«Длинные копья»: цена высокомерия

10.03.2018

Весной 1940 г. один из немногочисленных местных информаторов военно-морского атташе США в Японии, капитана 2-го ранга Генри Смит-Хаттона – японский студент-медик китайского происхождения, предложивший свою помощь американцам из идейных соображений (после известий о зверствах японцев в Китае) – сообщил ему, что для членов патриотического клуба, в котором он состоял, чтобы иметь возможность участвовать в экскурсиях на военные объекты, вскоре запланировано посещение эсминца Императорского флота. Смит-Хаттон не мог упустить такой шанс проверить слухи о калибре японских торпед, поэтому первым делом он пригласил своего информатора на прогулку в парк, где вместо любования цветущими сакурами провёл с ним тренировку по определению диаметра «на глаз», используя в качестве примеров стволы деревьев.

Военно-морской атташе США в Японии  Генри Смит-Хаттон (здесь в звании капитана уже 1-го ранга)
Военно-морской атташе США в Японии Генри Смит-Хаттон (здесь в звании капитана уже 1-го ранга)

Полученная в результате информация превзошла все ожидания – студент-медик не только уверенно подтвердил, что калибр японских торпед гораздо ближе к 25" (635-мм), чем к 20" (508-мм), но ещё и пересказал гордые пояснения проводившего экскурсию офицера о самых передовых в мире японских торпедах, работающих не на сжатом воздухе, а на чистом кислороде. 22 апреля 1940 г. бесценная информация ушла в Вашингтон, в Разведуправление ВМС США (Office of Naval Intelligence, ONI). Но американские специалисты просто не поверили, что «отсталые азиаты» смогли реализовать то, что оказалось не под силу конструкторам «цивилизованных стран». Сообщение о японских кислородных торпедах увеличенного калибра было оценено как малодостоверное, положено под сукно и вскоре благополучно забыто.

Уже в первых морских сражениях начавшейся спустя полтора года Тихоокеанской войны новые японские торпеды полностью оправдали возлагавшиеся на них надежды, хоть и немного иначе, чем планировалось в предвоенный период. Грандиозного «генерального сражения» линейных сил обоих флотов по понятным причинам так и не произошло, а реальные торпедно-артиллерийские бои первого года войны велись между сравнительно небольшими соединениями крейсеров и эсминцев (в редких случаях усиленных парой линкоров), решавшими вполне локальные задачи по обеспечению десантных или противодесантных операций. Соответственно, огромная дальность хода торпед обр. 93 оказалось по большому счёту невостребованной – торпедные атаки с дальней (10 и более миль) дистанции проводились крайне редко, а попадания с таких дальностей были вообще единичными.

Последствия знакомства с «Длинным копьём»: американскому тяжёлому крейсеру «Миннеаполис» можно сказать повезло – он отделался лишь оторванным по носовую башню главного калибра носом.
Последствия знакомства с «Длинным копьём»: американскому тяжёлому крейсеру «Миннеаполис» можно сказать повезло – он отделался лишь оторванным по носовую башню главного калибра носом.

Однако, высокая скорость, точность, малозаметность, мощная боевая часть и надёжные взрыватели японских кислородных торпед стали серьёзными козырями Императорского флота и на более коротких дистанциях. Не менее важными козырями стали великолепная подготовка японских торпедистов и хорошо отработанные тактические приёмы (торпедные залпы в составе подразделения/соединения, ночные торпедные атаки и т. д.).

Свои первые жертвы торпеды обр. 93 нашли в ходе операции по захвату Голландской Ост-Индии. В четырёх сражениях, происходивших с 20 февраля по 1 марта 1942 г. ими были потоплены два тяжёлых («Хьюстон», «Эксетер») и три лёгких крейсера («Де Рейтер», «Ява», «Перт»), а также два эсминца («Пит Хейн», «Кортенар») из состава флота ABDA (American-British-Dutch-Australian Сommand). Не обошлось и без пресловутого «дружественного огоня» в результате которого по ошибке были потоплены ещё и два собственных транспорта.

Тяжёлому крейсеру «Новый Орлеан» повезло меньше: попаданием 610-мм торпеды обр. 93 ему оторвало носовую часть уже вместе с первой башней главного калибра.
Тяжёлому крейсеру «Новый Орлеан» повезло меньше: попаданием 610-мм торпеды обр. 93 ему оторвало носовую часть уже вместе с первой башней главного калибра.

Но основной урожай потопленных и повреждённых кораблей противника японское «вундерваффе» собрало во время Гуадалканальской кампании, развернувшейся полугодом позже. В ходе нескольких сражений, происходивших с 8 августа по 30 ноября 1942 г., японскими корабельными торпедами (либо одновременно артиллерийскими и торпедными попаданиями) было отправлено на дно четыре тяжёлых («Канберра», «Куинси», «Винсенс», «Нортхэмптон») и один лёгкий крейсер («Атланта»), а также 5 эсминцев («Блю», «Бартон», «Лэффи», «Уолк», «Бенхэм»). Вдабавок были серьёзно повреждены и надолго выведены из строя пять тяжёлых («Чикаго», «Портлэнд», «Миннеаполис», «Нью-Орлеанс», «Пенсакола») и один лёгкий крейсер («Джуно», вскоре добит также кислородной торпедой, но выпущенной уже с подводной лодки).

И ещё одна иллюстрация того, что способна сделать с  кораблём боевая часть топеды, снаряжённая почти полутонной взрывчатки. Недавно эта груда покорёженного металлолома была носовой частью тяжёлого крейсера «Портлэнд».
И ещё одна иллюстрация того, что способна сделать с кораблём боевая часть топеды, снаряжённая почти полутонной взрывчатки. Недавно эта груда покорёженного металлолома была носовой частью тяжёлого крейсера «Портлэнд».

Ещё более впечатляющим этот список потерь выглядит на фоне того, что эсминцам и лёгким крейсерам союзников, также широко применявшим в этих сражениях торпеды, удалось попасть ими лишь в три японских корабля: тяжёлый крейсер «Фурутака», эсминец «Юдати» и линкор «Хией», причём последний случай – под очень большим вопросом. Даже попытка затопить собственный безнадёжно повреждённый авианосец «Хорнет» окончилась полным провалом – из шестнадцати 21" (533-мм) торпед Mark 15, выпущенных американскими эсминцами в условиях, близких к полигонным, лишь три поразили обречённый корабль, остальные либо прошли слишком глубоко под килем, либо на них не сработали взрыватели. Остававшийся на плаву корабль был добит всё теми же «Длинными копьями» подошедших японских эсминцев.

«Младшие сестрёнки Длинных копий»,  кислородные 533-мм торпеды обр. 95, которыми были вооружены японские подлодки, тоже собирали свою жатву. Получивший три торпедных попадания авианосец «Уосп» вскоре будет оставлен экипажем. Из пяти американских торпед Mark 15, которыми эсминец «Лэнсдаун» попытается добить обречённый корабль,  две не сработают.
«Младшие сестрёнки Длинных копий», кислородные 533-мм торпеды обр. 95, которыми были вооружены японские подлодки, тоже собирали свою жатву. Получивший три торпедных попадания авианосец «Уосп» вскоре будет оставлен экипажем. Из пяти американских торпед Mark 15, которыми эсминец «Лэнсдаун» попытается добить обречённый корабль, две не сработают.

Между тем, 20 апреля 1943 г., в сводке №44-43 Разведуправления ВМС США, впервые было наконец упомянуто о том, что, судя по материалам допросов пленных японских моряков, крейсеры и эсминцы Императорского флота вооружены торпедами калибра 24" (610-мм), но никаких сведений о реальных возможностях этих торпед, равно как и о использовании на них кислорода в качестве окислителя, у американцев всё ещё не было. С момента поступления первой информации от военно-морского атташе Генри Смит-Хаттона прошло почти ровно три года.

Всё тайное рано или поздно становится яным. Однако первые образцы японских 610-мм кислородных торпед американцы смогли заполучить и изучить лишь ближе к окончанию Тихоокеанской войны.
Всё тайное рано или поздно становится яным. Однако первые образцы японских 610-мм кислородных торпед американцы смогли заполучить и изучить лишь ближе к окончанию Тихоокеанской войны.

Предыдущие части:

1. Рождение «Длинных копий»

2. «Длинные копья» готовят к войне