Толкования Апокалипсиса: общее и частное

В предыдущих публикациях канала неоднократно утверждалось, что плодотворно обсуждать отдельные образы и сюжеты книги Апокалипсис Иоанна Богослова возможно только в контексте ее главных и основополагающих смыслов.

Что касается обратного варианта, то есть попыток прийти к общему верному разумению книги Откровение от частностей и отдельных утверждений, которые кажутся понятными, — этот путь крайне неэффективный, а в большинстве случаев и вовсе тупиковый. Ведь тот, кто избирает подобный путь, сначала абсолютно субъективным образом отделяет от общей панорамы событий только те детали и обстоятельства, которые по каким-то причинам привлекли его внимание, — а затем через толкования этих искусственно отделенных от общего смысла частностей совершает пытку достичь разумения всего происходящего.

То есть по сути действует так, как будто надеется «сложить» полные и совершенные смыслы из ограниченного числа несовершенных составляющих.

(В совершенстве истинных смыслов книги Откровение можно не сомневаться по той причине, что сначала эти смыслы были определены свыше, — и только потом облечены в видимые тайнозрителю образы.

А «несовершенство составляющих» есть следствие того, что субъективное разумение отдельных деталей является ограниченным набором человеческих умозаключений, — а иногда и вовсе плодом воображения, не имеющим ни малейшей связи с «физической» и духовной реальностью)

На заднем плане можно заметить слона. А на переднем - нет, не Стенька Разин... На переднем тоже слон... но далеко не весь.
На заднем плане можно заметить слона. А на переднем - нет, не Стенька Разин... На переднем тоже слон... но далеко не весь.

Кроме того, достаточно очевидно, что общие для всей книги Откровение новозаветные смыслы, выстраивающие связь между отдельными деталями и обстоятельствами ее сюжетов, остаются при таком подходе неопределенными, непонятными и недоступными. Так что даже при более-менее непротиворечивом разрешении какого-то отдельно взятого вопроса сделанные по такому принципу умозаключения не приближают читателя к разумению основополагающих смыслов всего повествования, — и при этом не могут помочь в разрешении любого другого частного вопроса (особенно если этот вопрос касается другого сюжета книги Откровение).

Поэтому вполне предсказуемо, что никто из тех, кто пытался толковать Откровение через отдельные детали, так и не смог приблизиться к разумению всей книги.

(Например, через подсчет «зверей» и исчисления их «голов» и «рогов» просто невозможно определить, что это за звери такие, и для чего о них говорится, и почему о них говорится именно в таком контексте, и т.д. Причем откровенная ошибочность подобных подходов убедительно подтверждается постоянно появляющимися новыми «толкованиями» книги, в которых буквально нет числа всевозможным вариантам «расшифровок», основанных на тщательном разборе отдельных образов на их «составные части»... после чего из «супового набора», в котором «рожки» лежат отдельно, а «ножки» отдельно, собирается то, что можно «назначить» воплощением пророческих образов книги Откровение.

Так или иначе, никто из тех, кто пытался толковать Откровение подобным образом, так и не достиг должного понимания, т.к. о смыслах каждого следующего видения и сюжета он вынужден «гадать заново»)

С учетом всего вышесказанного, единственно правильным взглядом, позволяющим рассмотреть общие смыслы книги Откровение (пусть пока и без разумения каждой детали), представляется взгляд, направленный «сверху вниз»: от небесного к земному, от общего к частному и от главного ко второстепенному. То есть от Личности Иисуса Христа, от сути Благовестия, от осознания совершенства Божественного Замысла, — к разумению духовных и исторических путей человечества и той духовной реальности, которая свойственна временам Нового Завета.

А затем, уже опираясь на разумение этой реальности, можно переходить к рассуждениям о значении тех отдельных образов и событий, в которых отражаются и выражаются различные аспекты вселенских новозаветных смыслов.

При этом вполне очевидно, что если представление о таких смыслах у человека не сформировано, или оно отчасти неверное, — у него отсутствует та единственная основа, опираясь на которую он мог бы узнавать за отдельными пророческими образами те реальные явления, события и процессы, которые происходят (или будут происходить) в окружающей его «физической» и духовной реальности.

Однако разумение всеобщих смыслов Благовестия не может возникнуть на ровном месте. Так, протоиерей Андрей Ткачев в одном из своих публичных выступлений очень верно заметил, что книга Откровение не просто так стоит в Св. Писании последней: к разумению ее образов нужно подходить «издалека», от самых основ христианского мировоззрения; от главных вероучительных истин; от новозаветных смыслов пророчеств Ветхого Завета; от естественных для Церкви, простых для понимания и очевидных для православных христиан фактов, и так далее.

Другими словами, верно воспринимать иносказательные смыслы Откровения возможно только при условии, что человек имеет верное наставление, утверждение и положение в вере; и остается в рамках христианской догматики; и следует в русле неповрежденной апостольской традиции, и т.д., — а выполняются такие условия только тогда, когда главное в христианстве человеком уже принято, и в определенной степени усвоено.

(При этом для тех, кто такой основы лишен, подход, основанный на принципе «от главного ко второстепенному», может показаться или слишком сложным, — или и вовсе неприемлемым)

Соответственно, все попытки «взломать» пророческие смыслы Откровения Иоанна Богослова собственным умом, или достичь разумения ее смыслов путем сооружения пирамид из предположений и фантазий (не говоря уже про лже-откровения и лжепророчества), изначально обречены на неудачу. Более того, подобные занятия попросту опасны и для самого человека, и для его возможных слушателей, — так как они уводят от главного, и порождают ложные уверенности и/или ложные страхи, и в результате формируют в человеке ложные ожидания и ложные цели.

(К сожалению, подобные ошибки совершают и некоторые воцерковленные православные христиане. К категории суеверий можно отнести и страхи перед тремя шестерками в паспортах, и поиск «числа зверя» в ИНН/УНН, штрих-кодах и вакцинах, и непримиримую борьбу с грядущим «поголовным чипированием»… которое, если оно будет предложено, принимать нельзя, — но вовсе не из-за наличия «зашитых» в чипах «шестерок».

А некоторые номинальные еретики, наоборот, выглядят в этом смысле и мудрее, и взрослее, чем те православные христиане, которые увлечены «рожками да ножками» и борьбой с «цифровым антихристом»)

Так или иначе, но верный подход к разумению Откровения Иоанна Богослова не помешает никому… исключая те случаи, когда человек вдохновляется не христианскими смыслами и истинами, а банальным мирским любопытством. Ведь при условии, что христианин принял и усвоил в должной мере основные вероучительные истины Церкви Христовой, все самое важное в христианстве ему известно и без книги Откровение, — а цели и смыслы последней книги Св. Писания далеки от того, чтобы удивлять верующего человека чем-то принципиально новым, таинственным и загадочным, о чем умолчала бы Церковь, и что не возвещалось ему при обращении и наставлении в вере.

(Если, как думают некоторые, книга Откровение Иоанна Богослова говорит только о событиях нескольких последних лет непосредственно перед «концом света», — для многих поколений христиан, читавших Откровение на протяжении двадцати веков, но закончивших свой земной путь задолго до «апокалиптических» событий, сама книга была неактуальной, а детали и подробности ее свидетельств не имели практического смысла.

Более того, все те, кто размышляет над этой книгой сегодня, вполне могут присоединиться к тому великому множеству верующих, при жизни которых события «самого конца света» еще не начинались)

Таким образом, для многих христиан имеет смысл если не переоценить, то хотя бы поставить под сомнение те предварительные картины, схемы, убеждения и ожидания, которые прямо или косвенно формируют их субъективное представление об основных смыслах книги Откровение. И задаться самым простым вопросом: что если почти все описанное в Откровении не размыто по временам и территориям, и не ждет своего воплощения в отдаленном будущем, — но происходит вокруг них и непосредственно с ними прямо сегодня и прямо сейчас?

(Говоря простыми словами, необходимо допустить, что события Откровения происходят не в воображаемом полуфантастическом будущем… где какие-то невиданные звери будут выходить из моря Лаптевых, или из Земли Франца-Иосифа… а людей будет кусать гигантская саранча из фильмов ужасов… а злодей-антихрист соберет все восемь миллиардов жителей планеты Земля в одном месте, и там под барабанный бой потребует поклониться себе в пояс… и так далее…

Понятно, что гадать о дне завтрашнем, и мечтать о себе как о будущем «последнем герое», который в свое время самоотверженно противостанет всему царству антихриста, вполне согласуется с человеческой природой… ведь для ума это занимательно, а для сегодняшнего душевного спокойствия, — вполне безопасно.

А поскольку запланированный подвиг завтрашнего дня прямо сейчас ничего от человека не требует, — подобные гадательно-мечтательные занятия выглядят намного привлекательнее, чем осознание своего бедственного положения во дне сегодняшнем... где ты вовсе не «последний герой», практически в одиночку противостоящий целому царству зла, — а обычный грешник… пусть даже периодически кающийся. То есть и слабый, и уязвимый, и постоянно уязвляемый, — и даже саму веру сохраняющий не собственными силами, а исключительно милостью Божией.

В любом случае, верующему человеку жизненно необходимо отдавать себе отчет в том, что если он не побеждает в дне сегодняшнем, ему нельзя встречаться со всей полнотой воинств, представляющих царство тьмы)

Более того, каждому христианину необходимо осознать, что в отношении всех событий и образов книги Откровение сказано буквально следующее:

Толкования Апокалипсиса: общее и частное

Так что уверовавшие во Христа просто обязаны допускать вариант, согласно которому всякий человек от самого рождения является реальным причастником пророческих образов книги Откровение, — а, значит, и непосредственным участником большинства описанных в ней событий.

(Причем в том случае, если человек открывает для себя эту реальность не только умственно, но и чувственно, — он не будет тратить свое драгоценное время на теоретические исследования и научно-фантастические теории)

А так ли это, и если да, то каких образов он причастник; и как подобное разумение должно воплощаться в реальной жизни, и т.д., — человеку возможно решить только самому за себя («...скромно, по мере веры, какую каждому Бог уделил», Рим.12:3)

__________________________________________________________________________________________

Спасибо за Вашу поддержку!

Подписаться на канал

Продолжение см. в статье: О неразумном буквализме в восприятии образов Откровения

Предыдущая статья: Что отражает наше разумение Апокалипсиса?

Полный список публикаций канала с краткими аннотациями (обновляется)

#можно ли понять откровение иоанна #как понять образы апокалипсиса