Не свисти. Возьмем с поличным

С наступлением холодов и всяческой непогоды добропорядочные граждане выходят из дома, изрядно утеплившись. Те, кому позволяют средства, приобретают меховые головные уборы по немалой, я бы даже сказал, ощутимо покусывающей цене.

В свою очередь, граждане, ориентированные асоциально и даже криминально, провожают обладателей и обладательниц песцовых, ондатровых и всяческих серебристо-чернобурковых шапок-ушанок завистливыми взглядами.

У наиболее дерзких преступников рождаются коварные планы по завладению дорогостоящими головными уборами путем открытого хищения или, попросту говоря, грабежа.

В безлюдных переулках темными осенне-зимними вечерами подстерегают грабители владельцев меховых головных уборов, и с помощью нехитрых приемов, как то: внезапное нападение, толчок, срыв шапки и спринт с уворованной вещью через проходные дворы, обретают те самые дорогостоящие утеплители вашей головы, уважаемые читатели.

И как-то поздним зимним вечером…

Случилось так, что в один из осенних вечеров припозднившаяся с работы кума сотрудника полиции Ильи Паршин тоже стала жертвой наглого нападения. Отделавшись ушибами спины и прочих мест, добропорядочная женщина, однако, лишилась лисьей шапки и сумочки с деньгами и документами.

Узнав о случившемся, Илья, переполняемый чувством благородного негодования, как всегда творчески взялся за дело. Краткий статистический анализ уголовных дел, связанный с кражей меховых шапок за истекший месяц, проведенный старшиной в комиссариате, позволил установить довольно четкие границы сектора, где означенные грабежи совершались со зловещей регулярностью.

— Значит, так: улица Энтузиастов, угол Северной, проходной двор на Киевскую, — размышлял вслух старшина, разложив на кухонном столе план столицы, старательно выводя красным карандашом криминальные маршруты грабителей.

Возьмем с поличным

Заботливая супруга отвлекла полицейского от планирования операции по задержанию злоумышленников глубокой миской исходящих паром домашних вареников.

Поедая это кулинарное чудо со сметаной, старшина не переставал разглядывать пересечение улиц и переулков на карте и прикидывать возможные варианты осуществления своего гениального плана.

К исходу шестнадцатого вареника верное решение было найдено.

Затянувшимся февральским вечером старшина, одетый в теплую куртку, до бровей укутанный шарфом, в серой кепке-«аэродроме», неспешно прохаживался в предполагаемом секторе поиска грабителя.

Дул пронизывающий ветер. Казалось, весь город оцепенел на стылом декабрьском сквозняке. Редкие прохожие спешили к остановкам общественного транспорта, чтобы побыстрее добраться домой.

Чтобы отвлечься и немного согреть закоченевшее тело, старшина стал приседать, насвистывая популярную мелодию, запавшую в душу после долгого дежурства на автовокзале возле будки с надписью «Звукозапись».

В промозглом пространстве городских кварталов ничего криминального не происходило. Отчаявшись на сто пятьдесят шестом приседании, старшина решил было отправиться восвояси, как вдруг из сумерек вынырнула подозрительная фигура в кожаной куртке.

— Ты чего тут свистишь, фраер?! — злобно прошипела фигура. — Битый час за тобой наблюдаю, а ты, падла, все свистишь!

— Так я это… Пасу я тут…— нашелся что ответить старшина.

— Ладно, чувак, — уже более миролюбиво протянула фигура — вижу, ты тоже лоха в ушанке дожидаешься…

— Угу,— буркнул Илья. — Дожидаюсь.

— Тогда, брателло, не свисти, а то спугнешь, — предупредила фигура. — Лох нынче, если трезвый, — ужас какой осторожный. В руки ни фига не дается.

— Угу, — отвечал старшина, нащупывая в кармане наручники.

— Значит, так,— повелительным тоном продолжила фигура. — Ты паси тот конец улицы, а я — этот. Если бомбанешь лоха, рви ко мне. Если я — рву к тебе.

— Однозначно, — ответствовал старшина.

Вскоре в темной стороне переулка показался подвыпивший гражданин в ондатровой шапке. В течение последующих пяти минут он лишился головного убора, обрел его снова и, едва не потеряв от неожиданности дар речи, путано и пространно давал показания в близлежащем полицейском участке.

Тощая фигура в куртке между тем уныло сидела на табуретке в углу и тоскливо разглядывала свои запястья, крепко схваченные стальными браслетами.

— Ну, спасибо, Илья. Ну, удружил, — восхищенно разливался старший участковый, отрываясь от заполнения протокола.

— Мы уже месяц как этого гада вычисляем. А ты раз — и с поличным его. В новый год вошли с хорошими показателями.

— Так ведь одно дело делаем, — весомо заметил довольный старшина. И почему-то добавил, обращаясь к фигуре грабителя:

— А ты— «Чего свистишь, чего свистишь?..»