дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Алеутский «Зеро»: Неувязка третья

3 April 2018

Содержание: История одного самолёта | Неувязка первая | Неувязка вторая | Неувязка третья | Заключение и эпилог

Вполне понятная зацикленность «технаря» Дзиро Хорикоси прежде всего на технических моментах сыграла с авторами книги “Zero!” злую шутку. Сосредоточившись на мифических конструктивных заимствованиях, использованных при создании «Хэллкэта», они лишь вскользь упомянули о дей­стви­тель­но важной информации, полученной при изучении «Алеутского „Зеро”»:

Быстро обнаружилось, что наиболее слабым местом «Зеро» является его плохая способность к пикированию и от­сут­ствие бронезащиты. Летные испытания также открыли, что на больших скоростях «Зеро» замедленно реагирует на движения элеронов, а на больших высотах его характеристики резко падают.

Пожалуй, это единственная часть мифа, имеющая какое-то отношение к реальности.

IV. НЕУВЯЗКА ТРЕТЬЯ: НАСТОЯЩИЕ «СЕКРЕТЫ „ЗЕРО”»

Ранним утром 4 июня 1942 г., за 14 часов до вынужденной посадки истребителя лётного старшины 1-й статьи Тодаёси Кога на остров Акутан и почти в 3000 км южней, примерно в 35 милях северо-западней атолла Мидуэй, 25 американских истребителей (6 F4F-3 «Уайлдкэт» и 19 F2A-3 «Баффоло») 221-й истребительной эскадрильи морской пехоты атаковали японскую ударную группу из 36 пикирующих и 35 горизонтальных бомбардировщиков, прикрытую 36 «Зеро». По результатам боя 221-я эскадрилья была практически унижтожена: в строю остались 2 боеспособные машины и 9 пилотов (не считая двух раненых). Несмотря на сопоставимый урон, нанесённый ими противнику, это была слишком высокая цена за бес­цен­ный опыт противодействия японским истребителям. Опыт, который большинству уцелевших пилотов очень пригодится полугодом позже, в небе Гуадалканала. Ниже приводятся отрывки из написанных этими пилотами докладных записок о бое.

Фотодиорама 1942 г., изображающая атаку 221-й истребительной эскадрильи морской пехоты в районе атолла Мидуэй.
Фотодиорама 1942 г., изображающая атаку 221-й истребительной эскадрильи морской пехоты в районе атолла Мидуэй.
Капитан Кирк Армистид (ВРИО командира эскадрильи): Истребитель «Зеро» исключительно манёвренен и обладает поразительной скороподъёмнос­тью. Он настолько превосходит F2A-3 на вертикалях, что представляется бессмысленным пытаться сделать более одного захода на цель. [...] Я считаю, что его скороподъёмность составляет, как минимум, 5000 фут/мин [1524 м/мин – в реальности около 942 м/мин].
Капитан М. Ю. Карл: Когда я оглянулся, чтобы увидеть результаты атаки, то обнаружил несколько истребителей «Зеро», уже заходивших мне в хвост. Я начал пикирование на полном газу, и они отказа­лись от преследования.
Капитан У. К. Хамберд: Судя по всему, их истребители превосходят наши по манёвренности во всех отношениях, за исключением, как в моём случае, скорости пикирования – я смог оторваться от одного из них и разорвать дистанцию на уровне моря.
Капитан П. Р. Уайт: я готовился к третьему заходу, когда увидел истребитель «Зеро» , очень быстро на­би­раю­щий высоту для захода мне в хвост. Я отдал ручку от себя насколько смог и вошёл в крутое пике. Когда я выровнял самолёт и оглянулся, «Зеро» уже не было видно. [...] Из того, что я видел, оцениваю максимальную скорость «Зеро» в 450 миль в час [725 км/ч – в реальности 534 км/ч].
Лейтенант Р. А. Корри: Истребитель 00, очевидно, имеет очень прочную конструкцию, способную выдерживать те же нагрузки, что и наши собственные самолёты. Японские самолёты представляются очень уяз­ви­вы­ми, если вам достаточно повезёт, чтобы поймать их в прицел.
Типичные последствия первого знакомства с «Зеро»: Повреждённый в бою и при вынужденной посадке «Грумман» F4F-3 из 221-й эскадрильи с Мидуэя разобран и ждёт отправки на ремонт. Его пилот, капитан КМП Джон Кэйри, лежит в госпитале.
Типичные последствия первого знакомства с «Зеро»: Повреждённый в бою и при вынужденной посадке «Грумман» F4F-3 из 221-й эскадрильи с Мидуэя разобран и ждёт отправки на ремонт. Его пилот, капитан КМП Джон Кэйри, лежит в госпитале.

И так далее. Судя по этим докладным запискам, уже при первой встрече в реальном бою пилоты 221-й ис­тре­би­тель­ной эскадрильи не только по достойнству оценили (и даже, местами, заметно переоценили) преимущества «Зеро» и заметили его недостатки, но и сделали практические выводы, которые можно сформулировать следующим образом:

  • «Зеро» уступают в скорости пикирования, поэтому единственный доступный способ уйти от севшего на хвост японского истребителя, или хотя бы разорвать дистанцию – это крутое пикирование на полном газу.
  • При недостатке высоты пикирования «Зеро» может продолжать оставаться на хвосте, в этом случае небольшая «горка» на выходе из пике может, по непонятным причинам, помочь всё же оторваться от него.
  • «Зеро» настолько очевидно превосходят в скороподъёмности, что мысли попытаться оторваться от них и уж тем более преследовать их на вертикали – ни у кого даже не возникало.
  • «Зеро» значительно превосходят в манёвренности, поэтому ни один из выживших американских пилотов даже не пытался вступить с ними в «догфайт».
  • «Зеро» достаточно прочны, чтобы выдерживать те же перегрузки, что и американские истребители, однако очень чув­стви­тель­ны к попаданиям. Но попасть в них крайне сложно.
Выжившие пилоты 221-й истребительной эскадрильи КМП. Они уже знают, как оторваться от «Зеро». Скоро они научатся их сбивать.
Выжившие пилоты 221-й истребительной эскадрильи КМП. Они уже знают, как оторваться от «Зеро». Скоро они научатся их сбивать.

А теперь сравним впечатления линейных пилотов корпуса морской пехоты с оценками и выводами высококвалифицированных пилотов армии и флота – лётчиков-испытателей и инструкторов – имевших возможность не только облетать захваченный «Зеро», но и провести на нём учебные бои с различными ис­тре­би­те­ля­ми, состоявшими тогда на вооружении как флота, так и армии США. Полностью их отчёт, “Informational Intelligence Summary No. 85”, датированный декабрём 1942 г., можно почитать здесь, а я приведу лишь основные рекомендации из него:

2. РЕКОМЕНДАЦИИ:
Все пилоты, отправляемые в районы боевых действий, где ожидается присутствие «Зеро», должны быть проинструктированы о нижеследующем:
1. Никогда не пытаться вступить в манёвренный бой [dogfight] с «Зеро»
2. Никогда не пытаться маневрировать с «Зеро» на скоростях ниже трёхсот (300) миль в час по спидометру [483 км/ч], если только не находишься позади него.
3. Никогда не преследовать «Зеро» на вертикали при низких скоростях. (У находящихся на вооружении самолётов на больших углах может начаться сваливание, в то время как «Зеро» лишь достигнет наиболее благоприятной для маневрирования скорости. Здесь у него появляется возможность завершить петлю с выходом на атаку с задней четверти). [...]
3. НАСТУПАТЕЛЬНАЯ И ОБОРОНИТЕЛЬНАЯ ТАКТИКИ:
Наиболее важными особенностями, что следует принимать во внимание при разработке ус­пеш­ных тактик противодействия «Зеро», представляются его недостаточная скорость крена на вы­со­ких скоростях и отказы его двигателя в условиях отрицательных перегрузок [ ре­зуль­тат использования поплавкового карбюратора и, одновременно, объяснение «эффекта горки» ]. [...]
6. ЛЁТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ:
Большие элероны обеспечивают самолёту высокую манёвренность на скоростях до трёхсот (300) миль в час по спидометру. На скорости выше трёхсот (300) миль в час по спи­до­мет­ру становится почти невозможным изменить направление виража.
Скорость выполнения виража «Зеро» справа налево гораздо выше, чем слева направо.
Выдающейся характеристикой «Зеро» является высокие показатели его «свечи» [zoom climb]. Эта «свеча» представляет собой практически вертикальный набор высоты, который может продолжаться от полутора тысяч (1500) до двух тысяч (2000) футов [457-610 м] в зависимости от ско­ро­сти в начале манёвра. Это не должно пониматься в качестве показате­ля скоро­подъ­ёмно­сти данного самолёта. [...]

Может показаться, что испытания и учебные бои с захваченным «Зеро» добавили не так уж много полезной информации к тому, что и так уже знали пилоты (и их подразделения), сталкивавшиеся с новой японской машиной в бою. Однако, мне представляется, что это не так. Во-первых, очень существенным дополнением стала информация о поведении A6M на высоких скоростях – американские пилоты, летавшие на «Баффало» и «Уайлдкэтах» просто не могли получить её в бою, но именно она стала весьма полезной, когда у флота США появились машины, превосходящие «Зеро» по скорости и скороподъёмности. Во-вторых, была получена информация, которую просто невозможно было получить, не облетав машину, например, о более низкой скорости в правом вираже – знание этой особенности помогло многим американским пилотам. В качестве примера часто приводят воспоминания капитана морской пехоты Кеннета А. Уолша, сбившего за войну 21 японский самолёт:

Я вспомнил, что нам говорили на инструктаже по результатам ис­пы­та­ний «Зеро» Коги о том, как уйти от преследующего «Зеро». C «Зеро» на хвосте я начал делать обратный иммельман [split S], носом вниз и на полном газу мой «Корсар» начал быстро набирать скорость. Мне тре­бо­ва­лось минимум 240, а лучше 260 узлов [445 км/ч и 480 км/ч]. Затем, как нас учили, я сделал крутой правый вираж. Как только я сделал это и про­дол­жил пикирование, трассеры преследовавшего «Зеро» просвистели у меня под фюзеляжем. Из информации, полученной благодаря «Зеро» Коги, я знал что в правом вираже «Зеро» медленней, чем в левом. Если бы я этого не знал, то мог бы повернуть и влево. В этом случае «Зеро» скорей всего удержался бы у меня на хвосте, взял в прицел и сделал бы меня. Я несколько раз использовал этот приём, чтобы отрываться от «Зеро».

Не менее важным фактором стало и то, что в предыдущей период полученная в бою информация о возможностях нового японского истребителя, равно как и интуитивно найденные приёмы противодействия, не только добывались большой кровью, но ещё и оставались достоянием лишь ограниченного числа людей – пилотов тех эскадрилий, что выдержали столкновение с противником.

В случае же с «Алеутским „Зеро”» информация и рекомендации, полученные в ходе испытаний и учебных боёв, распространялись централизованно, по всем лётным подразделениям армии и флота США, как боевым, так и учебным, с приказом о доведении её до всего лётного состава, что, как можно увидеть из процитрованных выше воспоминаний К. Уолша, добросовестно выполнялось. В результате, начиная с зимы 1943 г. уже все американские пилоты, влючая свежеиспчённых энсинов и вторых лейтенантов, только что выпущенных из лётных школ, достаточно чётко представляли себе, с чем им пред­сто­ит столкнуться и как с этим можно бороться.

С другой стороны, не стóит и переоценивать значение этой информации. В какой-то степени она, конечно, помогла снизить цену американских побед второй половины Тихоокеанской войны, однако, в гораздо большей степени этому способствовало как появление новой техники – истребителей F6F «Хэллкэт» и F4U «Корсар», так и заметное снижение уровня подготовки японских пилотов – бóльшая часть японской кадровой авиации тому времени была уже перемолота в небе Кораллового моря, Мидуэя и Гуадалканала.

Перемолота пилотами, летавшими на старых добрых F4F «Уайлдкэт», и ничего не знавшими ни о каком «Алеутском „Зеро”». А ещё одним следствием этих сражений стало то, что к концу 1942 г. бóльшая часть лётного состава флота и морской пехоты США получила реальный боевой опыт, а самые успешные были отправлены обучать молодых пилотов, базируясь прежде всего на этом самом личном боевом опыте, лишь подкреплённом полученными к тому времени ЛТХ японского истребителя.

Они ещё ничего не знали об «Алеутском „Зеро”». Они просто сбивали другие «Зеро» над Коралловым морем, Мидуэем и Гуадалканалом, а затем учили этому других:

Капитан (впоследствии генерал-майор) морской пехоты Мэрион Ю. Карл. Свой первый «Зеро» сбил над Мидуэем, затем добавил ещё 8 над Гуадалканалом и Рабаулом (всего 18,5 побед). В конце 1942 г. - начале 1943 г. переводился на инструкторскую работу.
Капитан (впоследствии генерал-майор) морской пехоты Мэрион Ю. Карл. Свой первый «Зеро» сбил над Мидуэем, затем добавил ещё 8 над Гуадалканалом и Рабаулом (всего 18,5 побед). В конце 1942 г. - начале 1943 г. переводился на инструкторскую работу.
Капитан 2-го ранга (впоследствии адмирал) Джон С. Тач. Командир 3-й истребительной эскадрильи (CV-2 «Лексингтон», затем CV-5 «Йорк­таун»). Автор знаменитого манёвра, названного его именем.  Сразу после Мидуэя переведён сначала на инструкторскую, а затем на командно-штабную работу. Суммарный счёт – 6 вражеских самолётов за три боя.
Капитан 2-го ранга (впоследствии адмирал) Джон С. Тач. Командир 3-й истребительной эскадрильи (CV-2 «Лексингтон», затем CV-5 «Йорк­таун»). Автор знаменитого манёвра, названного его именем. Сразу после Мидуэя переведён сначала на инструкторскую, а затем на командно-штабную работу. Суммарный счёт – 6 вражеских самолётов за три боя.
Капитан (впоследствии полковник) морской пехоты Джон Л. Смит. Командир 223-й истребительной эскадрильи, защищавшей Гуадалканал. За 43 дня сбил 19 вражеских самолётов, включая 10 «Зеро». Сразу после окончания кампании также переведён сначала на инструкторскую, а затем на командно-штабную работу.
Капитан (впоследствии полковник) морской пехоты Джон Л. Смит. Командир 223-й истребительной эскадрильи, защищавшей Гуадалканал. За 43 дня сбил 19 вражеских самолётов, включая 10 «Зеро». Сразу после окончания кампании также переведён сначала на инструкторскую, а затем на командно-штабную работу.

Вот, собственно, и всё. А давать оценку результирующему выводу данного мифа, в котором утверждается, что последствия захвата истребителя Коги «оказались не менее серьезными, чем поражение при Мидуэе» (где, напомню, Императорский флот потерял, скромненько так, 4 авианосца, тяжёлый крейсер, 250 самолётов и 2155 человек личного состава) – я оставляю вам.

Содержание: История одного самолёта | Неувязка первая | Неувязка вторая | Неувязка третья | Заключение и эпилог