Как мы подожгли съёмную квартиру в Париже

12 January 2019

Я уже писал, о той забавной квартире, которую мы сняли у Франсуа Медичи. Сама квартира заслуживала отдельного очерка, на который я в конце дам ссылку, на тот случай если вы его пропустили.

А эта правдивая история случилась всё в том же Париже, безветренной летней ночью на проспекте Мажента. Действующими лицами трагикомедии являются моя жена, сестра, дочь и ваш покорный слуга.

Проспект Мажента, где мы поселились
Проспект Мажента, где мы поселились

После очередного насыщенного экскурсиями дня, мы без задних ног вернулись в нашу съёмную квартиру и вползли на свою антресоль спать.

Жена у меня во тьме спать не любит. Ей нужен ночник. Среди обилия антикварной рухляди нашлась настольная лампа без абажура. Мы подняли её на антресоль и включили в розетку – работает. Но светит слишком ярко, чтобы создать романтическую атмосферу и интимный полумрак.

Жена задвинула лампу за старое кресло, которым мы не пользовались, в виду того, что из сидения на нас злобно посверкивали пружины. Свет стал приглушённым, а от кресла к нашему ложу протянулись зловещие тени – в гармонии с готическим антуражем окружавшего пространства. Не хватало могильщика, тумана и молний для полноты образа, но мы как-то обошлись.

Кухня и антресоль, где разворачивается действие сюжета.
Кухня и антресоль, где разворачивается действие сюжета.

Сон был тревожным. Снилось что-то недоброе. Какие-то остросюжетные приключения, в результате которых селяне с вилами загнали нас в ловушку и подожгли. В такие моменты сна, я предпочитаю проснуться, а не досматривать как меня сожгут. Что я и сделал.

Вокруг был туман. Пока ещё без могильщика и молний, но сюжет явно имел желание переместиться на канву триллера.

– Мне кажется, или обитель наша воспламенилось? – вопрошающе изрёк я, предварив реплику деликатным шлепком десницы по афедрону супруги. Жена пробудилась, огляделась и молвила:
– Похоже на то, сударь!

Моменты, когда мы грязно материмся, словно сапожники, я обычно заменяю в рассказе архаично-возвышенной речью.

Наша антресоль была покрыта клубами едкого дыма. Источником дыма было кресло, за которое мы поставили лампу. Оказалось, что оно придвинуто спинкой вплотную к лампочке. Лампочка нагрела материю настолько, что она начала тлеть, а вместе с ней и поролон, служивший обивкой. Спешно я сбежал на кухню с узкой лесенки антресоли. Набрал воды в первое что увидел – кружку, – и побежал тушить.

"Пфффф..." – насмешливо ответило кресло моим стараниям. Всё что горело и тлело ввалилось внутрь и начало извергать клубы ядовитого дыма. Буквально за несколько секунд дышать стало невозможно, и мы сбежали вниз. Вид у нас был как у жителей гибнущего города Помпеи на картине Брюллова. Сверху, на антресоли, словно маленький Везувий, изрыгал ядовитые потоки дыма мятежный предмет мебели.

Вот на эту пару мы были похожи
Вот на эту пару мы были похожи

Мы открыли окно и отдышались. Ситуация грозила выйти из-под контроля. К своему несчастью до этого дня я уже успел выяснить, сколько стоит такая вот квартирка на проспекте Мажента. Чтобы расплатиться с хозяином, пришлось бы продавать почку. А мне бы этого очень не хотелось, ибо я к ней сильно привязан. Мы столько вместе всего пережили.

Дворик был таким узким, что я переживал, что пожарные не подъедут...
Дворик был таким узким, что я переживал, что пожарные не подъедут...

Поддавшись порыву этих ностальгических чувств, я рванул наверх, глубоко вдохнув перед рывком. Дым был таким, что не только не давал дышать, но и резал глаза. Вслепую я схватил кресло и начал спускаться. Трудность заключалась в том, что кресло по ширине было несколько шире лесенки и перил. Оно горело и чадило, а я пытался найти конфигурацию, которая позволит его спустить. Жена командовала снизу: "Сергеич, левее! Сергеич, правее! Майна по-малу!"

Когда мы особенно сильно материмся, я заменяю это в истории строительным жаргоном.

Короче, кресло мы спустили. И я, как Прометей с факелом, понёсся в ванную комнату, гордо выставив перед собой горящий "антиквариат". Его я, насколько это можно было сделать вслепую, пристроил в ванну, после чего открыл душ и минут пять поливал. Огонь унялся... Я мысленно пожал руку своей почке – не робей, мол, повоюем ещё!

Вот так выглядело. Один в один. Только трусы на мне были синие.
Вот так выглядело. Один в один. Только трусы на мне были синие.

Услышав нашу с женой возню, сестра с дочкой некоторое время деликатно проявляли нейтралитет, но потом, когда поняли что мы жжём всерьёз и по-взрослому, прибежали выяснить что происходит.

Описывать как мы урегулировали этот вопрос хозяином я не буду, пост и так получился длинным.

Ставьте лайк, если он вам понравился, мне это важно. И не забудьте подписаться на мой канал, если вы у меня впервые.

Ну, а я как и обещал в начале, даю ссылку тем, кто пропустил мой пост о том как выглядит квартира Медичи.