Почему Европа так стремительно «правеет»

Накануне выборов в Европарламент 2019 года популисты быстро набирают вес, отодвигая традиционные партии. Преобладает именно правый популизм

Движение «Желтых жилетов», задающее тон во французских демонстрациях, все больше попадает под влияние популистов. Как правых из «Национального фронта» Марин ле Пен, так и левых, близких к партии «Несдающаяся Франция» другого экс-кандидата в президенты Жана-Люка Меланшона. Но превалируют все же правые. И это неудивительно. К ним, накануне выборов в Европарламент, тяготеет до четверти европейских избирателей, свидетельствует исследование, ранее проведенное британской газетой The Guardian.

Два миллиарда под властью популистов

Евросоюз в последние два десятилетия стремительно «правеет». Уровень жизни в большинстве стран при этом не упал, а где-то, как, например, в Чехии, даже заметно вырос. И все же население недовольно. Недовольно правящим классом, недовольно «диктатом Брюсселя», недовольно вообще окружающей действительностью, которую старшему поколению понимать и принимать все труднее.

Причем это не только европейское явление — после избрания в США президентом Дональда Трампа стало понятно, что сегодня популизм — это реальность всей «западной» цивилизации, включая, разумеется, и Россию. К такому выводу пришла недавно, например, британская газета The Guardian, которая организовала и опубликовала исследование, посвященное «проблемам популизма» в Европе и мире. По подсчетам экспертов, привлеченных газетой, популистские силы сегодня представлены в исполнительной власти в пяти из семи крупнейших демократий мира: Индии, США, Бразилии, Мексике и Филиппинах. В итоге, по приблизительным оценкам издания, политики-популисты присутствуют в правительствах стран, чье население в совокупности достигает почти 2 млрд человек.

Россию они, очевидно, к демократиям не относят, иначе бы этих «базовых» стран было шесть. Не говоря уже о том, что эксперты не считали и режимы, где управление формально демократическое, но в реальности, авторитарное — например в Африке. Тогда бы и число жителей стран с частично или полностью «популистской» властью наверняка выросло бы еще как минимум на миллиард.

Вопрос в том, насколько долгосрочна эта тенденция. Приходят ли популисты, как правые, так и левые, всерьез и надолго, или это волна, которая со временем схлынет? Пока, как констатирует исследование The Guardian, популярность популистов в ЕС только растет, причем повсеместно, не только в государствах, переживающих не лучшие экономические времена, но и в сравнительно процветающих. Самый традиционный, особенно для британцев, пример — это референдум по Brexit, то есть, выход из Евросоюза. Однако показательнее в целом для Европы последние парламентские выборы в большинстве стран-членов ЕС.

«Альтернатива» и «Фронт»

Например, Германия. Здесь правопопулистская партия «Альтернатива для Германии» впервые получила такое представительство в бундестаге, федеральном парламенте, на последних выборах. Сегодня, если верить соцопросам, ее популярность еще подросла и сейчас АдГ на втором месте после правящего Христианско-демократического союза.

Для другого «еврогранда» Франции уже традиционно на протяжении чуть ли не десятилетия соотношение «один из четырех», то есть около 25% голосов за разнообразных популистов, в первую очередь, правых, то есть «Национальный фронт» Марин ле Пен, но и левых — «Непокоренную Францию» Жана-Люка Меланшона. Уже в 2013 году именно столько, то есть четверть избирателей на выборах в Европарламент выражали симпатии к «Национальному фронту».

Тут надо отметить, что еще недавно французский пример внушал политологам и политикам, недовольным ростом популярности «безответственных партий» также и умеренный оптимизм. Казалось, что действующий президент Франции Эммануэль Макрон доказал, что в популизм могут успешно играть даже центристы, не ударяющиеся ни в национализм, ни в радикальные варианты социализма и даже поддерживающие идеи «единой Европы». Он не только избрался сам, но и сумел организовать парламентское большинство для своей партии «Вперед, Республика!», которую буквально «на коленке» успел слепить за несколько месяцев после победы на президентских выборах. Но продолжающиеся уже больше месяца социальные протесты так называемых «Желтых жилетов» во Франции показывают, что эти надежды на «центристский популизм» были, видимо, преждевременными.

Список стран с представительством правопопулистов во власти в ЕС и правда впечатляет: это все скандинавские демократии, Австрия, Италия, Чехия, Польша, Венгрия, Словакия, Нидерланды. Сидят правые, а также и левые популисты в парламентах практически всех государств-членов Евросоюза, как минимум, в числе оппозиции.

Силы страха

Причин такой популярности можно найти много, но известный в Европе исследователь Иван Крастев в своей недавней книге «После Европы», например, доказывает, что основная причина роста популярности в ЕС популизма, особенно правого — это страх. Мир вокруг меняется, и людям трудно к этому привыкнуть. В Евросоюзе сложилась современная наднациональная элита, но она очень слабо привязана к своим странам и у избирателей сложилось ощущение, что взаимопонимание с этим правящим классом утеряно. Кроме того, важную роль играет страх перед мигрантами, которые приедут и переделают привычный европейский уклад жизни «под себя». Все это, а также множество своих национальных особенностей в каждой из стран ЕС и есть причина успеха и популярности новых «правых» партий.

И эта тенденция пока явно не идет на спад. Как отмечает в своем исследовании The Guardian, в 1998 год на подобные политические силы приходилось всего лишь около 7% голосов европейских избирателей совокупно в 31 стране Европы по итогам парламентских выборов. Но за десять лет это число выросло приблизительно втрое. К 2018-му за популистов, в основном правых, голосовали уже более 25% европейцев. То есть каждый четвертый голос. Именно после экономического кризиса 2008 года и обострения ситуации с беженцами в 2015—2016 гг. эта поддержка резко возросла.

Так что теперь, вероятно, надо ждать, кода европейский избиратель успокоится, если такое вообще возможно. Именно спокойствие и уверенность в завтрашнем дне — главное условие возвращения популярности к традиционным партиям. В противном случае, не исключено, что и они постепенно превратятся в популисткие, как это случилось в Венгрии с правящей партией ФИДЕС или в Австрии с правоцентристской Австрийской народной партией.

Пока просто нет ответа на вопрос: каким будет политическое лицо Европы, скажем, через 10 лет. И, поскольку большинство популистов еще и евроскептики, нет ясности и с будущим ЕС. Проект «единой Европы» под вопросом, и старая элита Евросоюза сама все больше надежд возлагает на популистов. Правда, пытается выбирать из них близких себе по духу, вроде Эммануэля Макрона. Вот только избиратели быстро возвращаются от центристов к «правым», которые все чаще играют в европейской политике заметную роль.

Иван Преображенский, политолог, эксперт по странам Центральной и Восточной Европы