Дела эфирные: 1. Радиоперехват

05.07.2018

Содержание: Радиоперехват | Немного теории | Шифр JN-25

Когда в большинстве исследований, посвящённых сражениям в Коралловом море или при Мидуэе, по­ве­ст­во­ва­ние перемещается с японских планов на ответные действия флота США, то в в качестве вступления обычно ограничиваются чем-то вроде «но аме­ри­кан­цы, взло­мав­шие японские шифры, уже знали планы противника». При этом у чи­та­те­ля, зачастую, создаётся впечатление, что японский военно-морской ра­дио­об­мен был для аме­ри­кан­ской разведки просто открытой книгой, да и само знание японских шифров представляется неким подарком, автоматически дарованным небесами, но никак не результатом многолетней работы как в организации системы радио­пе­ре­хвата, так и в области собственно криптоанализа.

Чтобы расшифровать сообщения, их надо для начала перехватить. И это при том, что на весну 1942 г. Императорский флот насчитывал около 220 боевых кораблей (от эсминца и выше) и подводных лодок. И это не считая более лёгких кораблей, танкеров, транспортов, судов снабжения, мобилизованных в качестве сторожевиков рыбацких шхун и катеров и т. д., а также тысяч самолётов. И это только военно-морские силы, а ещё Японская Империя имела на тот момент воюющую уже почти 5 лет сухопутную армию, каждое подразделение которой, от северного Китая до Новой Гвинеи, также имело обыкновение вести за­шиф­ро­ван­ный радиообмен как с вышестоящими штабами, так и с «соседями».

Проще говоря, многие сотни японских ра­дио­пе­ре­дат­чи­ков ежедневно выдавали в эфир многие тысячи сообщений. От сводок погоды и количества больных малярией солдат на каком-нибудь тихоокеанском островке, до оперативных приказов по Объединённому Флоту. Так что, для начала нужно было про­слу­ши­вать те частоты, на которых шёл радиообмен – задача сама по себе далеко не простая. Затем нужно было осу­ще­ствить собственно «перехват» – то есть записать (от руки или на пишущей машинке – магнитофоны для этих целей привлекут гораздо позже) услышанные сообщения.

Здесь нужно, на всякий случай, сделать маленькое отступление. Описанной С. Переслегиным душераздирающей картины – «речь шла о записи „с голоса“ чуть слышной тарабарщины на чужом языке» – при этом, конечно же, не наблюдалось, и наблюдаться не могло. По одной простой причине – ни один из сотен занимавшихся перехватом радистов попросту не знал японского языка. Зато они знали «Код вабун» – вариант «азбуки Морзе», приспособленный к японскому фоне­ти­чес­кому (точней, слоговому) алфавиту катакана – который и использовался для подавляющего числа японских радио­со­об­щений.

Вабун морусу фуго (японский код Морзе) для базовой катаканы. Кодировка цифр аналогична международному коду Морзе, что значительно упрощало перехват, поскольку большинство шифрованных сообщений передавалось именно цифрами.
Вабун морусу фуго (японский код Морзе) для базовой катаканы. Кодировка цифр аналогична международному коду Морзе, что значительно упрощало перехват, поскольку большинство шифрованных сообщений передавалось именно цифрами.

И дело было не столько в большей помехозащищённости бинарного кода, или его большей приспособленности для передачи шифрованного текста, представлявшего собой бессмысленный набор цифр или букв, а в особенностях радиотехники. Один и тот же радиопередатчик в режиме радиотелеграфа («азбукой Морзе») способен выдать на антенну гораздо бóльшую мощность, чем в режиме радиотелефона (голосовая передача), а бóльшая мощ­ность означает бóльшую дальность. Поэтому, передачи в голосовом режиме применялись только на небольших расстояниях.

Думаю, не стóит объяснять причины (те, кому это интересно – про типы модуляции знают и так), а просто приведу пример: радиостанция обр. 96 «Ку» Мод.2, стоявшая и на торпедоносцах B5N2, выдавала на антенну 27 Вт в режиме радиотелеграфа, и лишь 9 Вт в режиме радиотелефона. Так что, знаменитый сигнал «то-ра», начавший Тихоокеанскую войну, на самом деле звучал следующим образом: · · − · ·  · · ·

Часто, сосредоточиваясь на теме дешифровки сообщений, забывают о том, что любой радиообмен уже сам по себе является ис­точ­ни­ком большого количества важной информации, даже если его содержание не может быть прочитано. Во-первых, с помощью пеленгации можно путём трианглуляции достаточно точно определить координаты источника радиосигнала (при наличии нескольких разнесённых станций перехвата).

Вот так невзрачно выглядели американские станции радиопеленгации в начале Второй Мировой.  Вращающаяся антенна находися внутри защитного цилиндра из радиопрозрачного материала.
Вот так невзрачно выглядели американские станции радиопеленгации в начале Второй Мировой. Вращающаяся антенна находися внутри защитного цилиндра из радиопрозрачного материала.

Во-вторых, каждый радист, работающий на радиотелеграфном ключе, обладает своим неповторимым «почерком», по которому его (а следовательно, и его подразделение или корабль) достаточно просто опознать, хотя, эта особенность часто использовалась и для дезинформации.

И, наконец, анализ радиообмена, в том числе и статистическими методами. Так, например, корабли под­раз­де­ле­ний гораздо чаще ведут радиобмен со своим флаг­ма­ном, чем с друг другом, то же происходит и на уровне соединений, что позволят определить организационную структуру, а значит и примерный состав этих подразделений или соединений, и даже идентифицировать отдельные корабли.

Метки сроч­нос­ти и приоритетности сообщений, их длина, частота обмена сообщениями, внезапное прекращение или, наоборот, повы­ше­ние активности радиообмена, смена позывных и т. д. – всё это также даёт гораздо больше полезной информации, чем может показаться на первый взгляд. В частности, по оценкам самих сотрудников подразделения радиоразведки, «вы­чис­лив­ших» Мидуэйские планы японцев, – до 30% информации об этих планах было получено именно с помощью анализа трафика.

Но вернёмся к нашим баранам. «Черновые перехваты» поступают в центры радиоразведки, одна копия уходит в отдел анализа трафика, где с ней начинают работать описанными выше методами, а другую копию опознают и сортируют по типу применяемой шифросистемы. Затем (во многом, на основании «чутья» аналитиков), их сортируют уже по уровню их потенциальной значимости. И только после этого можно приступить к собственно дешифровке.

Содержание: Радиоперехват | Немного теории | Шифр JN-25