Картина Мацуно Софу
Леди Аои. Картина Мацуно Софу

Таким образом, маска Хання стала носителем тонкого психологизма, свойственного японской культуре. Она говорит с нами о проблемах справедливости и воздаяния, печали, перерастающей в злобу, и мщения. В конце пьесы дух все-таки отпускает Леди Аои, но та уже не возвращается к жизни, что еще сильнее усиливает драматизм произведения, добавляя маске еще один, трагический оттенок.