Как русский майор генералу НАТО нос утер

На экраны страны вышел боевик режиссера Андрея Волгина «Балканский рубеж». Картина посвящена секретной операции по захвату аэродрома Слатина в Косово во время войны НАТО против Югославии. Эти события стали самым опасным обост­рением отношений между Россией и Западом со времен Ка­рибского кризиса. И одним из их участников оказался пензяк.

В июне 1999 года дерзкий рейд совершил батальон ВДВ, которым командовал наш зем­ляк майор Павлов. За сутки до выхода Сергея Васильевича вы­звали в штаб бригады и объяви­ли секретный приказ о марше на Косово. Солдатам предстояло пройти 620 км и к утру захватить аэродром Слатина.

Ночью в подготовленную тех­нику загрузили патроны и сна­ряды, проверили связь. Вместе с батальоном уходил и генерал- майор Виктор Рыбкин. Бойцам он сказал: «Главная наша цель — не уронить престиж России. Я прошу вас о полной самоотдаче, исполнительности и осторожности».

К этому времени наши рас­полагали достоверной инфор­мацией: передовые подразде­ления войск НАТО уже перешли границу Югославии. Надо было спешить — десантникам пред­стояло пройти куда большее расстояние. А цель и у тех и у других одна — Слатина.

...Миновали Белград. Дальше двигаться все сложнее. Шоссе за­бито колоннами сербской армии, уходящей из Косово. Военные не скрывали слез, приветствуя русских. Они покидали родную землю, политую кровью не одно­го поколения. Смогут ли они ко­гда-нибудь вернуться? А в натов­ских штабах царила неразбериха. Американскому генералу Кевину Бернсу, курировавшему Боснию и Герцеговину, влетело по первое число. У него под носом к страте­гически важному объекту движет­ся целый батальон! В эфире исте­рика: «Русских нужно опередить любой ценой!»

Вот и Приштина. «Такого ли­кования я не видел никогда в жизни. Два часа ночи. На улицах города все население — от мала до велика, — вспоминал пен- зяк. — Кругом взрывы петард. Народ рукоплещет и машет на­шими флагами. Женщины вста­ют на колени и целуют броне­технику...»

К Слатине наши прорвались с разных направлений, преодо­левая ожесточенное сопротивление непримиримых албанцев из «Освободительной армии Косово». Первым на юго-восто­ке аэродрома оказался взвод старшего лейтенанта Николая Яцыкова. Вскоре здесь должны были появиться англичане. Сер­гей Павлов приказал бойцам зарыться в землю и держаться. Доклады пошли косяком: взя­ты взлетно-посадочная полоса, здание аэропорта, склады, под­земные коммуникации, пункты электроснабжения. К пяти утра объект был наш!

От усталости солдаты вали­лись с ног — не спали двое суток. Но расслабляться нельзя: с ми­нуты на минуту ожидали натов­цев, а что у них на уме? «Ровно в восемь они и пожаловали, — рассказывал Сергей Евгенье­вич. — Яцыков вышел на связь и сообщил, что боевое охранение англичан пытается прорваться на аэродром. Я поехал им навстре­чу. Вижу, мой старлей поставил поперек дороги бэтээры, не давая супостатам двигаться вперед. Представляюсь натовскому бригадному генералу и веду его к Рыбкину».

Если бы не бывшие «братья» по соцлагерю Болгария и Польша, закрывшие воздушный ко­ридор, подкрепление к нашим десантникам прибыло бы в Слатину в тот же день. Ну да Бог с ними, с ренегатами. Рано или поздно история все расставит по местам. Главное, что после это­го рейда Россия, которую НАТО уже и в расчет не брало, полу­чила в Югославии свою зону от­ветственности. Правда, это уже совсем другая история.

В фильме «Балканский ру­беж» сыграл уроженец села Дуб­ровки Спасского района Сергей Марин. Его герой — один из бой­цов спецгруппы Илья Слащев по кличке Слащ. Нам удалось свя­заться с артистом и задать ему несколько вопросов.

— Когда прислали сценарий, я сразу же проникся драматиз­мом тех событий! — признал­ся Сергей Марин. — И принял предложение пройти пробы не раздумывая!

— Как готовились к такой сложной в плане физподготовки роли?

— Серьезно тренировался (в том числе с оружием), работал с постановщиками драк и трю­ков. Хотя я еще не успел поза­быть навыки, полученные после сериала «Крепость Бадабер».

Но дело было не только в физподготовке. Я изучал материалы о той войне, прочитал множество статей, посмотрел много видео­хроники. Полезным оказалось и общение с актерами из Сербии, которые еще детьми пережили ту трагедию, натовские бомбар­дировки.

— Как проходили съемки «Балканского рубежа»?

— Все как обычно — смена продолжалась 12 часов. Грим- костюм, обсуждение, репети­ция, «Мотор! Камера!», погна­ли. Нашу группу на съемочной площадке консультировал пол­ковник ФСБ. К тому же мы зна­ли, что одним из консультантов фильма является глава Респуб­лики Ингушетия Юнус-Бек Евку­ров. Еще майором ГРУ он прини­мал непосредственное участие в событиях, о которых рассказы­вает «Балканский рубеж».

Основные съемки проходили в Крыму, где художники построи­ли декорации аэропорта. Была и небольшая экспедиция в Сербию — там снимались улицы, натур­ные площадки, кафе.

— Что вам особенно за­помнилось на съемочной площадке?

— Запомнились прежде всего люди, с которыми мне посчастливилось работать. К примеру, Равшана Куркова иг­рала снайпершу, но очень боялась высоты. А ей по сценарию то и дело приходилось занимать позицию на деревьях, скалах, крышах...

Милошу Биковичу отстре­лянная гильза попала в лицо и едва не рассекла бровь. Гойко Митич, легендарный Чингачгук времен СССР, в свои 78 лет все трюки выполнял без дублера. А наш главный пиротехник Миша Марьянов каждый раз, когда нас инструктировал, утверждал, что все будет хорошо. Но когда он отгонял всех на безопасное рас­стояние, то сам почему-то ухо­дил еще дальше — раза в три.

С пиротехникой шутки плохи. В один из дней наш оператор Вя­чеслав Лисневский не рассчитал и под ним взорвался пиросна­ряд. К счастью, ему ничего не оторвало, но все, кто были ря­дом, перепугались так, что уже не до шуток стало.