Добро пожаловать на распродажу OSTIN!

Петрович готовился к смене, когда щелкнул дверной замок. Это вернулась жена из похода по магазинам
— Ну как пошопилась? — иногда фельдшер любил вставить в речь модное молодежное словечко. Однако в этот раз «вброс» оказался напрасным. Даже неуместным, потому что на лице женщины легко читалось огорчение. Вот уже неделю она искала себе весеннее пальто. Подходящие размер, фасон и расцветка находились часто. Однако цены совершенно не устраивали.
— Да так, нашла кое-что, — устало ответила жена. — В новом Ostin магазине, что на углу.
— А, это тот, который все в округе своими рекламными листовками закидал?

— Ага, там такое пальто, ну просто для меня. Сидит исключительно. Только вот уж очень недешевое. Я и с продавщицей говорила, и хозяйку битый час уговаривала. Говорю, скиньте хоть 20 %. А та — нет, и все... У нас вообще что-нибудь в заначке осталось?
Услышав цену, Петрович аж присел:
— Женщина, ты, наверное, забыла, я фельдшер на «скорой», а не уборщица в банке. Я столько не зарабатываю.
— Лучше бы ты полы по 6 часов у банкиров мыл, — автоматически съязвила жена. — Ночами бы дома спал. Да и я тогда бы, как Золушка, по нескольку лет в одном и том же не ходила.
Фельдшер беззлобно усмехнулся, начиналась привычная семейная забава — «уколи другого»:
— Можно подумать, тебе в поликлинике миллионы платят. Нет? А что ты еще не в банке? Мытье полов очень полезно — ехидство как рукой снимает. Да не переживай, придумаем что-нибудь с твоим пальто. Честное фельдшерское!
И Петрович истово перекрестился. Жена тут же успокоилась, ее муж никогда слов на ветер не бросал.
***
Ледащий мужичонка понуро сидел на стуле в углу магазина. Выглядел он нездорово, но и при смерти не находился. Продавщица подала ему стакан с водой. Мужичонка пил жадно, рука дергалась болезненно. Петрович тут же вычислил пациента: недавно из мест не столь отдаленных. Явно освобожден досрочно, только вот не за хорошее поведение, а по болезни.
— Здравствуйте? Ну что тут у вас? — фельдшер вопросительно посмотрел на продавщицу. Та тут же принялась сбивчиво объяснять:
— Да вот стал куртки смотреть. Вдруг кашляет страшно так. Я его усадила в уголочке, а сама за водичкой.
Хозяйка магазина, которая стерегла кассовый аппарат, кивком подтвердила слова работницы.
— Жалобы имеются? — Петрович подошел к мужчине, присел на корточки, стал слушать пульс.
— А то! На жизнь, — в груди мужчины громко хрипело. — Освободился условно-досрочно. По здоровью комиссовали. Хотел одежки купить, а тут немочь. Туберкулез. Гепатит. Зона — она ведь не курорт.
— Это верно, — согласился Петрович. — Дойдешь до машины или на носилках доставить. Сам? Ну вот и ладушки.
***
Хозяйка магазина цепко ухватила фельдшера за рукав и взволнованно спросила:
— Ну что там у него?
— Вы ведь рядом были. Туберкулез, зараза еще та.
— И что теперь делать? — беспокойство в голосе коммерсантки нарастало с невероятной скоростью.
— Процедуры обычные. Бедолагу мы сейчас в диспансере изолируем, — пояснил Петрович. — А вы работаете. К вам приедут.
— Кто? — хозяйка магазина едва не подпрыгнула на месте.
— Ну как кто? — деланно удивился Петрович. Как любой старый фельдшер врать он умел виртуозно. — Санэпидемстанция. Проведет у вас дезинфекцию. Туберкулез — это не шутка. Что горит — вывезут и сожгут. Что не горит — опрыскают химией, чтоб зараза не распространилась. У всего персонала анализы возьмут. В общем, все сложно.
— И... — хозяйка проглотила комок в горле, — когда приедут?..
***
Трогаясь с места, Петрович наблюдал, как хозяйка с продавщицей лихорадочно клеят на витрине огромный плакат: «Распродажа. Ликвидация. Скидки 50-70-90 %!» Фельдшер достал мобильник:
— Дорогая, проезжал мимо того магазинчика. Скидки огромные. Так что беги, пока твой лапсердак не купили. Да Христос с тобой!.. Они сами... Ха-ха-ха...