«И свобода прессы...» Часть IV. Расследование

10.04.2018

Содержание:

Часть I. Утечка информации
Часть II. Цена вопроса
Часть III. Поиск крайних
Часть IV. Расследование

В ходе расследования в штабе Тихоокеанского флота ВМС США выяснилось, что военный корреспондент «Чикаго Трибьюн», урождённый австралиец Стэнли Джон­стон, долгое время на­хо­див­ши­йся в зоне боевых действий на борту бо­е­вого корабля, да­же не прошёл необходимые при ак­кре­ди­та­ции про­це­ду­ры. В пресс-службе ТФ США уди­ви­тель­ным образом не нашлось ни подписанных им предупреждений об от­вет­ствен­но­сти за раз­гла­ше­ние сек­рет­ных данных, ни положенных любому аккредитованному корреспонденту обя­за­тельств пре­до­став­лять на проверку военной цензуре любой написанный им материал.

Достойный представитель «второй древнейшей профессии», корреспондент газеты «Чикаго Трибьюн» Стэнли Джон­стон, послевоенная фотография.
Достойный представитель «второй древнейшей профессии», корреспондент газеты «Чикаго Трибьюн» Стэнли Джон­стон, послевоенная фотография.

Иными сло­ва­ми, журналист имел законное право отправлять в свою газету всё, что он пожелает, в отличие от аме­ри­кан­ских во­ен­но­слу­жащих, даже личные письма которых в обязательном порядке проходили военную цензуру. И, более того, ему невозможно было даже предъявить обвинений в раз­гла­ше­нии секретных данных, так как он не был официально ознакомлен с тем, что является секретным, а что нет. С 15 апреля 1942 г. Стэнли Джонстон находился на борту авианосца CV-2 «Лексингтон» вплоть до гибели корабля в ходе сра­же­ния в Коралловом море. 8 мая, вместе с частью эвакуированного с обречённого корабля экипажа, он оказался на борту тя­жё­ло­го крейсера CA-32 «Новый Орлеан», который 12 мая доставил спасённых в порт Нумеа на острове Новая Каледония. Спу­стя четыре дня 1 360 из них, включая Джонстона, были отправлены в США на борту транспорта АР-11 «Барнетт».

Фрагменты списка пассажиров транспорта АР-11 «Барнетт» от 19 мая 1942 г.
Фрагменты списка пассажиров транспорта АР-11 «Барнетт» от 19 мая 1942 г.

2 июня 1942 г. моряки с «Лексингтона» прибыли в военно-морскую базу в Сан-Диего, Калифорния, где из соображений секретности были, согласно распоряжению Главкома ТФ США от 17 мая 1942 г., фак­ти­чес­ки помещены в карантин до окончания сражения при Мидуэе. Однако на гражданского Стэнли Джонстона этот при­каз не распространялся, поэтому сразу по прибытии в Сан-Диего он бес­пре­пят­ствен­но покинул территорию базы и отбыл на восточное побережье США.

Использовавшаяся в ВМС США шифросистема «Фокс», которую ни японцы, ни немцы так и не смогли взломать, имела не­сколь­ко уровней доступа. Однако «верхние», наиболее защищённые уровни – как, впрочем, и в случае Императорского фло­та – использовались достаточно редко. В первую очередь, при радиообмене между Главкомом и Генштабом ВМС и Глав­ко­ма­ми флотов (Тихоокеанского и Атлантического), реже – при радиообмене между Главкомами флотов с одним подчинённым вы­со­ко­го уровня. В случае множественных адресатов сообщения (среди которых могли присутствовать командиры, не имевшие доступа к верхнему, «флагманскому» уровню) практически автоматически использовался общий, циркулярный уровень ши­фро­ва­ния. Как из соображений экономии – чтобы не шифровать дважды одно и то же сообщение двумя шифрами, так и из соображений криптоустойчивости шифров – передача в эфир двух экземпляров одного и того же текста, зашифрованных двумя разными шифрами, зна­чи­тель­но повышает вероятность взлома обоих.

При этом считалось, что инструкции по безопасности связи, прямо запрещавшие приём и расшифровку сообщений по­лу­ча­те­ля­ми, не числящимся в списке адресатов этих сообщений, в достаточной мере предотвращают попадание секретной информации в руки тех «своих», кому она не предназначалась. Надо отметить, что центры радиоразведки ВМС США ис­поль­зо­ва­ли для обмена текущей информацией по радиоперехватам и взлому вражеских шифров свою собственную внутреннюю шифросистему, к которой не было доступа ни у кого, кроме них самих. То же относилось и к каналам связи между тесно со­труд­ни­чав­ши­ми службами криптоанализа союзников.

Транспорт для личного состава AP-11 «Барнетт», 1941 г.
Транспорт для личного состава AP-11 «Барнетт», 1941 г.

Однако самоё любопытное – и более всего шокировавшее высокое начальство – выяснилось во время допросов офицеров флота в Сан-Диего. Транспорт «Барнетт» перевозил бóльшую часть офицерского состава «Лексингтона», включая старшего по­мощ­ни­ка, старшего механика, командира авиагруппы, начальника медслужбы и т. д., одних только капитанов 2-го и 3-го ранга с погибшего корабля там насчитывалось не менее 11 человек. Нельзя сказать, что оным старшим офицерам совсем уж нечем было заняться во время перехода – все их рапорты о событиях сражения в Коралловом море, приложенные к рапорту ко­ман­ди­ра авианосца, капитана 1-го ранга Фредерика С. Шермана, датируются 20-30 мая, однако написание отчётов никак не ме­ша­ло им живо интересоваться ходом боевых действий на Тихом океане. В результате, им не составило труда убедить связистов «Барнетта», что они имеют право знакомиться с шифрованным радиообменом флота даже в тех случаях, когда сообщения адресованы не ко­ман­ди­ру самого «Барнетта» или кому-нибудь из них лично.

Иными словами, проблема была даже не в том, что злосчастные сообщения, легшие в основу статьи в «Чикаго Трибьюн», были зашифрованы общим шифром – у начальника подразделения связи по­топ­лен­ного флагмана 11-го оперативного соединения и его шифровальщиков имелись все необходимые допуски и материалы, чтобы читать и «флагманский» шифр тоже. Проблема была в грубейших на­ру­ше­ни­ях инструкций по безопасности связи, и в том, что никто из старших офицеров «Лек­синг­то­на» не видел в этих нарушениях ничего предрассудительного. Большинство из них читали эти со­об­ще­ния с грифом «совершенно секретно», а некоторые даже хранили их в своих каютах, оставляя их просто на столе. Среди последних был и старший помощник командира «Лексингтона», капитан 2-го ранга Мортон Т. Селигмэн, чьим соседом по каюте был тот самый корреспондент Стэнли Джонстон, с которым офицер подружился во время последнего похода авианосца.

Главный виновник утечки информации, старший помощник командира авианосца «Лексингтон» капитан 2-го ранга Мортон Т. Селигмэн
Главный виновник утечки информации, старший помощник командира авианосца «Лексингтон» капитан 2-го ранга Мортон Т. Селигмэн

Командование ВМС США оказалось в откровенно дурацком положении. С одной стороны, вина старших офицеров «Лек­синг­то­на» в, как минимум, преступной халатности – была совершенно очевидна. С другой стороны, речь шла о людях, которых только что – причём совершенно справедливо – объявили героями, обеспечившими столь важную в стратегическом плане «ничью» в Коралловом море. Более того, все эти офицеры были уже представлены ко вполне заслуженным высоким наградам, и командование ВМС эти представления успело даже утвердить, дело оставалось лишь за подписью президента. В частности, капитан 2-го ранга Мортон Селигмэн был представлен ко второму «Военно-морскому кресту» – на тот момент третьей по стар­шин­ству награде в ВМС США.

Ничем не обоснованные репрессии в отношении этих офицеров вызвали бы скандал во флотских кругах, а для об­о­сно­ва­ния потребовалось бы провести суды военного трибунала, что автоматически значительно увеличивало количество людей – пусть и из состава офицеров флота – которые бы уже не подозревали, а точно знали, что радиоразведка ВМС США взломала и читает японские шифры. Таким образом, Главком ВМС США адмирал Эрнест Дж. Кинг был поставлен перед дилеммой – на­ка­зать виновных, или постараться свести к минимуму негативные последствия уже имевшейся утечки. При том, что с на­ка­за­нием гражданских виновных всё обстояло ещё сложней.

Содержание:

Часть I. Утечка информации
Часть II. Цена вопроса
Часть III. Поиск крайних
Часть IV. Расследование