Book: «Дети мои», Гузель Яхина

Судьба поволжского немца Якова Баха, почти стороной обошедшая годы революции, гражданской войны, первых и вторых советских лет (почти, потому что в конце 1930-х нельзя было остаться в стороне ни от чего), похожа на сказ. Вырастающая как диковинные растения история любви школьного учителя маленького немецкого городка на Волге, его заточение на хуторе с любимой женщиной (а потом и дочкой, а потом еще и с непонятно кем киргизской наружности), его сказкописательство поневоле текут по страницам, как широкая-преширокая мудрая река и доставляет прямо-таки съедобные ощущения вкуса слов, фраз, предложений, абзацев. Поэтому первое за что, надо читать новый роман Яхиной – это за вкус.

Выбранные для романа годы действия с самого начала означают печальный финал (а присутствие в романе самого Сталина усиливают это предчувствие), но Яхина так добавляет солнышка в темные воды Волги (по которой туда-сюда ходит Бах, с хутора в город и обратно), так описывает радость малышки Анче от игр с новым другом, так очевидно сама радуется успехам маленькой Советской социалистической немецкой республики, что поневоле надеешься, что, ну, не всех же снесло мощным сталинским серпом, может, Баха с его детьми минует? И читаешь, читаешь дальше – с надеждой.

Если в «Зулейхе» (https://t.me/peresmeshniki/38) Яхина жестко резала сердце читателя на части, то в «Детях моих» она то сжимает рывком до дикой боли (времена-то дикие, насильничьи), то отпускает и чуть поглаживает, да так, что от той же боли уже сладко. Выдерживая такую амплитуду страдания и счастья на протяжении всего романа, меня одна из лучших авторов российской литературы сегодняшнего дня заставила закрыть книгу со слезами и верой. Не очень понимаю во что, но точно с верой.

Мой личный рейтинг: 8/10