Судью Дедова в России не ждут

Когда я готовил пост о проигранном в Европейском суде по правам человека деле о гей-парадах, то обратил внимание, что решение было принято единогласно. То есть, судья от России Дмитрий Дедов, который входил в жюри, проголосовал против своей страны. Дезориентировало меня то, что он написал так называемое «особое мнение».

Cудья ЕСПЧ от России Дмитрий Дедов. Фото ТАСС.
Cудья ЕСПЧ от России Дмитрий Дедов. Фото ТАСС.

Тут надо сразу оговориться, что судьи ЕСПЧ, откомандированные в Страсбург, адвокатами своих стран не являются. Они избираются на девять лет (переизбираться вторично не могут) Парламентской ассамблеей Совета Европы из трех кандидатов от каждого государства – члена этой организации. И должны участвовать в работе суда не как представители государств, а лично, то есть, являются независимыми от позиции представляемой страны.

Дмитрий Дедов попал в Страсбург шесть лет назад, значит, срок окончания его командировки — 2021 год. После чего он должен, по идее, вернуться на родину. Во всяком случае, его предшественник Анатолий Ковлер именно так и поступил. В Европейском суде по правам человека он запомнился как довольно жесткий и умный юрист, настойчиво, но элегантно отстаивающий наши принципы.

По всей видимости, Дмитрий Дедов решил строить свою карьеру на Западе, а не в России — так тоже можно. Я пришел к этому выводу, прочитав его «особое мнение», часть которого опубликовал Коммерсант. Напомню, Европейский суд по правам человека в деле «Алексеев и другие против России» постановил, что у российских геев были нарушены право на свободу собраний, на эффективное средство правовой защиты и на право не подвергаться дискриминации.

Итак, мнение судьи от РФ:

«Я считаю, что компромисс и социальная гармония могли бы быть найдены на основе взаимного уважения прав человека и, в частности, прав меньшинств, которые не стремятся продвигать свой собственный образ жизни, а скорее добиваются признания своих гражданских прав, их уважения и защиты со стороны государства. Я имею в виду право создавать семейные отношения, отличающиеся от обычного понимания союза между мужчиной и женщиной. Юридическое признание таких партнерских отношений может стать отправной точкой для защиты всех других потребностей, обычно возникающих между членами семьи».

Откровенно говоря, я так и не понял, в чем заключается «особенность» его мнения. Такое же точно, как и у остальных судей, участвовавших в процессе. Создается впечатление, что Дмитрий Дедов, проголосовав, как настоящий европеец, решил спрятать свою реальную позицию за витиеватыми формулировками, чтобы не поссориться с российскими властями. Прямо скажем, спрятать не получилось — оскал либерала, всем сердцем разделяющего все причуды Запада, торчит из каждой буквы.

Подобная точка зрения, безусловно, существует — в Европе, но не в России. Дома мы тут все больше по старинке браки заключаем, между мужчинами и женщинами. И менять ничего не собираемся. Имел ли право Дмитрий Дедов, бывший судья отечественного арбитражного суда и вообще человек вроде бы системный, высказывать мнение, отличное от мнения российского общества?

Безусловно. Он независим, как я уже говорил.

Просто для сведения: нашим настоящим «адвокатом» в ЕСПЧ является уполномоченный Российской Федерации при Европейском суде по правам человека – заместитель Министра юстиции РФ, который назначается указом президента. Вот ему-то по должности и положено отстаивать интересы страны.

Дмитрий Дедов отстаивать их не обязан. Но, согласитесь, «особое мнение» производит впечатление совершенно дикое. Однако модное в нынешней толерантной Европе.

Из чего я и сделал вывод, что возвращаться домой он не собирается, а попытается закрепиться в Старом Свете и уже там продолжить свою карьеру.

Есть только одна проблема: Старому Свету он интересен только в должности судьи ЕСПЧ от России. Как только его полномочия истекут, этот интерес, естественно, пропадет.

Понимает ли Дмитрий Дедов, что ему все равно придется возвращаться в Москву? Пока, видимо, нет, раз он так старается выглядеть своим в доску для своих западных коллег и потенциальных работодателей.

Я ничего не имею против, если он там и останется. Но если помыкается, а потом вернется и станет претендовать на какую-нибудь высокую должность, буду категорически возражать. И подниму волну.

А вы мне поможете ее разогнать, верно ведь?