История развития воздушно-десантных войск.

09.04.2018

Появление в Советском Союзе особого рода войск как ВДВ и целого семейства авиадесантных боевых машин было продиктовано логикой развития этого рода войск в СССР с начала 1930-х годов, опытом боевого применения воздушно-десантных частей, а также взглядами военного руководства страны тех лет на их место и роль в возможной будущей войне.

Итак, все началось 2 августа 1930 года под Воронежем, на учениях ВВС Московского военного округа, когда с самолета "Фарман-Голиаф" был высажен первый в мире воздушный десант. Его подготовкой и выброской руководил инспектор ВВС РККА по парашютному делу летчик Л.Г.Ми-нов. Десант состоял из двенадцати парашютистов-добровольцев из личного состава 11-й авиабригады. Так как самолет "Фарман-Голиаф" не мог поднять сразу всю группу, решено было десантировать ее за два рейса.

В первый рейс пошли семь человек, в том числе и сам Л.Г.Минов. Прилетев к месту выброски, десантники за пять секунд покинули самолет с высоты 500 метров. Вторая группа парашютистов выбросилась с высоты 300 метров. Затем три биплана Р-1 сбросили парашютистам оружие и боеприпасы в специальных контейнерах. Десантники были вооружены револьверами, карабинами и гранатами, а в комплект сброшенного груза входили два ручных пулемета. Все парашютисты быстро вышли на исходные позиции в полной боевой готовности.

Инициатива Минова привлекла к себе внимание на самом верху. В приказе Реввоенсовета СССР от 24 октября 1930 года говорилось: "В качестве достижений необходимо отметить удачные опыты по организации воздушных десантов...» По решению штаба РККА в марте 1931 года в Ленинградском военном округе создали опытный нештатный воздушно-десантный отряд численностью 164 человека со специальным вооружением и автотранспортом. Отряду придали авиаэскадрилью, состоявшую из двенадцати тяжелых самолетов ТБ-1 и десяти самолетов Р-5. Командиром отряда назначили ЕДЛукина. В задачу отряда входила отработка всех элементов по проведению посадочных десантных операций. Имелся и так называемый парашютный эшелон, который должен был в тылу противника захватывать посадочные площадки или аэродромы для последующего приземления самолетов основных сил. Парашютной подготовкой бойцов руководил все тог же неутомимый Л.Г.Минов.

15 августа 1931 года в районе Красного Села с двух самолетов АНТ-9 произвели выброс девятнадцати парашютистов с оружием, боеприпасами и двумя динамореактивными пушками (ДРП). После "Захвата» посадочной площадки они организовали круговую оборону и обеспечили посадку эскадрильи тяжелых бомбардировщиков ТБ-1. Затеи операция была повторена на Гатчинском аэродроме. В сентябре того же года по просьбе командующего Киевским военным округом И.Э.Якира парашютно-десантный и посадочный отряды провели еще две операции на маневрах Киевского военного округа. С трех самолетов ДНТ-9 сбросили воздушный десант в составе 229 бойцов под командованием Л.Г.Минова. Начало созданию массовых воздушно-десантных войск положило постановление Реввоенсовета СССР, принятое 11 декабря 1932 года. Для подготовки соответствующих кадров и подразделений Реввоенсовет постановил развернуть на базе авиадесантного отряда Ленинградского военного округа бригаду, возложив на нее обучение инструкторов по воздушно-десантной подготовке и отработку оперативно-тактических нормативов. Одновременно намечалось сформировать к марту 1933 года по одному авиадесантному отряду в Белорусском, Украинском, Московском и Приволжском военных округах. Эти планы были реализованы — в 1933 году в вышеназванных округах сформировали авиационные батальоны особого назначения. К 1934 году в десанте уже служило 8 тыс. человек. Начался новый этап в развитии воздушно-десантных войск.

Десанту было необходимо легкое, но достаточно мощное оружие. Поэтому в его вооружении для начала решили значительно увеличить долю ручных пулеметов. Для разрушения опорных пунктов врага и борьбы с танками парашютисты могли использовать динамореактивные (безоткатные) орудия, весившие не намного больше станкового пулемета. Думали и об обеспечении десанта классической артиллерией — противотанковыми и полковыми пушками. Кроме того, нужны были боеприпасы, средства связи, медикаменты, продовольствие. Все это предполагалось сбрасывать вместе с людьми. Разработкой специальной тары занимался конструкторский отдел при НИИ ВВС. развернутый затем в Особое конструкторское бюро (Оскон бюро) ВВС. Его руководителем назначили П.И.Гроховского. Из гладенькой группы энтузиастов Осконбюро быстро превратилось в крупную проектную организацию со своими мастерскими и летным отрядом. Сами конструировали, сами делали и сами испытывали. При этом Гроховский зачастую проверял свои устройства лично. За необычность экспериментов группу испытателей прозвали "цирком Гроховского». В "труппу цирка» в разное время входили знаменитые летчики В.П.Чкалов и М.С.Каминский. В марте 1934 года Осконбюро передали Наркомату тяжелой промышленности, где его переименовали в Экспериментальный институт НКТП, но направленность его работы не изменилась.

В первой половине 1930-х годов в Осконбюро создали целую гамму сбрасываемых мешков и коробов, а также парашютов для них, рассчитанных на вес до 1250 кг. Работы по грузовым парашютам и специальным упаковкам начали вести еще с апреля 1929 года, когда в НИИ ВВС выработали основные требования к ним. Согласно первоначальным планам все это предназначалось для снабжения партизанских отрядов, разведгрупп и. в духе времени, для организации восстаний'. О воздушных десантах тогда еще не думали, однако позже эти разработки очень пригодились. Под руководством Гроховского еще в 1931 году создали «картонажный авиасбрасыватель». Это был сделанный из картона сигарообразный контейнер, в один из концов которого укладывался перкалевый парашют Г-2 диаметром 3,5 м. В "авиасбрасыватель» можно было загрузить до 30 кг груза (например, шесть винтовок или 5000 патронов). В том же году его приняли на вооружение под обозначением ПГ-2к. Самолет Р-5 мог нести десять таких «сигар». В мягкий «воздушный мешок» Г-3 укладывались три 76-мм артиллерийских снаряда, или три ручных пулемета ДП, или три ящика пулеметных лент. Он также сбрасывался с парашютом Г-2.

В октябре 1932 года приняли на вооружение мягкий мешок Г-4 и жесткий фанерный короб овального сечения Г-5 Они оба были рассчитаны на 150 — 160 кг груза. В том же году представили короба: Г-6 — на 80 кг и Г-7 — для крупногабаритных грузов, а также картонный цилиндр Г-8 для продовольствия. Мешки, короба, а позже специальные баки для горючего ПДББ подвешивались на бом-
бодержателях и сбрасывались как обычные бомбы с помощью ручки бомбосбрасывателя. Позднее для больших самолетов стали делать гак называемые "Грузовые мосты- — съемные конструкции с большим количеством бомбодержателей.
Сброс небольших грузов осуществляли по традиционной схеме: сначала отделение от машины, потом открытие купола. Крупные пробовали сбрасывать методом срыва: сначала раскрывался купол, который вытягивал груз из самолета. Это позволяло уменьшить как динамический удар, гак и высоту сброса. Вся сбрасываемая тара комплектовалась специальными грузовыми парашютами. Диаметр купола варьировался от трех до 30 м. Купола могли быть одинарными или тандемными — подвешенными один над другим. 8 основном их шили из перкаля. Но в Оскон-бюро работали и над другими материалами. После долгих мучений гам научились делать купола из марли. В 1935 году ВВС РККА приняли на вооружение семейство марлевых парашютов — Г-39, Г-40 и Г-41. По размерам они были больше, чем перкалевые для такого же груза, но стоили оченьдешеео. Мешки и короба могли обеспечить десант стрелковым оружием, включая разобранные пушки ДРП и станковые пулеметы, а также боеприпасами, взрывчаткой, продуктами и многим другим. Позднее создали специальную тару для беспарашютного сбрасывания грузов с малых высот и упаковки для хрупкого оборудования, в частности для радиостанций. В Осконбюро ее опробовали, загружая электрические лампочки.

В 1932 году успешно испытали парашютную систему ПД-0 для сброса 76-мм горной пушки обр. 1909 г. Пушка подвешивалась между стойками шасси бомбардировщика ТБ-1, а парашют в коробе цилиндро конической формы крепился на бомбодержателе Дер-13 под фюзеляжем. В том же году на вооружение ВВС приняли систему Г-9. Два мотоцикла «Харлей-Дэвидсон» подвешивались на бомбодержателях под крыльями биплана Р-5. Каждый мотоцикл был заключен в специальную раму и снабжен двумя парашютами, которые связывались через отверстие в центре купола первого и раскрывались один за другим. Позднее в Осконбюро сделали подвеску ПД-М2 для двух «харлеев" с колясками. Ее мог нести под фюзеляжем бомбардировщик ТБ-1. В расчете на этот же носитель спроектировали парашютную подвеску ПД-А для легкового автомобиля -Форд» (или ГАЗ-А). Машина была не совсем обычная. Во-первых, в Осконбюро ее переделали в пикап, в кузове которого монтировалась на треноге ДРП. Во-вторых, автомобиль получил усиленные рессоры, колпаки на колеса и обтекатель перед радиатором. От мотоциклов и автомобилей перешли к бронетанковой технике. В 1932 году изготовили образец системы Г-43 (ПД-Т) для сброса с парашютом английской танкетки "Карден-Ллойд* или ее советского варианта Т-27. Поскольку масса танкетки значительно превышала предельно допустимую нагрузку бомбардировщика ТБ-1, ее облепили на 344 кг, сняв все, что можно и даже слив воду из системы охлаждения. Самолет тоже пришлось облегчить. В частности, демонтировали одну из задних турелей и все пулеметы. Кроме того, значительно уменьшили запас горючего. В декабре 1932 года систему ПД-Т испытывали в НИИ ВВС- Она стала прообразом большого количества подобных устройств, предназначенных для десантирования легких танков, бронемашин и автомобилей.

К середине 1930-х годов воздушно-десантные войска превратились в реальную боевую силу. Батальоны особого назначения развернули в воздушно-десантные бригады (сначала они именовались бригадами особого назначения), включавшие артиллерию и танки (по роте легких танков-амфибий). Первой из них стала АБОН (авиабригада особого назначения), расквартированная под Ленинградом, которую начали формировать с января 1933 года.

Каждой бригаде придавались транспортная эскадрилья (12 ТБ-3) и разведывательный отряд на самолетах Р-5-
Был создан широкий ассортимент специального снаряжения, включая подвески для перевозки и сброса тяжелой техники. В 1935 году приняли на вооружение подвеску ПГ-12. Она серийно выпускалась на заводе № 47 в вариантах ПГ-12 (для посадочного десанта) и ПГ-12П (для сбрасывания с парашютом). Всего заказали ЬООта-ких подвесок, но фактически сделали 150. В округа эти подвески поступили к октябрю 1936 года. К ПГ-12 крепи-пась грузовая платформа II1-1 ферменной конструкции, которая позволяла перевозить и сбрасывать с парашютами автомобили, бронемашины, легкие танки или артиллерийские орудия массой до 3 т. К примеру, на платформе можно было закрепить пикап (на базе ГАЗ-А или М-1), -полуторку ГАЗ-АА (с обрезанной верхней частью кабины) или одновременно четыре пушки —две 76-мм полковые образца 1927 г. и две 45-мм противотанковые с передками. Из бронетехники пробовали грузить танк-амфибию Т-37 и броневик Д-12. Скорость ТБ-3 с наружной подвеской уменьшалась на 10 — 20 км/ч. 8 1937 году ПГ-12 модернизировали, приспособив к поздним модификациям ТБ-3. В октябре 1936 года на Медвежьих озерах под Москвой испытали систему по сбросу танков на воду.

Проектирование подвески ТВД-2 и механизма сброса велось в проектно-конструкторском секторе научно-испытательного отдела ВАММ имени Сталина под руководством военного инженера 3-го ранга Ж.Я.Котина. Танк Т-37А сбрасывали на озеро с высоты 5 — 6 м на скорости 160 км/ч. После касания поверхности воды машина прыгала 25 — 30 м. Для предохранения танка при ударе о воду под днищем машины монтировались специальные амортизирующие приспособления. Все они были просты и незатейливы: окованный железом деревянный брус под днищем танка, стальной лист (между ним и днищем наложили еловый лапник) и, наконец, просто связки веток под танком. В первом случае у амфибии промяло днище и вырвало часть заклепок. Около 20 минут она держалась на воде, а потом затонула. Во втором и третьем — танки тонули сразу из-за трещин в корпусе. Идею сочли бесперспективной, и работы по ТВД-2 прекратили. В декабре 1938 года завод "Подьемник» изготовил первую партию подвесок ДПТ-2. Эту конструкцию разработали инженеры Троицкий, Рогов и Зуев. Крепить ее было проще, чем ПГ-12, и на загрузку техники уходило меньше времени. В ассортимент нагрузки вошли танк Т-38, бронеавтомобили БА-20 и ФАИ, бронированный гусеничный тягач -Комсомолец", передвижная радиостанция БАК на шасси пикапа ГАЗ-А. Новая подвеска позволяла перевозить по воздуху грузовик ГАЗ-АА с обычной кабиной и даже трехосный ГАЗ-AAA. В отчете об испытаниях указали, что ДПТ-2 "Обладает большими преимуществами по сравнению со старой подвеской ПГ-12». В 1939 году ДПТ-2 приняли на вооружение.

Между тем рейд воздушно-десантных войск слабо сочетался с возможностями транспортной авиации. Основная ставка по-прежнему делалась на самолеты ТБ-3. которые к тому времени явно устарели. Уже на учениях МВО в 1936 году возникли сомнения в ценности ТБ-3 для высадки воздушных десантов. Поэтому специально для ВДВ разработали военный вариант "Дугласа" — ПС-84К, с дополнительной дверью в левом борту. В коде войсковых испытаний 17 — 18 июня с ПС-84К проводилось десантирование бойцов 201-Й вдбр на аэродроме Рельбицы под Ленинградом. Бойцы покидали самолет через обе двери — левую и правую; на все уходило 12 — 14 секунд. Посадка десанта занимала около полуторы минуты. В выводах отчета записано: -Самолет ПС-84К в десантном варианте значительно лучше самолета ТБ-3..." Из сохранившихся документов следует, что ПС-84К планировали строить специально для ВВС (как с вооружением, так и без) или же переоборудовать в них при необходимости обычные пассажирские машины, заранее предусмотрев такую возможность. Но реально изменения, свойственные модификации "К", внедрили на серийных ПС-84 уже после начала Великой Отечественной войны. Поэтому в последних крупных предвоенных маневрах воздушно-десантных войск в августе 1940 года участвовали только устаревшие ТБ-3. На учениях имитировался захват аэродрома Мигалово под Калинином [ныне Тверь). Привлекались два авиационных полка — 3-й и 7-й тбап. Сначала 26 ТБ-3 высадили батальон па-сашютистое. затем им сбросили грузы с трех Р-5 Один ТБ-3 выбросил на парашютах также два мотоцикла и два грузовых мешка. Парашютисты «захватили» аэродром и начали принимать посадочный десант. С самолетов выгрузили девять танков Т-37А и две артбатареи — 76-мм и 45-мм пушек. Возможно, именно отставание нашей военно-транспортной авиации привело к тому, что, несмотря на накопленный опыт, в Великой Отечественной воине воздушные десанты Краской Армией использовались редко, так же как и переброска по воздуху тяжелого вооружения. В то же время разработанная в 1930-х годах тара для сброса грузов с парашютом широко применялась для снабжения окруженных частей и партизанских отрядов.

К лету 1941 года закончилось укомплектование личным составом пяти воздушно-десантных корпусов численностью 10 тыс. человек каждый. Правда, воздушно-десантными они являлись только номинально, поскольку для их функционирования не хватало ни средств доставки, ни снаряжения, ни даже парашютов! Поэтому зачастую ВДВ использовались в качестве разведывательно-диверсионных подразделений, своего рода спецназа сухопутных войск. Так, в сооруженном конфликте на ХалхинТоле
приняла участие 212-я воздушно-десантная бригада. Во время советско-финляндской войны вместе со стрелковыми частями сражались 201, 204-я
и 214-я воздушно-десантные бригады. Десантники совершали рейды в глубокий тыл противника, нападали на гарнизоны, штабы, узлы связи, нарушали управление войсками, наносили удары по опорным пунктам.
Первый же настоящий боевой десант советские ВВС высадили во время вступления Красной Армии в Прибалтику. В Литве и Латвии действовала 214-я воздушная бригада. 16 июня
1940 года 63 ТБ-3 перебросили на аэродром под Шяуляем первую волну десанта — 720 человек. Каждый самолет брал от 16 до 24 человек плюс два-три мешка ПДММ. Перевезли также 160 пулеметов и 36 минометов. От Шяуляя десантники двинулись на броне танков в Латвию.

С началом Великой Отечественной войны все пять воздушно-десантных корпусов участвовал» в ожесточенных боях с захватчиками на территории Латвии, Белоруссии, Украины. В ходе контрнаступления под Москвой для содействия войскам Западного и Калининского фронтов в окружении и разгроме вяземско-ржевско-юхновской группировки немцев в начале 1942 года была проведена Вяземская воздушно-десантная операция с десантированием 4 вдк (командир — генерал-майор А.Ф.Левашов, затем — полковник А.Ф.Казанкин). Эта операция вошла в историю как самая длительная операция такого рода. Ее началом считают 27 января, окончанием — 28 июня 1942 года. Выброска отрядов парашютистов производилась на Вяземском направлении и проходила в несколько этапов. С 27 января по 2 февраля, за шесть суток, удалось сбросить чуть более двух тысяч человек. Однако из-за больших потерь во время сброса и ошибок с местами высадки к решению боевой задачи смогли приступить только 1320 человек. Следующий десант высадили в ночь на 23 февраля, на этот раз удалось сбросить более 7 тыс. человек. Правда, в результате обстрела немецким истребителем прямо в самолете погиб командир 4-го воздушно-десантного корпуса генерал-майор В.Ф.Левашов. Парашютисты должны были вести наступление с тыла на немецкие части, с целью захвата рокадной железной дороги Вязьма — Киров и выхода к Вязьме, Дорогобужу, Юхнову. Им противостояли не менее пяти пехотных полков противника, занимавших укрепленные позиции, у них имелась артиллерия и авиационная поддержка.

Без тяжелого вооружения, не имея численного превосходства, части корпуса продвинулись в ряде направлений на 20 — 22 км к линии фронта. Но поскольку советские войска не смогли развить успешное наступление с другой стороны, с 1 марта десантники. понесшие к тому времени значительные потери, вынуждены были перейти к обороне. Фронт обороны составлял примерно 35 км, в строю оставалось около трех тысяч человек. Жестокие бои шли с переменным успехом с марта по коней апреля. В мае остатки корпуса начали прорываться к своим войскам, что им и удалось осуществить 21 — 28 июня.

Вяземская и другие воздушно-десантные операции показали, что шансы на успех при высадке в тылу врага имеют только небольшие диверсионные подразделения. Чем крупнее десант, тем труднее ему решать оперативно-тактические задачи. Поэтому летом 1942 года все 10 воздушно-десантных корпусов были преобразованы в гвардейские стрелковые дивизии.

До конца войны имела место еще только одна попытка высадки крупного парашютного десанта — в ходе Днепровской наступательной операции. В период с 25 по 28 сентября 1943 года между Черкассами и Ржищевом десантировались 4,5 тысячи человек. Вследствие ряда ошибок район их сброса составил по площади 40x70 км вместо планировавшихся 7x10 км. В боях, но не наступательных, а оборонительных, оказались задействованы лишь 2,3 тысячи человек, действовавших несколькими десятками разрозненных групп (самая большая — около 600 человек). Примерно 1,2 тысячи ушли к партизанам, остальные либо погибли, либо попали в плен. Этот десант провалился еще в большей мере, чем Вяземский.

Ставьте 👍 Буду признательна за вашу подписку!

Спасибо за внимание