Пленник райского края

«Не гонись за длинным рублем», — говорила мне моя родня. Дурак, не послушал, поехал на заработки по «левому» объявлению. Обещали и жилье предоставить, и питание. Предоставили, блин! Два года в рабстве пробыл! Паспорт отобрали, бросили жить в поле в строительных вагончиках, кормежка — тухлятина. И били. Постоянно. У меня, взрослого мужика, до сих пор страх в душе. Слава богу, смог выбраться, сбежал, месяц в лесу траву жрал, чтобы не подохнуть. Все в прошлом, теперь обещаниям о большх деньгах не верю. На всю жизнь урок получил».

(Все персонажи и события вымышленные, любые совпадения считать случайными)
В родном поселке работы хорошей не было. Вот поэтому Игорь, вернувшись из армии, решил ехать на Север, вахтовиком.
Мы поедем, мы помчимся...
Мать, конечно, всплакнула, узнав о намерении сына, но, в общем-то, родителей желание сына самому стать на ноги порадовало.
Прочитал объявление в газете, позвонил по телефону — и ему сразу же назначили собеседование. Уже подойдя к нужному офису, Игорь столкнулся с парнем, постарше его, годков примерно тридцати.
— На собеседование? — спросил Игорь.
— Ага! Деньгу зашибить можно, график приличный — поеду.
Разговор пошел в том же духе, а вскоре парней пригласили войти.
За столом сидела симпатичная брюнеточка. Жестом указав ребятам на стулья, каждому дала анкету и ручку, попросила заполнить. Через 15 минут ребята отдали заполненные листочки, а брюнеточка пояснила:
— Мы набираем сейчас водителей, так что, Игорь Вячеславович, Алексей Сергеевич, так что через неделю с личными вещами подходите сюда.
Парни довольно переглянулись — замаячила радужная перспектива хороших денег. А девушка продолжила:
— Вы доезжаете до Москвы на нашем автобусе, там вас встретят, посадят в поезд на Новый Уренгой. Да, документы нужно отдать сейчас, чтобы я могла оформить на вас билеты и разрешение на работу, так что копии не подойдут, только оригиналы...
При этом она так виновато улыбнулась, так очаровательно захлопала густыми ресничками, так мило пожала плечиками (от этого движения рельефно обозначилась под тонкой блузочкой крепенькая грудка), что парни чуть слюни не пустили. Без разговоров отдали паспорта милашке и вышли из офиса.
— Вот так и познакомились, да, Игорь Вячеславович? — с добродушной ухмылкой произнес парень и первый протянул руку для пожатия.
Через неделю будущие вахтовики стояли в ожидании автобуса.
Странная география
Вместо автобуса им и еще пятерым мужчинам предоставили «Газель».
— Больше никого не набрали? — спросил кто-то у водителя.
— Не-а, — ответил тот.
Вскоре на переднее сидение влез еще один мужик, представился бригадиром — и машина тронулась.
Через два часа бригадир предложил подкрепиться и сам вытащи из-за пазухи литруху водки. Это было принято на ура. После водочки ехать стало веселее, а потом Игорька неудержимо потянуло в сон, глубокий и крепкий...
Очнулся он, понимая, что ночь закончилась. Дребезжащий «пазик»  дернулся и остановился. Перегибаясь, в салон заглянул водитель и, противно ухмыляясь, спросил:
— Очухались?

Мужики настороженно молчали, потом кто-то спросил:
— Чё за херня, командир? Ты куда нас привез?
— На работу! Правда, на Юг, тут теплее, — с мерзким смешком ответил тот.
В этот момент в салон вошли двое кавказской наружности и, коверкая русские слова, пояснили, что мужики будут делать кирпичи.
Тут Леха, набычившись, стал подходить к захватчикам, но один вдруг резко вытащил из-за пазухи пистолет и наставил дуло на парня.
Второй добавил, сверкая золотыми коронками:
— Жить хотите? Хотите. Значит будете работать. Попробует хоть кто сбежать — найдем. Вы теперь бомжи, документов нет, заступиться некому.
Так Игорь понял, в какое дерьмо он вляпался.
Мы — не рабы?
Естественно, ни о каких деньгах разговора не было. Надежды на спасение — тоже. В первую неделю еда была нормальной, а потом отбросы. Сигарет не давали, зато поили водкой.
В пьяном угаре как-то все пленники решили, что смогут дать отпор, но не смогли. Двух мужиков осатаневшие от безнаказанности горцы забили насмерть, остальные трое испугались, а Игорь и Леха поняли, что вдвоем они не справятся.

Это было настоящее рабство. Работали круглые сутки, чуть ли не руками формуя кирпич. Неделя проходила за неделей, а потом ощущение времени стерлось.
Как-то один из их «хозяев» харкнул в лицо Лехе и осклабился. Парень не стерпел и смачно приложился к скуле обидчика...
Лишь вечером в их комнатушку втащили Алексея — избитого, с рассеченными губами, заплывшими глазами, в полубессознательном состоянии. Неделю он мочился кровью (отбили почки), а затем... все. Умер.
Запуганные, полуголодные, униженные, они уже не помышляли о побегах, а вели себя как зомби. Утром вставали от пинков, ели какую-то бурду, а потом — пахали.
Кавказские Клеопатры
Прошла дождливая зима и резко наступила весна. Но трех работяг это уже не заботило — они смирились со своей участью. Игорь же верил, что еще поживет по-нормальному.
Мылись пленники прямо на улице, холодной водой из-под крана, к которому был прикручен шланг. Зимой такая процедура оказывалась пыткой, но сейчас мытье стало благом.
В тот солнечный день она появилась случайно. Голые мужики ошалело уставились на полную черноволосую женщину лет за сорок, а она пожирала глазами Игорька. Рослый, стройный, светловолосый — лакомый кусочек.
— Эй ты, сюда иди.
Недоумевающий парень, натянув штаны, пошел за ней. За воротами Игорь увидел блестящую «ауди».
— Руки протяни, — скомандовала женщина.
Он повиновался и услышал характерный звук защелкнувшихся наручников. Затем она кивком приказала ему сесть в машину на заднее сидение. В салоне была еще одна плотная дама.
Через десять минут автомобиль остановился перед шикарным особняком. Женщины провели парня в дом — в богато обставленной комнате сидели еще две барышни.
А та, что привела Игоря, вдруг сказал ему:
— Слышь, покажи нам стриптиз! А потом еще что придумаем, интересное, да?
Услышав последнюю фразу, ее подруги похабно заржали. Тут до парня дошло, что бабы — под кайфом! Неужели придется унижаться до такой степени? Он решил рискнуть.
— Я не буду этого делать, вообще твоему мужу расскажу все!
Она вновь заржала, а потом сказал:
— Да он тоже таких беленьких мальчиков любит!
А затем агрессивно добавила:
— Танцуй, живо.
Ту весну Игорь возненавидел! Ему приходилось по полной программе ублажать четырех жирных усатых коров. Организм не справлялся, вернее — желания не было.
Но бабам на это было наплевать. Впихивая в него виагру, они в прямом смысле насиловали его. А что, ведь он был рабом.
Спасение
Игоря не выводили дальше двора, он сидел в своем сарае безвылазно (кроме беспорядочных оргий, которые устраивали зрелые тетки). Приводили его назад под утро, запирали на замок, оставляя пару лепешек, тарелку с мясом и кувшин воды.
Но парень выжидал счастливого случая для побега. И дождался-таки! В ту ночь тетки перебрали со спиртным и «травкой». Тупо глядя перед собой, витали в наркотических грезах.
Игорь незаметно вышел из дома, подошел к забору и осторожно перелез через него. Свобода! Но надо бежать подальше от этого вертепа! И он помчался без оглядки.
Бежал, пока не упал на землю. Вдруг он заметил пустую консервную банку! «Значит, где-то люди», — с облегчением подумал Игорек. А через час он увидел палатку!

Он смотрел, а потом вдруг разрыдался! Плакал, словно освобождал душу от ужаса, что пережил за это время, от человеческой жестокости, мерзости.
А из палатки, разбуженные громкими всхлипами, выбрались два дюжих мужика, русоволосые, носы картошкой, в общем, свои.
«Мужики, спасите», — еле прошептал Игорь, а те смотрели на него, как на призрака. Наконец парень смог рассказать свою историю. Ошарашенные, мужики сочувственно похлопывали его по плечу, а потом один сказал:
—Мы через пару дней едем домой, в Рязань. Тебе денег на дорогу до дома соберем. А как приедешь, сразу к ментам иди.
Дом, милый дом
Через неделю Игорь был в родном городе. Он приехал на автобусе уже ночью, подошел к дому и робко постучал в калитку. Во двор вышел отец.
— Кто там?
— Это я, пап, я!
...Сколько слез было пролито, сколько слов было сказано! «Мы тебя, сынок, похоронили уже!» — причитала мать, прижимая его к груди. Узнав о всех бедах Игоря, отец лишь шептал: «Убить сук этих мало!»
Вскоре Игорь сделал себе документы, а немного позже на работу устроился. А вот заявлять на своих похитителей не стал — не докажешь ведь никому и ничего...

Статья уголовного кодекса Российской Федерации
В УК РФ есть статья 127 «О незаконном лишении свободы». Только на деле ее невозможно применить — ведь как правило люди, которых освободили из рабства, просто не готовы вновь ехать на тот же Кавказ, чтобы судиться со своими бывшими «хозяевами».