Крематорий в центре Гомеля. (фото)

11 December 2018

Был при морге областной больницы и свой крематорий.

Сжигали в нем биологические отходы, которые оставались после того, как мы, патологоанатомы, набирали достаточное количество кусочков для гистологического исследования из всего доставленного к нам в патологоанатомическое отделение послеоперационного в больницах и биопсийного в поликлиниках материала.

Был в штате больницы и свой истопник камеры сжигания Борис.

Хороший мужик, ответственный.

Объем сжигаемой камеры не позволял сжигать крупные (более метра длиной) биологические отходы. Однако, учитывая имеющиеся на дворе "крутые 90-е", его "адское хозяйство" было под постоянным контролем, как неоднократно "намекал" сам Борис, правоохранительных органов.

Печка разжигалась всегда под вечер, при соответствующем направлении "розы ветров", в сторону реки.

Сжигание проводилось по факту наполнения в холодильной камере специальных бачков. Обычно раз в неделю.

Но иногда, бывало, в течении нескольких недель не было нужного направления ветра и тогда Борис, не взирая ни на что и н и накого, запаливал свою печурку...

Уходя домой, я частенько ощущал идущий в спину этот своеобразнывй запах, уходящий в сторону больницы. И часто видел бегущего ко мне навстречу, в морг, чертыхающегося начмеда, полного негодования.

Чем сопровождались эти "разговоры" и какие доводы приводили разные стороны - оставалось тайной, но в в большей частью случаев Борис доводил начатый процесс до логического конца и к утру бачки становились пустые.

Как правило, в последующие дни после топки, Борис днём пропадал в своем крематории, наводя там порядок и чистоту, чертыхаясь прочищая газовые горелки от оплавившегося стекла, которое иногда оставалось в биологическом материале.

Любил наш истопник, когда его "ночные бдения" совпадали с дежурством ночного санитара Анатолия (Царствие ему Небесное), его ровесника, который подрабатывал у нас в дополнению к его работе на химзаводе.

Им было о чем поговорить - они были примерно одного возраста коренастые мужички около 50-55 лет.

...С момента образования Гомельского областного клинического патологоанатомического бюро, новый начальник отказался брать "под своё крыло" хлопотное горячее хозяйство, а областной больнице, лишившейся собственного патологоанатомического отделения (мы остались на месте, но вместо главврача областной больницы, у нас появился свой начальник), свой крематорий оказался не нужен...

Борис был уволен из штата...

Биологические отходы стали захораниваться на одном из Гомельских кладбищ...

Оборудование крематория было частично демонтировано, с его крыши исчезла длинная и широкая железная труба...