Эпоха Рембрандта и Вермеера

13.07.2018

Про удивительную история создания Лейденской коллекции за считанные годы и ее первый гастроль в Москву.

Как появилась Лейденская коллекция?

Сегодня я отступлю от традиции писать «классический» обзор выставки и расскажу про историю создания Лейденской коллекции, несколько месяцев назад приехавшей в Москву. Историю об американской мечте во всех смыслах слова. Казалось бы, все сливки голландской живописи уже собрали музеи-корифеи. И вдруг откуда ни возьмись появляется выскочка-инвестор из США с запятнавшей себя в советское время фамилией Каплан (оказалось – тезки) и за считанные годы из воздуха создает полноценную коллекцию. Загадочно? Изучим подробности.

Коренной житель Нью-Йорка и предприниматель Томас Каплан всегда с особенным трепетом относился не только к инвестициям в драгоценные металлы, но и к творчеству Рембрандта. Однако походов в музеи ему было мало: он хотел ни много ни мало иметь в своем распоряжении собственное собрание голландской живописи. В 2003 году Томас Каплан по научению тещи начал планомерно осуществлять задуманное вместе с женой Дафной. За 15 лет их анонимного участия в аукционах молодая коллекция не только догнала, но и перегнала собрания галерей мирового уровня, пополнявшиеся десятилетиями и столетиями. «Мы с женой покупали в среднем по картине в неделю Рембрандта и художников его круга», – говорил владелец коллекции в одном из своих интервью. Бешеная скорость! И продолжает, объясняя свой успех:

«Рембрандт не продается каждый день. Но, к моему удивлению, работы на рынке были. В тот момент мало кого интересовали старые мастера. Все гонялись за шелкографиями Уорхола, ассамбляжами из бабочек Дэмиена Херста и абстракциями Герхарда Рихтера. Рынок классического искусства был довольно вялым».

На их стороне – знания об искусстве, деньги (Томас Каплан значится в списке Forbes-США) и невероятное везение (семья приобретала работы голландцев практически на всех торгах, где их только можно было найти).

Чем уникальна выставка " Эпоха Рембрандта и Вермеера"?

Крупно повезло и москвичам: до 22 июля в Пушкинском музее можно увидеть почти треть коллекции. А это 80 живописных работ и 2 графические. Мне было интереснее всего увидеть первые подписанные работы Рембрандта, которые он создал в 18-19 лет, и проследить развитие его мастерства в дальнейшем. Это три аллегории чувств из пяти:

Рембрандт Харменс ван Рейн, Извлечение камня глупости. Аллегория осязания
Рембрандт Харменс ван Рейн, Извлечение камня глупости. Аллегория осязания

Многие картины служат предисловием или послесловием к работам Рембрандта, вписывая его в культурно-исторический контекст. Я говорю в первую очередь о творчестве его учителя Питера Ластмана и учеников.

Питер Ластман, Давид и Урия
Питер Ластман, Давид и Урия

Первым из преемников Рембрандта был Геррит Дау, любитель тонкой, почти миниатюрной живописи – размер очень реалистично выполненных картин не превышает листа формата А4. Объекты он часто размещал в нишах, которые создавали визуальное пространство между зрителем и изображением.

Геррит Дау. Кошка, присевшая на подоконник в мастерской художника
Геррит Дау. Кошка, присевшая на подоконник в мастерской художника

Мало Рембрандту было учеников и учителей, он обзавелся еще и конкурентами. Вы когда-нибудь слышали про Яна Ливенса? Нет? А в Лейдене XVII века велись споры о том, кто круче: Ливенс или Рембрандт! Соперничество закончилось уже посмертно, победил сильнейший. Но его соотечественник – тоже не промах, что видно по автопортрету.

Ян Ливенс, Автопортрет
Ян Ливенс, Автопортрет

Поехали дальше. «Девушка за вёрджинелом» является уникальной работой хотя бы потому, что это Вермеер. В мире известно всего 36 картин художника, и от этого ценность каждой из них возрастает. Не так давно велись споры относительно подлинности полотна. Но птицу узнают по полету, а Вермеера – по приглушенной серовато-золотистой гамме. Ну и с помощью атрибуции холста, на другом отрезе которого, как оказалось, была написана «Кружевница». А уж на нее никто пока не осмеливался точить зуб.

Ян Вермеер, Девушка за вёрджинелом
Ян Вермеер, Девушка за вёрджинелом

Голландцев нельзя назвать снобами: они считают, что изображения достойно почти всё на свете от сварливой селедочницы до толпы пьяных деревенщин. И с радостью демонстрируют это своим творчеством. Ну конечно, только эти веселые ребята могли создать по-детски озорной жанр эмоционального портрета под названием трони (в переводе со старого нидерландского языка – «рожа»). Такую самоиронию редко встретишь на портретов каких-нибудь французов с выспренним выражением лица! Хотя утонченности есть место и на картинах некоторых голландцев. Например, живопись Годфридуса Схалкена в Лейденской коллекции выглядит как королева на сеновале. Только сравните два этих принципиально разных подхода:

Годфридус Схалкен, Купание Дианы и нимф
Годфридус Схалкен, Купание Дианы и нимф

Питер ван Лар, Автопортрет с атрибутами занятий магией
Питер ван Лар, Автопортрет с атрибутами занятий магией

Помимо этого на экспозиции Вы найдете полотна Франса Халса, Карела Фабрициуса (большая часть наследия которого сгорела во время пожара), Габриэла Метсю, Питера ван Лара, Франса ван Мириса Старшего, Яна Стена и даже один рисунок Леонардо да Винчи – «Голова медведя» (единственная итальянская работа во всём Лейденском собрании).

Леонардо да Винчи, Голова медведя
Леонардо да Винчи, Голова медведя

Подписывайтесь на канал, чтобы быть в курсе всех новостей искусства! Если хотите, чтобы статьи выходили чаще – ставьте лайки и делитесь с друзьями, ;)

Читайте статью в арт-блоге PaintingRussia со всеми иллюстрациями.