Там вдали за рекой, Эрнест Хемингуэй

3,8k full reads
4,9k story viewsUnique page visitors
3,8k read the story to the endThat's 78% of the total page views
1,5 minute — average reading time
Там вдали за рекой, Эрнест Хемингуэй

Вообще-то роман называется "За рекой, в тени деревьев". Но почему-то у меня всегда всплывает эти строки из песни про Гражданскую войну в России. Может быть, это из-за последней фразы тяжело раненного генерала американской армии южан, которая использована в названии - "Переправимся через реку и отдохнем в тени деревьев". Звучит грустно и понимаешь, что этот отдых уже не закончится никогда, как и для бойца-буденовца из нашей песни. И в том, и в другом случае дело происходит во время Гражданской войны.

Возможно, ещё потому у меня такие ассоциации, что в этом романе писатель говорит о своём отношении к русским. Главный герой книги - полковник американской армии, пехотинец,  который прошел две мировые войны. Собеседник спрашивает его:

- Как вы относитесь к русским, полковник, если это конечно, не секрет?

- Говорят, это наш будущий враг. Так что мне, как солдату, может, придется с ними воевать. Но лично мне они очень нравятся, я не знаю народа благороднее, народа, который больше похож на нас.

Написана эта книга стариной Хэмом в 1950 г.  На мой взгляд, не самая лучшая его вещь. Лучшие свои романы Хемингуэй написал в 20-х и 30-х годах. "Фиеста", "По ком звонит колокол" и "Прощай, оружие" я перечитывал по второму и по третьему разу. А вот "За рекой, в тени деревьев", перечитывать не стану.

Впрочем, нет, сказал неправду. Возможно и такое когда-нибудь случится. Это может произойти в двух случаях.

Первое - если я вдруг влюблюсь в юную красавицу и эта любовь будет взаимной. Именно такая романтическая история лежит в основе книги. Любовь 50-летнего полковника американской армии и 19-летней венецианки. Грустно, сентиментально, светло и трагично. В конце романа кто-то умрет, без этого у Хемингуэя не бывает. Тем, кто любит такие истории про возвышенную и безысходную любовь, им  понравится.

И второй случай, когда бы я снова взял в руки эту книгу, - это если бы я снова собрался в Венецию. Почти вся история происходит в этом замечательном и странном городе, в котором я был единственный раз в 2012 году. Хемингуэй с такой любовью и знанием описывает улицы, площади, дома и каналы, что я, читая роман, пожалел, что прошел мимо этой книги перед поездкой в Венецию. И если опять туда соберусь, то заранее составлю маршруты, по которым ходил полковник Кантуэлл и пройду по ним с книгой в руках.

На фото: венецианские гондольеры.
На фото: венецианские гондольеры.
На фото: венецианские гондольеры.
Думаю, эти улицы нисколько не изменились с той поры, когда тут бродил Хемингуэй.
Думаю, эти улицы нисколько не изменились с той поры, когда тут бродил Хемингуэй.
Думаю, эти улицы нисколько не изменились с той поры, когда тут бродил Хемингуэй.
Обшарпанные и облупленные фасады - это венецианский шик.
Обшарпанные и облупленные фасады - это венецианский шик.
Обшарпанные и облупленные фасады - это венецианский шик.
А это я в каком-то переулке, где с трудом разойдутся два человека.
А это я в каком-то переулке, где с трудом разойдутся два человека.
А это я в каком-то переулке, где с трудом разойдутся два человека.