Насяяяльнике мана, сказаль зиделать до утра мана

Сейчас на наших стройках работают наши «братья» их наших «братских республик». И зачастую они любят работать ночью. Может потому что их обязывает «насяльнике», так как есть сроки сдачи объекта, и надо успеть, может потому что сейчас жарко, а ночью попрохладней: но мне пофиг, по большому счету, почему так происходит, меня беспокоит сам факт этого явления.

Почему? А потому что я, придя домой уставший после работы хочу отдыхать, а у меня за окном мой «брат» херачит отбойным молотком в десять часов вечера, и этому «брату» похер, что я устал, что меня не волнуют сроки сдачи того, что он так упорно хочет быстро построить, а так же, не волнует что ему жарко днем, или еще что. Потому что существует закон, что херачить отбойным молотком можно только до семи вечера, а после семи нельзя, и он должен его соблюдать. Но ему пофиг на это, и, в принципе, его я понимаю, его не волнуют мои проблемы, так же как и меня, его. Ему надо зарабатывать деньги, чтобы его жена и 16 детей не умерли с голоду в его прекрасной стране, в которой у него нет работы. А не понятно мне следующее: Почему это никого кроме меня не волнует?

Я позвонил своему товарищу, и пожаловался на проблему. Знаете, что он мне сказал? Он мне сказал, что надо потерпеть, им же надо строить, люди же ждут квартиры. То есть я должен проблемы владельца строительной кампании, у которого сроки, должен понять проблемы людей которые ждут квартиру, и потерпеть. Но почему-то мои проблемы понять никто нехочет.

И я задумался, что ведь так думают, как мой товарищ, многие. И не только относительно строителей. Мы терпеливый народ, мы многое терпели, терпим, и будем терпеть. Мы очень удобный народ для таких вот владельцев строительных компаний, для такого вот правительства, для всех непорядочных и плохих людей, которые думают только о себе.

Почему так сложилось, почему так произошло, когда это началось, что нас превратили в терпилу? Почему никто не отстаивает свои права, никто не жалуется, даже никто не делает замечания тому, кто нарушает его права и покой?

Но я терпеть это безобразие не смог. Я вышел на балкон и закричал:

- Эй, строитель, давай ты уже перестанешь долбить.

На что он мне ответил:

- Мне надо работать, потому что насяльнике сказал сделать эта работа до завтра.

- Слушай, мне похер что сказал твоя насяльнике, по закону в это время шуметь уже нельзя, и если ты не прекратишь, то я вызову полицию.

При слове полиция, этот строитель насторожился, с документами то у него наверняка не все в порядке, и долбить перестал. И на следующий день тоже не долбил. Видимо пошел делать документы, чтобы можно было долбить круглосуточно, и не бояться, что какой-то там мудак вызовет полицию, и у него будут неприятности.

И я вот думаю, такое происходит у нас постоянно. Эти наши «братья-строители» постоянно нарушают наш покой. Они каждое утро в шесть часов херачат кувалдой по какому-то металлическому корыту, так что в окнах трясутся стекла. Они долбят в десять часов вечера отбойным молотком, и все молчат. Почему? Почему я ни разу не услышал: «Эй, ты, какого лешего ты стучишь кувалдой в шесть утра, когда мои дети спят?» Все способны только на то, что могут посетовать друг другу, и на этом все заканчивается. Мне не понять, откуда у всех столько терпения, или страха, чтобы этому беспределу как-то противостоять?

У меня нет столько терпения, как у моего товарища, и тысяч людей, терпеть подобное безобразие, и я иногда хоть как-то на это реагирую, но что я один могу сделать! Наверное, и мне придется привыкать быть терпилой. Но я, скорее всего не смогу, да я не смогу, я по мере сил и возможностей буду реагировать на такие вот безобразия. Чего и вам желаю!